Першерон

Отрывки из книги "О лошади" С.П. Урусова, которая до сих пор не потеряла свою актуальность, хотя и была написана в XIX столетии.

 

Першерон (см. отдельный рис.*), о котором писал Шарльдю-Гэ, что ему „принадлежит будущее", получил свое название от бывшего графства Ла-Перш, составлявшего на протяжении 60 квадр. миль среднюю часть департаментов Орн, Эр-э-Лоар, Лоар-э-Шер и Сарт. Почва в этих округах состоит из глины на юрском известняке. Песчаный грунт встречается только в виде исключение и то на возвышенностях. Там, на тучных пастбищах, родина тяжелой возовой лошади, родоначальницы нынешнего першерона.

По преданию, в жилах французской тяжелой ломовой лошади течет восточная кровь. Так ли это в действительности, теперь было бы не легко установить. Евг. Гайо утверждает в своей вышедшей в 1887 году чрезвычайно интересной книге „Les chevaux de trait francais" и утверждает очень решительно, что подобное скрещивание происходило в VIII-м веке и его воздействие заметно еще теперь. Ученый французский ипполог вероятно хочет указать этими словами на явно арабскую форму головы так называемого легкого першерона.

Более определенные данные о восточных скрещиваниях, происходивших в области разведение першерона, находятся в первом томе американской першероно-заводской книги, появившейся еще в 1876 году. Там читаем следующее:

"Незначительные исторические справки, которые могли быть собраны относительно этой расы, указывают на ее восточное происхождение. Некоторые французские авантюристы относят его к 732 году, когда сарацины в числе 300,000 вторглись во Францию под предводительством знаменитого Абдуррахмана. Вследствие совершенного поражение и уничтожение варварских полчищ Карлом Мартеллом на равнинах между Пуату и Туром, много прекрасных арабских и берберийских жеребцов, принадлежавших сарацинам, досталось французам победителям. Скрещивание этих коней с большими сильными кобылами туземной породы, если и не было исходным пунктом прославившейся впоследствии расы, то несомненно много способствовало заложению основание, на котором она позже развилась".

Далее, „сильная примесь восточной крови последовала по возвращении крестоносцев, привезших много прекрасных арабских жеребцов.

Жеребцы были опять-таки в обширных размерах применены к тогда уже превосходному материалу першей и еще больше запечатлели в нем формы и другие характерные признаки арабской расы. Примешивание свежей арабской и андалузской крови после этого происходило еще много лет, с неправильными промежутками. Сеньёр де Мондубло, Готфрид IV, Ротру, граф Маллар, граф де-ла-Перш, граф Роже де-Белльмер и многие другие дворяне оказали большие услуги французскому коннозаводству, постоянно им интересуясь и ввозя племенной материал. Наконец около 1820 года коннозаводским управлением выписаны и в широких размерах употреблены на племя два знаменитых арабских жеребца Godolphin и Gallipoii, оба белой масти".

Что этот Gallipoii, как часто утверждают в Германии, был родоначальником першеронской породы, должно считать сильным преувеличением, так как в 1820 году першерон составлял уже типичную общеизвестную и ценимую породу, которая пользовалась целесообразным уходом.

До 1806 года сохранение и дальнейшее развитие тяжелых французских местных рас, как например булонской, пикардийской, Пуату и др., были предоставлены только влиянию почвы, вскармливание и естественному подбору. С этого же момента в данном направлении действовали и другие факторы. К ним мы причисляем выставку хороших жеребцов поименованных пород во вновь устроенных депо, назначение значительных премий для жеребцов и открытые, благодаря колоссально усилившимся сношениям, случные пункты, которые поставили коневодство на невиданную до того степень развитие и одновременно с этим более или менее сгладили прежние явственные различие между разными местными расами. В 1825 или 1826 году было основано и первое парижское общество омнибусов, под названием „Les Dames Blanches". Так как это общество ремонтировалось исключительно хорошими першеронскими лошадьми, то першерон вскоре сделался обычным явлением на улицах французской столицы. Поэтому французы в этой области коннозаводства и добились таких прекрасных результатов. Колыбелью древней расы были кантоны Мортань, Мондубло и Курталэн. Першерон прежнего времени, однако, очень мало походил на своего теперешнего потомка. Масть его была гнедая, формы менее массивны, а его употребление не ограничивалось только ломовой службой. Позже, под влиянием арабского и бретонского скрещивание, он видоизменился в известного „postier", продуктивность которого еще теперь с энтузиазмом расхваливают старые знатоки лошадей. В настоящее время, во Франции при разведении оксидентальных рабочих пород, стремятся с одной стороны к большей массивности, с другой — стараются дать тяжелому типу, посредством скрещивание с английскою кровью, больше энергии и совкости. Последнее направление коневодства особенно заметно в окрестностях Ножан-ле-Ротру, Мортань и Мэль-сюр-Сарт.

 

ПершеронПершерон    Днепровская Н.

Там, по словам Гайо, мало першеронов, у которых во втором или третьем поколении не могла бы быть доказана благородная кровь. Стремление к величине и массивности исходит от американцев, которые до последнего времени ценили ввозимых к ним во множестве першеронов сообразно их роста и массивности; однако теперь они, по-видимому, пришли к заключению, что более проворная, легкая лошадь заслуживает предпочтения.

Так как американцы назначают за нравящихся им животных, цены, против которых не может устоять мелкий заводчик, то французское коннозаводское управление вынуждено более чем когда-либо в видах предупреждения упадка коннозаводства, устраивать выставки отборных племенных животных и назначать заманчивые премии.

Еще больший успех можно ожидать от изданного под эгидой „Societe hippique percheronne" stud-book'a першеронской расы.

 

По определению этого племенного списка, регистрирование годных. племенных животных ограничивается следующими 44 кантонами: В департаменте Эр-э-Лоар: Ножан-ле-Ротру, Отон, Клоа, Бру, Тирон, ла-Луп; в департаменте Лоар-э-Шер: Друэ, Мондубло, Морэ, Савиньи-сюр-Брэ, Монтоар; в департаменте Л'Орн: Мортань, Беллем, Носэ, ле-Тейль, Рема-лар, Луни, Турувр, Лэгль, Мулэн-ла-Марш, Куртален, ле-Мэль-сюр-Сарт, Перваншер, ле-Мерлеро, Мортрэ, Сэ, Алансон, Базош-сюр-Орн; в департаменте Ла-Сарт: ла-Фрёнэ, Мамер, Маролль-ле-Бро, Бонтабль, Тюффэ, ла-Фертэ-Бернар, Монмирайль, Бильрэ, Сен-Калэ, Булоар, Монфор, ла-Петит-Шатр, ле-Гранд-Люсэ, Баллон, Сен-Па-терн, Бомон-сюр-Сарт.

Вне поименованных здесь кантонов впредь не будет признаваться ни „перш", ни першерон; тем не менее во Франции, повсеместно, считаются настоящими першеронами лошади того типа, о котором здесь идет речь, но выращенные в департаментах Эр и Сен-э-Оаз, так же как в округах Вандом, Блоа и в одной части департамента Лоар.

В первых томах коннозаводской книги помещено 2850 животных. Что среди них найдутся многие, родоначальники которых не все чистого происхождение, в этом конечно не может быть сомнение; но с 1 января 1885 года притязание на место в коннозаводской книге могут иметь только такие животные, чьи родители туда внесены.

Резиденция „Societe hippique percheronne", насчитывающего в настоящее время около 350 членов, городок Ножан-ле-Ротру. В 1884 г. этим Обществом там же был сделан первый опыт выставки лошадей першеронской расы. После того как выставка дала блестящий результат, подобные выставки начали устраиваться ежегодно; на них большая часть отличий до сих пор выпадала на долю департамента Эр-э-Лоар.

Большой подъем в разведении першеронской породы доказывают не только выставленные экземпляры животных, но и высокие, заплаченные за них, цены. Так, между прочим, за удостоенного одного из почетнейших призов жеребца, было заплачено 22.000 фр., а за одну кобылу 18.000. Хотя эти цены и могут считаться, так называемыми, конкурентными ценами, однако цены в 10.000 фр. и выше вовсе не составляют редкости. Многочисленнейшими и лучшими покупателями, были всегда американцы, и что последние, несмотря на несоразмерно большие, а через вывоз еще значительно увеличенные, цены, делают своими приобретениями выгодный дела в Америке, явствует несомненно из заметно возрастающего ежегодно числа американских агентов приезжающих для этой цели во Франции.

Блестящие результаты этих выставок, надежда на публичную награду—(на последней выставке, кроме разных почетных и денежных призов на сумму 17.700 фр., было доставлено для раздачи и много медалей, назначенных Министерством Земледелие, представителями высшей администрации и French Draft Horse Association of America, которое издало тоже stud-book, вывезенных в Америку першеронов) — само собою разумеется благоприятно отозвались на разведении першеронов.

Чтобы перейти теперь к описанию современного першерона, прежде всего, упомянем о том, что представителями этой породы еще в первой половине настоящего столетие являлись три отдельных типа, а именно:

1) Легкий першерон, где имела перевес благородная кровь;

2) Тяжелый першерон, у которого лимфатическая система была преобладающей; (см. отдельный рис.*).

3) Форма средняя между этими двумя типами, заимствовавшая от первого ход, от второго силу мышц (рис. 14). № 1 исчез, №3 значительно сдал количеством и качеством и № 2 проявлял до немногих последних лет сильное стремление вытеснить всякий другой тип. В самое же последнее время обнаружилась реакция и средний по тяжести першерон имеет в виду стать идеалом стремлений заводчиков. Поэтому мы и выбираем для описания першерона образцом последний тип.

Голова першерона, если смотреть на нее спереди, делает впечатление широкой и четырехугольной, смотреть же на нее в профиль, она кажется длинной и узкой. Глаза могли бы быть больше и выразительнее и уши лучше поставлены. Шее коротка и широка, форма загривка удовлетворительна, зато плечо—коротко и круто и предплечье недостаточно мощно. Особенно хорошим строением отличается сильная почечная часть: также и круп, если он не слишком приподнят, едва ли оставляет желать чего-нибудь лучшего. Одинаковой похвалы заслуживают и округлость ребер и копыта, тогда как голени недостаточно мускулисты и грудь могла бы быть шире. Серая масть преобладает. Средняя величина, по измерением Е. Гайо (Eug. Gayot), достигает 1,60—1,65 м., хотя бывают экземпляры и 1,70—1,80 м., во всяком случае, они не из лучших; большею частью им не достает глубины и вышина их поэтому происходит от длины ног. Средний вес взрослого першерона может быть определен в 500 — 550 килогр., но великаны из этой породы весят и 1000 килогр. Темперамент першерона живой, но очень добродушный; достойна внимания его способность бежать рысью, развиваемая ездою и скорой перевозкой тяжестей, особенно если принять во внимание не малый вес самого животного. Для полноты следует еще упомянуть, что в Босе (Beauce) рядом с серыми, попадаются и вороные першероны. Последние ростом в 1,75 м. и весят 1050 кил. Несомненно, это игра случая, так как вороные першероны ведут свое происхождение от серых, северной французской рабочей породы. Своей величиной и весом они обязаны своеобразному питанию, в котором клеверное сено, отруби, мука и масленичные жмыхи играют главную роль. Так как эти колоссы, хотя и очень излюбленные иностранными покупателями, настолько же вялы и лимфатичны, насколько серые энергичны и сухи, то весьма понятно, что один фpaнцyзcкий специалист по разведению першеронов мог воскликнуть: „Разводите вороных лошадей для заграницы, а серых для собственных целей и для родины".

Относительно годности першерона к работе, самые достоверные сведение мы можем почерпнуть, взяв отчеты парижского Общества омнибусов. В одном из них значится:

"Мы скупаем своих лошадей незадолго до истечение 5-го года их жизни. Животные однако до этого времени не остаются праздными. Начиная уже с 18-го или 20-го месяца они должны зарабатывать себе корм, и чем ближе подходит зрелость, тем труднее, продолжительнее и полнее становится их работа, пропорционально которой увеличивается и интенсивность питание".

Перейдя во владение Общества, омнибусная лошадь должна приучаться возить значительную тяжесть скорой рысью и по скверной мостовой, причем ей в Париже попадаются на улице и многочисленные препятствия. Вначале ремонтную лошадь запрягают вместе с более старою, так называемым учителем, Нрав этих животных настолько добродушен, что приучить их к упряжи весьма редко представляет затруднение. Своеволие, которое они вначале проявляют, ничего не значит. Уличный шум, частые встречи с другими лошадьми возбуждают, но одновременно заставляют их всей своей тяжестью налегать на хомут, как будто каждая из них стремится одна везти экипаж. Кучер должен их поэтому обуздывать и стараться действовать на них успокоительно. Упустит он это, — молодое, выбившееся из сил, животное не будет в состоянии проделать после первого конца, второй.

Каждая требуемая от омнибусной лошади работа составляет ежедневно четыре конца (самый короткий из них равняется 3298 м., самый длинный 7832 м.). Само собою разумеется, длина концов играет главную роль в классификации лошадей. В течение первого месяца молодая лошадь делает два конца, только через день "Она приучается дышать", говорят кучера. Возвращаясь с такой работы, она теряет всю свою энергию и так утомлена, что отказывается на весь день от корма. К концу месяца тренировка приводит однако к тому, что лошадь ежедневно может проделывать без труда два конца.

При поступлении ремонтной лошади, ей полагается ежедневная порция в 6 килогр. овса; когда она в состоянии работать каждый день, ей дается 7 килогр. По истечении 3, 4 или 6 месяцев, молодая лошадь в силах уже исполнять требуемую от нее службу, говоря иначе, пробежать конец два или три раза в день, что в среднем составляет ежедневно от 16 до 20 километров. Отдельные экземпляры требуют, однако же, целый год для достижение необходимой силы. Когда лошадь дошла до этого, она получает, соразмерно расстоянию, порцию 8 кил. Такое прогрессивное тренирование дает удивительные результаты. Если не случается какого нибудь несчастие, лошадь работает долго и хорошо. Со временем она становится "Ночной" лошадью, — что составляет особенно тяжелую и требующую превосходного темперамента службу.

В этой должности она пробегает ежедневно 28—30 километров и может отдыхать только каждые 4-й или 5-й день.

Большие требование, предъявляемые в настоящее время к омнибусной лошади, вынудили заводчиков разводить, вместо прежних легких упряжных лошадей, не превышавших ростом 1,55 м., более тяжелых в 1,66 м. Такая лошадь все еще зовется легкой упряжной лошадью, хотя ее строение вовсе не оправдывает этого название и только через систематичное, хотя часто и рискованное, тренирование она достигает возможности исполнять работу легкой упряжной лошади.

По наблюдением Омнибусного Общества, опыт которого не мешает заводчикам иметь в виду, жеребец хуже переносит трудности тяжелой службы, а мерин лучше, кобыла же занимает среднее место между обоими. Так как 50% состава лошадей названного Общества состоят из першеронов, все вышесказанное относится, значит, главным образом, к этой породе.

Что же касается до заводского воспитания, то и в Перше (Perche), как и во всех французских центрах коннозаводства, царит строго проводимое разделение труда. Окрестности Nogent le Rotrou и Chateau-dun представляют, напр. "pays de juments" — страну, где специально воспитываются кобылы. Тоже самое относится и к кантонам Montdou-bleau, Courtalin, Mortagne, Bellesme и Saint-Calais, где после Sanson рождается самое большое число жеребят першеронской породы. Дальнейшее воспитание происходит напротив в департаменте Eure et Loire. Кроме того, в Шартрскую равнину ежегодно ввозится масса жеребят всевозможного происхождения. Как значителен должен быть этот ввоз, видно из того, что только одна десятая часть всех воспитываемых в Перше жеребят имеет законное право на название першерона, остальные же происходят из Бретани, Пикардии, Булони или Пуату. Этих извне ввезенных животных правильно называют "Першеризованными", т. е. лошадьми превращенными по употребительному в Перше способу ухода и кормление в першеронов. Illiers составляет центр коннозаводства в Перше и Босе. Там-то и происходят основанные для улучшения першеронской породы рысистые состязания.

Выкармливание идет обыкновенно следующим образом: жеребята проводят первые 6 — 7 месяцев после рождение частью на траве, частью в конюшне. С сентября по декабрь их сразу отнимают от маток и продают "eleveur'aм". После проведенной ими в конюшне следующей зимы, весной они переходят на клеверные или медунковые пастбища, или же на обыкновенные луга, где и остаются до конца лета, после чего снова переводятся на конюшенный корм, из сухого клевера, медунки, отрубей, муки и т. д. Как только молодые животные достигнут 15 или 18 месячного возраста, они должны легкой работой заслуживать свое пропитание. До этого времени они мало или даже вовсе не получают овса, с этих же пор большинство заводчиков прибавляют от одного до 2-х гарнцов овса к их обильному сухому корму из сена и соломы, заменяемому с мая по июль свежей зеленью.

Впоследствии увеличиваются и порции овса. До своего 4-го и 5-го года першерон исполняет все случающиеся сельскохозяйственные работы и служить тоже упряжной лошадью для одноконной таратайки своего владельца. Но наконец приходит час, когда его продают или торговцу, или иностранному любителю.

Из этого краткого очерка видно, что обильный, сочный корм и своевременная работа составляют основание воспитание, дающего как настоящему першерону, так и „першеризованной", если можно так выразиться, лошади характерные стати и особенности. Ясно, что подобное вскармливание вовсе не требует безусловно местных условий Перша. Отсюда легко понять, почему известный французский заводчик позволил себе сделать следующее заявление: „Дайте мне хороший паддок и отруби, и я берусь всюду, даже посреди Лимузена, развести першеронов". Нам приходилось слышать даже такую поговорку: „Loin de la Perche, mais avec du son, on peut elever un percheron". Во всяком случае, здесь нельзя упустить из виду, что в Перше созданы самой природой все условие для разведение тяжелой лошади, такая порода имела там всегда свою родину и таким образом не только почва, корм и климат, но и иппологические традиции и имеющиеся в местной породе основание, наперебой облегчают заводчику его задачу.

10.jpg (4773 bytes)

Туманы Нормандии   Днепровская Н.

Таким образом не так легко, как кажется получить действительно чистого першерона. Из нашей личной практики мы должны сказать, что для улучшение крестьянской лошади мы не считаем „першеронизованного жеребца" пригодным, все виденное нами до сих пор оставляло желать очень многого и в том мы склонны видеть недостаточную константность этих производителей.

У нас „чистых" першеронов разводить М. Ф. Петрово-Соловово в Тамбовской губернии и Хреновский Государственный завод, где имеются выдающиеся экземпляры лошадей, которыми любовались знатоки на Всероссийской Конской выставке в Москве 1910 года; в других же местах нам приходилось видеть только метисов и далеко не всегда удачных. В Германии широко пользовались першеронской кровью (в прирейнских провинциях и Саксонии) для улучшения массы, но результаты были не удовлетворительны. В Америке першерон занимает первое место между холоднокровными расами, преимущественно потому, что его аллюры живее, чем у клайдесдаля или шайра, копыта прочнее, щетки под бабками не столь развиты. С 1876 г. ассоциация „The American Breeders Association" в Чикаго издает студ-бук першеронов, в 5 первых частях которого записано 14 тысяч лошадей, потомство выводных производителей.

 

*К сожалению в источнике мы не нашли рисунков. Иллюстрации добавлены нами. СИРИН, Ред. сайта

Источник информации: http://loshadi.ru/

 

 

Назад

На головную портала

 

Ваше время - наша работа!

 

Парусники мира. Коллекционные модели

Рассылка объявлений на доски

РУССКИЕ ХУДОЖНИКИ  ***   RUSSIAN ARTISTS

 

 

 

Русский романс. Романсиада

Только подписка гарантирует Вам оперативное получение информации о новинках данного раздела


Желтые стр. СИРИНА - Новости - подписка через Subscribe.Ru

Copyright © КОМПАНИЯ ОТКРЫТЫХ СИСТЕМ. Все права сохраняются.
Последняя редакция: Январь 18, 2010 13:55:46.

SpyLOG