Шымкентский прорицатель

 

“Я, Грабовой Григорий Петрович, родившийся 14 ноября 1963 года в поселке Богара Кировского района Чимкентской области Казахстана, заявляю, что я, Григорий Грабовой — второе пришествие Иисуса Христа”. Такое заявление появилось в ряде российских СМИ в конце ноября, в частности, в газете “Известия”. Внимание привлекает даже не столько амбициозность высказывания целителя и предсказателя, сколько то, что Григорий Грабовой — наш земляк. Корреспондент “КП” отправилась на его малую родину.

Домосед

Семья Григория Грабового

Семья Григория Грабового - Фото из семейного архива

На тихой улочке, ведущей за околицу поселка Асыката, стоит ухоженный дом, в котором живет мама Григория Грабового — семидесятилетняя Людмила Ильинична. Осенью 1963 года в него из районного роддома привезли маленького Гришу. Главный бухгалтер местной автобазы и ее муж, механик этого же предприятия, строили дом целых три года и успели-таки завершить к рождению сына. Дочь Валентина уже пошла в первый класс, так что своя нянька в доме была. Да и бабушка Клавдия Ивановна не могла нарадоваться на своего внука, охотно взвалив на свои плечи заботу о нем.

— Мы из дворянского рода, — рассказывает Людмила Ильинична. — Моя мама родилась в 1893 году в Казахстане в семье переселенцев. Когда пришла Советская власть, нас раскулачили. Моего отца и брата посадили в тюрьму, а брат, офицер, сбежал в Турцию. Его следы так и потерялись. Нас тут же выселили из дома, конфисковав все имущество. Тогда мы жили в Капланбеке. Сейчас в нашей усадьбе располагается техникум. Мама со мной на руках отправилась в Ташкент, к знакомому батюшке военного собора. Она была очень набожная женщина, имела прекрасный голос и пела в церковном хоре, параллельно учась в гимназии. Это была очень образованная женщина, и то, что мои дети выросли такими грамотными, — всецело ее заслуга. Я ведь сорок лет главным бухгалтером проработала, с утра до вечера на работе, детьми заниматься особо некогда было. Именно моя мама была для Григория и подружкой, и другом. Он не ходил на улицу, как это делают все дети. Все время находился дома с бабушкой, разговаривал с ней, читал книги. К нам в дом никогда не приходили его сверстники, и Гриша ни к кому не ходил, пока уже не пошел в старшие классы учиться в школу имени Горького.

Узнав, зачем из Шымкента к ней пожаловали журналисты, хозяйка засуетилась, собирая на стол угощение, неустанно приговаривая, что она-де старая, ничего не помнит, да и что она может рассказать о собственном сыне.

— У нас разница в семь лет, но я никогда не считала брата за младшего, — пришла на выручку Валентина Петровна, приехавшая из Ташкента навестить маму. — Он с малолетства был настолько серьезным, взрослым и ответственным, что, скорее наоборот, это он мне всегда помогал. Моя первая дочь Оксана выросла практически у него на руках. Как сейчас помню, в седьмом классе ему предложили стать комсоргом, а он отказался, сославшись на то, что ему надо Оксаной заниматься. Став после окончания школы студентом факультета прикладной математики и механики Ташкентского государственного университета, он возил ее на занятия художественной гимнастикой. Именно ей он доверял свои тайны, да и с его будущей женой первой из нашей семьи познакомилась именно моя старшая дочь. А еще брат с детства очень терпеливый. Как-то пришел с улицы и спокойно так говорит: “Валя, я руку сломал”. “Да ладно, не обманывай”, — ответила я. Оборачиваюсь, а рука действительно как плеть висит. Мне плохо стало, а он невозмутим. Тогда ему было тринадцать лет. Брат занимался музыкой и спортом. Отжаться сто раз подряд на турнике, стоявшем в нашем дворе, для него не составляло труда.

Профессор

— Григорий? Грабовой? Конечно, помним, это же наш лучший ученик, — учительская школы-гимназии “Женис” мгновенно превратилась в улей. Сюда, на тот момент в школу имени Горького, Григорий пришел в девятый класс, закончив восьмилетнюю школу имени Абая, располагавшуюся поближе к дому. Педагоги наперебой стали делиться своими воспоминаниями.

— Мне Гриша запомнился тем, что никогда на уроке не поднимал руку, — говорит учительница физики Галина Темиралиева. — А спросишь, всегда даст исчерпывающий ответ. Он запросто решал неординарные задачи. Специально для него на контрольные работы я готовила отдельный вариант. Не зря ведь в школе его называли профессором. А еще потому за ним такая кличка закрепилась, что у него был портфель, с какими ходят преподаватели вузов. Там всегда было все, что необходимо на уроке. Столь собранные и ответственные дети, поверьте, явление очень редкое. Парень был очень скромный, воспитанный, а поведение — просто безупречное. Никто не скажет, что он хоть раз был груб или несдержан.

Григорий Грабовой окончил школу с серебряной медалью. В аттестате стоит только одна четверка — по русскому языку. При всей его блестящей подготовке институт дался ему нелегко. На первом же экзамене по математике он получил четверку. И тут же написал апелляцию в приемную комиссию с просьбой позволить пересдать ему экзамен. На комиссию пришел сам ректор, чтобы посмотреть на столь упорного юношу. Переэкзаменовка закончилась блестяще, и осуществилась мечта стать студентом университета. У классного руководителя Людмилы Салтаевой сохранилась анкета, которую Григорий Грабовой заполнил в десятом классе накануне выпуска. Короткие ответы на простые вопросы: поступлю в институт, люблю физику и математику, люблю заниматься шахматами и петь под гитару. Классный руководитель характеризует своего ученика только в превосходной степени.

— Класс мне достался сложный, — вспоминает Людмила Константиновна. — Часть детей была из нашей школы, а часть пришла из восьмилетки. Горьковцы пытались верховодить и навязывать свои правила. Я старалась сдружить их, сформировать коллектив. На это у меня ушел целый год. Абайцы оказались очень сильными детьми и смогли завоевать авторитет, и только после этого в классе установился мир. Среди новичков Гриша выделялся своей застенчивостью и уравновешенностью. Все больше молчал, при этом внимательно слушал и рассматривал собеседника. Он умудрился стать душой компании. Возможно, ему удавалось это потому, что он играл на гитаре, увлекался музыкой, и именно в тот год на смену школьным вечерам пришли дискотеки. Он так увлеченно рассказывал о музыкантах, новых направлениях в искусстве.

Ребята его уважали и подчинялись ему. Если в классе возникал какой-то конфликт, он старался всех успокоить. Вставал, не спеша ставил ноги на ширине плеч. Руки складывал в замок на животе, выжидал наступления полной тишины и начинал говорить, убеждая всех, что случившееся не так уж важно, надо просто взглянуть на происходящее совсем с другой стороны. Удивительно, но покой воцарялся тут же. Он у нас отвечал за политинформации, и слушать его обзоры было одно удовольствие. Даже мы, педагоги, удивлялись его начитанности и образу мыслей. Как-то темой обсуждения было государственное устройство. Говоря о социализме, коммунизме, Гриша сказал, что вскоре все изменится, все в нашей стране будет по-другому. Мы даже испугались: “Да что ты такое говоришь? Война, что ли, будет? Разве ж мы плохо живем?”. А он дальше за свое: “Нас ждет большая перестановка. Многие из нас даже жить здесь не будут, уедут, а ты, Роза, вообще за тридевять земель переберешься”.

Роза Савиди действительно теперь живет в Греции. Уехали и многие другие одноклассники Григория. На двадцатилетие со дня окончания школы собралась только половина выпускников. Грабовой приехать не смог. Он передал видеокамеру и попросил для него сделать съемку. Но непременно обещал приехать на 25-летний юбилей, который будут отмечать следующей весной. На той памятной встрече все больше говорили о Григории. До Асыкаты дошла пара-тройка публикаций о нем, да и по телевизору его время от времени показывают. Одноклассники вспоминали случаи из школьной жизни и удивлялись, как это они тогда не догадались, что Гриша у них — необыкновенный. Все его школьные предсказания казались тогда мелкими и несущественными, воспринимались как цепь случайностей: и перелом руки на уроке физкультуры у одноклассницы, и развал Союза, и победа баскетбольной команды школы. А уж такие мелочи, как совет кому-нибудь из класса поднимать сегодня на уроке руку, иначе двойки не избежать, и вовсе напоминали детские игры и не брались в расчет. Сейчас все воспринимается совсем по-другому.

Рама вылетела от взгляда

Маленький Гриша все время жаловался, что по ночам ему мешает спать шум воды от сбросного коллектора. Поначалу домашние отмахивались от него, воспринимая это как обычные детские капризы. Коллектор расположен примерно в километре от дома, и на таком расстоянии, если и захочешь что-то услышать, не услышишь. Сколько взрослые ни прислушивались, никакого шума не слышали. Но Гриша продолжал канючить, и Людмила Ильинична повела его к районному невропатологу. Врач тщательно обследовала мальчика и сказала, что он абсолютно здоров и повода для беспокойства нет.

— Но даже медицинское заключение меня не успокоило, — делится своими переживаниями Людмила Ильинична. — Я замечала некоторые странности в его поведении, и порой мне казалось, что у него не все в порядке с психикой. Как-то приехала моя племянница Оля из Самары, он с ней все дни проводил. Слышу однажды, он ей говорит: “Хочешь, я вон тот самолет остановлю, и он будет висеть над нашим домом”. Я рассердилась и стала его ругать: что это ты выдумываешь. А о том, что сын выдавил раму из школьного окна, мы узнали с мужем спустя время. Было это еще в его первой школе. Там окошко было, в котором половина стекол перебитые, и Гришу оно раздражало почему-то. Как-то на переменке он сказал друзьям, что это окно ему надоело и сейчас он его выломает. Он уставился на него, и... рама упала на землю без прикосновения его рук. Моя мама, ходившая с ним в школу, заплатила столяру, восстановившему окно, из своей пенсии. Учителя, естественно, не поверили детям, наблюдавшим эту сцену, что без рукоприкладства тут не обошлось. Я долго переживала это известие, не понимая, что это может значить. Моя тревога за сына только усилилась. Успокоилась, когда он стал учиться в университете. Его преподаватели очень хвалили.

— Он мне всегда все предсказывал, — подключается к разговору Валентина Петровна. — И всегда все сбывалось. Только я познакомилась в Ташкенте со своим будущим мужем, мне шел девятнадцатый год, приехала на выходные домой, маме рассказываю. А он услышал и говорит, между прочим: “Да ты за него замуж выйдешь”. В детстве ведь не анализируешь происходящее и не особо не задумываешься над поступками. Это уже потом вспоминаешь случаи, эпизоды, сопоставляешь и удивляешься. А тогда все воспринималось совсем по-другому: надо же, угадал! Все его предсказания происходили не нарочито, а как бы между делом. Он свои первые эксперименты на моей Оксане делал, гипнотизировал ее и все такое. Всегда все точно говорил о ее подружках. Но и тогда мы все это воспринимали как детские забавы.

— А обращаетесь ли вы за советами к нему сейчас?

— Иногда звоню спросить, когда сама теряюсь в догадках, как быть. Но порой мне просто страшно это делать, какое-то чувство предостерегает от звонка.

— Да разве к нему дозвонишься, — бросает реплику Людмила Ильинична. — У него же вечно занято или его нет дома: симпозиумы, лекции, командировки.

— Даже для вас проблема связаться с ним?

— Почти всегда он сам мне звонит. Делает это часто. Иногда говорит по телефону: “Мама, у тебя все нормально со здоровьем. Не жалуйся”. Я в прошлом году в гости к нему ездила, так за месяц 45 минут его видела. Он ведь последние лет десять в России живет. После университета работал в Ташкенте в конструкторском бюро, потом перешел в гражданскую авиацию, а когда открылось представительство в Москве, его в Шереметьево перевели. В Санкт-Петербурге у него очень хорошая квартира. Прекрасные сыновья. Старшему Пете только семнадцать лет, а он уже на втором курсе университета на факультете международных отношений учится, с пяти лет пошел в школу. Так вот, прожила я месяц в Санкт-Петербурге, а Гриша мой все это время за границей был. Встретились мы в аэропорту уже, я улетала, а он вернулся. Долго уговаривал меня погостить еще, но я город тяжело переношу, иначе давно бы к нему перебралась. Он постоянно меня уговаривает.

На вопрос “Верит ли она в способность ее сына воскрешать людей?” Людмила Ильинична нахмурилась и поспешила выйти из комнаты.

— Брат говорит, что сама по себе смерть противоестественна. Природа затрачивает огромную энергию для разложения тела усопшего. Все это непросто. Человек рано или поздно придет к бессмертию. Я верю всему, что говорит брат. Такие моменты бывали, и с нами тоже. Сейчас я не готова к этому разговору. Я знаю, о чем речь. Это все очень непросто. Лучше воздержусь. С этим страшно столкнуться...

НАША СПРАВКА

Григорий Грабовой долгое время оставался для российских борцов с сектами просто целителем-шарлатаном, который лечит “методом дистанционного воздействия” любую болезнь. По мнению руководителя Центра Св. Иринея Лионского сектоведа Александра Дворкина, за последние два года Грабовой создал серьезную и еще малоизученную тоталитарную секту. Кроме диплома Ташкентского государственного университета по специальности механик, он имеет также медицинское образование. Кроме дистанционного излечения, своим ясновидением диагностирует автомашины, самолеты, космические объекты, воздействием оптимизирует события. Издан трехтомник запротоколированных результатов работ Григория Грабового “Практика управления. Путь спасения”. В трехтомнике представлены свидетельства стопроцентной подтверждаемости предсказаний, получаемых Григорием Грабовым через ясновидение, других его способностей, выходящих за рамки обычных возможностей человека.

Любовь ДОБРОТА

Южно-Казахстанская область

10 декабря, 2004 г.

Источник - Казахстанская правда http://www.kazpravda.kz/print.php?chapter=1102627796&ar=true

Вернуться

Ваше время - наша работа!

На головную портала

 

Парусники мира. Коллекционные работы   

Рассылка объявлений на доски

    РУССКИЕ ХУДОЖНИКИ  ***   RUSSIAN ARTISTS

Только подписка гарантирует Вам оперативное получение информации о новинках данного раздела


Желтые стр. СИРИНА - Новости - подписка через Subscribe.Ru

Copyright © КОМПАНИЯ ОТКРЫТЫХ СИСТЕМ. Все права сохраняются. Последняя редакция: Декабрь 10, 2009 18:38:37.