Кравчук Ю.А.

МУДРЕЦЫ И ПИРАМИДЫ

 

Кравчук Ю.А. МУДРЕЦЫ И ПИРАМИДЫ.

Аннотация

Эта книга о событиях далёкой давности, которые начинались 25 тысяч лет тому назад в стране атланта Ра, которую мы знаем как Атлантиду. Это они построили комплекс Великих Египетских пирамид и заложили основу древней цивилизации. Им помогали представители космических цивилизаций, которые и по сию пору озабочены судьбой нашей планеты. Но сами жители этой великой страны знали и умели многое. Они тоже были озабочены судьбой цивилизации, и хотели помочь человечеству. О том, как это всё происходило, это повествование.

 

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

  1. Предисловие
  2. Страна атланта
  3. Строители пирамид
  4. Древняя Та – Кемет
  5. Список династий египетских фараонов
  6. Послесловие

Многие ли могут похвастаться тем, что знакомы со строителями Великих Египетских пирамид? А, вот, автору этой книги повезло. Такое знакомство дало импульс к увлекательной и очень напряжённой работе, с результатом которой читатель может познакомиться на этих страницах.

 

Галине Ивановне Виноградовой –

строителю пирамид Лухону.

Предисловие

События и персонажи этой книги не вымысел автора. Это информация, полученная “по каналу”. Один из героев книги, строитель пирамид Лухон, появился в моей информации несколько раньше. Он фигурирует своим именем в одной фразе в другой моей книге. Но вот человек, который в предыдущем цикле реинкарнаций был Лухоном, живёт сейчас в Санкт-Петербурге, и появился на моём горизонте совсем недавно. Наша встреча заставила меня запросить у моего источника ту информацию, которая легла в эту книгу.

Остальные герои, пока, для меня так и остаются просто выходцами из страны атланта. Я не знаю их дальнейших кармических судеб, но уверен, что, если не все, то часть из них тоже задействована на Земле в нашем цикле реинкарнаций и, может быть, живёт сейчас и, даже может быть, среди нас.

Период нынче на Земле такой – конец нескольких космических циклов. Можно назвать его переходным. Тот период, о котором эта книга, тоже был переходным. Очень похоже на то, что есть люди, судьба которых жить в такие периоды на нашей планете.

В интересное время мы живём!

Автор.

 

ЧАСТЬ I

СТРАНА АТЛАНТА

Пятый день Большой Синклит заседает во Дворце Мудрости. Пятый день мудрецы, съехавшиеся со всех концов страны атланта, обсуждают вопрос, поставленный “девяткой молодых”. Это два астролога – Сабонит и Лусик, космолог – Гавий, два архитектора-строителя – Лухон и Баика, строитель планетронов (летательных аппаратов) – Зак, философ Ули, два видных жреца Высокого Храма – Пасат и Валос.

Эта группа мудрецов, совсем недавно вошедших в Большой Синклит, представляет молодые силы. Им всем от восьмидесяти до ста десяти лет и они уже третий год добиваются Большого Сбора, который происходит, обычно, один раз в пятьдесят лет или при чрезвычайных обстоятельствах. На этот раз чрезвычайным представляется сообщение космолога Гавия.

Но об этом лучше рассказать с самого начала.

* * * * *

За последние сто-двести лет на глазах одного-двух поколений жителей страны произошли огромные изменения территории материков. Земля в разных районах дыбит свою плоть; то изрыгает огонь из жерл вулканов, которые молчали до этого сотни, а то и тысячи лет, то поглощает водой острова и равнины, то поднимает новые горные цепи.

Особенно активно она рушит континент страны атланта. Не так давно ещё он простирался от своего центра на запад больше, чем на два лунных месяца пешего пути (3000 километров), а теперь море плещется на расстоянии одной лунной четверти пути (неделя) от столицы. Тёплые течения с юга устремились к северу; это меняет климат и условия жизни.

Всё это не ново для Земли. Мудрецы знают о том, что наша планета периодически меняет свой облик. Известно, что эти процессы имеют свои постоянные циклы, связанные с космическими эпохами. Мудрецы давно следят за этими движениями по положению звёзд на небе и эти древние как мир наблюдения хранятся ими. Хранятся они в храмах, а охраняют их жрецы.

Сохраняют и охраняют. Как похожи эти два слова; и одно раскрывает глубокий смысл другого.

От чего и кого надо охранять сохраняемые знания?

В первую очередь от времени! Человек со временем многое забывает из событий своей жизни. Человечество тоже сравнительно быстро забывает своё прошлое. Опыт набирает количество и меняет качество.

Завтра нам уже будет не интересно, как мы вчера изобрели этот метод или сделали это открытие. А послезавтра мы убедимся, что это приносит больше вреда, чем пользы и начнём искать новое, забыв, с чего всё началось. Мы это называем – “изобретать велосипед”. А сколько таких “велосипедов” человечество изобрело и сколько полезных знаний утеряло.

Поэтому-то и надо сохранять-охранять знания.

Охранять их надо и от тех, кто до них не дорос. Знания бывают разные. Например, что человеку вредно для здоровья и полезно, должны знать все. А, скажем, как делать взрывчатку, яды или атомную бомбу могут знать очень немногие; лучше бы никто!

Почему так?

Уровень развития людей разный. Он не может быть одинаковым потому, что каждый из нас в общем потоке эволюции шагает по своим тропинкам, со своей скоростью. Каждый человек индивидуальность с многотысячелетним опытом жизней. Разница в этом возрасте и накопленном опыте. Так что, надо охранять знания от тех, кто к ним ещё не готов.

Охраняли их жрецы. Готовы ли они были; имели ли необходимый уровень, чтобы заниматься своим делом?! В основном, да. Правда, не бывает правил без исключений. Но многовековой опыт храмов выработал особые условия жреческого труда, которые по возможности учитывали всякие ситуации. Поэтому и сложилась система тайных – эзотерических учений. Они открывали тайное только людям, прошедшим многие ступени проверки и подготовки, многие степени посвящения.

Вот такими посвящёнными высокой степени и были мудрецы, которые заседали в Большом Синклите. Они жили и несли свою службу по всей стране, в разных её уголках во многих храмах.

Для народа, так всегда и везде называется большая часть человеческого общества, эти высокообразованные и высокодуховные мудрецы предлагали часть знаний в виде религии. Религиозные обряды и представления (мистерии) в символах и образах излагали основные доступные людям понятия и истины их космического жития.

В различные времена степень понимания своего космизма для человечества была различна; поэтому религии и верования были на различных уровнях. Но говорили они все об одном, всегда. Просто, говорили по-разному.

* * * * *

Гавий с детства тянулся к звёздному небу. Отец и старший брат Ато занимались астрологией. Обсерватория стояла на вершине большой плоской горы, а их дом размещался на её восточном склоне. До наблюдательских площадок можно было дойти за двадцать минут, и отец иногда брал мальчика с собой. Он много рассказывал Гавию о звёздах и созвездиях и о влиянии их на людей и события. Но мальчика интересовало не это. От него не скрывали далеко не всем доступные знания о том, что на этих звёздах тоже живут люди, и что человечество Земли с ними общается.

Он хотел стать тем, кто общается с людьми далёкого космоса – космологом

Их, космологов, было не так много, и они осуществляли все контакты с представителями других космических цивилизаций, которые оказывали помощь землянам уже многие-многие века и тысячелетия.

Это была особая специфическая деятельность высокопрофессиональных специалистов, которые имели высокую степень посвящения. Они встречали представителей других миров, обменивались информацией; поддерживали контакт в любое время.

Ложа космологов насчитывала сто пятьдесят – двести человек, и только пятеро из них были мудрецами. Они входили в Большой Синклит и бывали допущенными к правителю страны – атланту. У них сосредотачивалась вся информация от членов Ложи, которые работали во всех необходимых местах. Дело в том, что “инопланетяне” наносили свои визиты в различных местах страны, чаще всего малонаселённых и связанных с определёнными энергетическими условиями. О времени и месте “контакта” они обычно предупреждали заранее, но иногда это бывало “неожиданно”. Не все космологи могли получать любую информацию; она бывала разного характера и не одинаково “подавалась”. Ведь на контакт выходили представители различных цивилизаций. Чаще всего это были представители цивилизации Сириуса или Ориона, цивилизации Зугг, реже бывали посетители с Дессы или из созвездий Плеяд и Лиры.

Все они работали по единому плану Высших Сил, и иногда информация поступала к жрецам в виде откровений, пророчеств или явлений. Тогда об этом Большому Синклиту докладывал Верховный Жрец Высокого Храма. Всё, что было необходимо и важно, докладывалось правителю страны – атланту.

Чтобы стать членом Ложи космологов, надо было долго и напряжённо учиться, не раз проходя испытания. На любом этапе этого пути наставники могли принять решение, что дальнейшее продвижение уже не возможно. И тогда претендент должен был остановиться на вспомогательной работе и забыть о своей мечте. Уйти совсем из системы этих знаний было нельзя; они не были тайной, но и огласке не предавались.

Гавий закончил гимнасиум, где семь лет учили всему на свете. Здесь обучались дети “достойных” родителей, то есть представителей среднего класса образованных людей.

Потом он учился в специальном лицее ещё шесть лет. Здесь уже он получил знания, которые могли пригодиться в осуществлении его мечты. После ряда испытаний его признали годным для продолжения учёбы в специальной академии. Там обучали каждого студента по индивидуальному плану столько времени, сколько этого требовалось для подготовки. Гавий через девять лет был готов к самостоятельной работе на очень высоком уровне. Он стал космологом, и вскоре его признали в Ложе полезным и подающим большие надежды своим членом.

К восьмидесяти годам он стал мудрецом, одним из пяти наиболее информированных членов Ложи. Это был очень ранний взлёт на такую высоту. Её, чаще всего, достигали годам к ста десяти – ста двадцати, а то и позже.

Я должен уточнить кое-что. Продолжительность жизни в среднем у жителей страны атланты была двести - двести пятьдесят лет. Не у всех слоёв общества это было так. Простолюдины редко доживали до двухсот лет, а некоторые правители и маги дотягивали и до четырёхсот.

Эти годы, начиная с последних двух лет обучения в академии, были наполнены такой напряжённой работой над собой, что он забыл, что вокруг него течёт земная жизнь. Он был устремлён к звёздам; и только к ним, к их обитаемым мирам был направлен его взгляд.

Он так много, наверное больше всех на Земле, знал о других мирах, их жизни и людях, что, видимо поэтому, представители инопланетных миров именно ему передали информацию о тех циклических катастрофах, которые ждут землян.

* * * * *

Они стали друзьями ещё в лицейские годы, будущий архитектор-строитель Лухон и Гавий.

Лухон был старше на три года, но увлечённость и целеустремлённость друга делала их равными. Они понимали друг друга и ценили увлечённость другого. Лухон мечтал строить храмы и обсерватории. В его мечтах они были не только целесообразно законченными, но и величественно красивыми. Ещё его увлекала геометрия. И здесь сочетание бесконечности линии и плоскости и полная завершённость фигуры, её пропорции и точность построения вызывали в его душе целый ряд звучащих ассоциаций. Он называл это музыкой форм. Ему хотелось найти тот чистый совершенный звук, который бы выразился в рукотворном строении.

Мать Лухона слыла одной из красивейших женщин Атланты. Она до глубокой старости сохраняла грациозность осанки, благородные черты лица и необычное ясное сияние голубых глаз. Её красота была образцом и началом восприятия мира для сына. Мальчиком ещё Лухон привык сравнивать всех женщин с матерью и искал в них черты её совершенства. А когда он встретил Гету, которая была совсем непохожа на его мать, но сияла красотой своей молодости, он влюбился в неё с первого взгляда.

Девушке тоже понравился этот юноша. Кроме того, что он был высок, строен, умён, он был ещё и чрезвычайно музыкален. Лухон прекрасно играл на струнной цитре и духовой свирели. К тому же он неплохо пел и умел быть душой компании.

Этим Лухон отличался от своего друга, который был более замкнутым и смущался в присутствии женщин.

После окончания лицея друзья стали учиться в разных местах и уже реже встречаться, но теперь у каждого из них было много чего рассказать другому.

Лухон раньше, чем Гавий закончил обучение и начал самостоятельную работу. Он уехал на дальний юг страны, где был большой простор его творческим исканиям. Там он встретил Гету и на время их связь с другом, казалось, прервалась. Но, когда Гета стала его женой, счастье настолько переполняло молодого строителя, что он не мог не поделиться радостью с другом. Его энергичной, любящей жизнь и людей натуре надо было осчастливить всех. И они с женой отправились в столицу.

Гавий уже заканчивал своё обучение, и ему предстояло выбрать себе место работы. Он собирался к отцу и брату, но приезд друга изменил его планы. Лухон с таким увлечением рассказывал о красивых местах, где он строил храм и обсерваторию, что Гавий решил отправиться с ними.

Ему никогда не пришлось жалеть о своём выборе. Там действительно было чудесно.

Как-то незаметно в их дружескую тройку влился старший брат Геты Баика. Он был тоже строителем, коллегой Лухона. Баика был постарше своих молодых друзей, но с большим интересом и доверием слушал их “высокоумные выдумки” и тянулся за ними как мог. Он даже стал изучать новые для себя идеи космологии, которые завладели умом Гавия.

Случались у друзей серьёзные споры. Особенно часто они сцеплялись на тему геометрии. Строители здесь были подкованы крепко; особенно, что касалось форм. А технология строительства сейчас была для них очень насущной. Строили посёлок, где должны были жить и они сами и все те, кому предстояло работать в обсерватории и храме.

Самой прогрессивной формой в этот период атланты считали полусферу. Она была прочна и надёжна. Это было очень важно, так как во многих местах страны довольно часто ощущались подземные толчки. Но из-за сложности её сооружения, полусфера применялась в небольших зданиях, в основном жилых. Да, и здесь была проблема – полусферические помещения получались неоправданно высокими. Её приходилось сокращать по высоте и, таким образом, стены в нижней части получались наклонными. Им добавляли некоторые подпирающие конструкции. Всё это раздражало эстетические чувства Лухона.

Когда дело дошло до строительства большого общественного сооружения, встал вопрос не только конструкции, но и технологии.

Гавий высказал идею пирамидальной формы и предложил посчитать, какие пропорции должны быть в ней соблюдены. При этом он ссылался на свои сведения из космоса.

Спорили, обсуждали, но построили по уже известному и принятому плану сферу. Так и остался спор незавершённым.

Через десять лет, когда Гавий уже работал в другом конце страны, случилось сильное землетрясение. Большой купол не выдержал толчков и завалил несколько человек. Он сделал Лухона вдовцом.

* * * * *

С этого момента жизнь Лухона стала совсем иной. Сначала он пребывал в отчаянии и проклинал себя и всё, что построил. Он перестал работать и старался не общаться с людьми. Но время делало своё дело; боль утраты отступала; здоровый молодой организм брал своё.

Вскоре и Гавий приехал навестить друга.

Они опять собрались, как бывало раньше, втроём. За разговорами время летело незаметно, но между ними, как бы, висела тонкая эфирная ткань утраты. Утрата касалась всех троих. Здесь были муж, теперь вдовец, брат и близкий друг.

Только на третий день Гавий несколько смущённо сказал, что приехал не только навестить их и разделить с ними боль случившегося. У него были основания и не менее серьёзные. Это касалось всех, всех людей, всей Земли.

Лухон и Баика насторожились. Они знали, что Гавий человек очень серьёзный и ответственный и просто так не скажет таких слов.

Гавий получил посвящение высокой степени и уже несколько лет работал в непосредственном контакте с представителями внеземных цивилизаций. Первое время это была обычная оперативная информация в нескольких режимах общения. Он получал сводки, сообщения и некоторые подсказки практического характера и передавал их своим руководителям. Но вот последнее время ему стала поступать информация, которую советовали пока копить, чтобы позже, когда будет необходимо, представить правителю.

Информация говорила о необратимом характере некоторых процессов в развитии цивилизации, которые ведут к её погибели.

* * * * *

Положение нашей планеты в космическом пространстве и характер её движения определяется законами небесной механики, которая является следствием Воли Провидения (Бога).

Поскольку, материя является одним из проявлений одухотворённой энергии, она и руководится в своём развитии различными видами энергий. Формой существования материи является движение. Его характер – скорость и направление, определяет суть развития или эволюцию.

Всё живое разумно. Разум тоже является одним из проявлений Воли Провидения. Поэтому вся эволюция - суть разумный процесс, управляющийся Высшим Разумом как инструментом Воли Бога.

Это общие положения и несколько отвлечённые рассуждения.

Конкретное физическое тело нашей планеты имеет разумное управление и развивается в рамках законов, в том числе и законов небесной механики.

Общеизвестно, что Земля вращается по эллиптической орбите вокруг Солнца, которое тоже движется по дуге большого круга – своей орбите, вокруг центра, находящегося где-то в районе, определяемом нами по созвездиям Скорпиона и Стрельца. Это не вполне конкретно и определённо, но для моего повествования вполне достаточно.

Полный оборот нашего светила называется галактическим годом и равен он приблизительно 8.400.000 наших земных лет.

Наша галактика тоже вращается с огромной, по нашим представлениям, скоростью вокруг центра Вселенной.

В данный момент наше Солнце, а с ним и Земля, находится на дальней периферии Вселенной. Полгода назад (галактического) мы были ближе к центру Вселенной на величину диаметра нашей галактики.

Следовательно, вся наша система перемещается в пространстве, в различных участках которой действуют разные энергии и силы.

Земля в своём движении вращается вокруг собственной оси, которая при этом “слегка покачивается”. Вернее будет сказать, что “покачивается” сама Земля, потому что ось то существует только в нашем воображении, да в настольном глобусе. Этот процесс известен и хорошо изучен астрономами и называется “прецессией”. Её характеристики известны были и мудрецам в давние времена, быть может, всегда.

Периоды прецессии наблюдались землянами по движению звёзд. Точнее, по их смещению от года к году относительно определённых дат и друг друга. Даты эти нам всем хорошо известны – верхнее и нижнее солнцестояния и два равноденствия.

Так вот, полный цикл прецессии составляет приблизительно 26-27 тысяч лет и его завершение имеет для физического тела Земли качественное значение. Оно приносит те циклические катаклизмы, которые мы знаем как всемирный потоп, гибель Атлантиды и другие страшные явления. Да, они для короткой человеческой жизни редки и сведения о них легендарны.

Сейчас идёт такое время, когда на своей исторической памяти люди подобного не переживали. А наша историческая память с трудом дотягивает до пяти тысяч лет. Последние же катастрофы “мирового характера” были где-то 12-13 тысяч лет назад.

Этот период является половиной цикла прецессии и чреват многими изменениями в процессах планетарной механики. Это касается не только Земли, но всей нашей солнечной системы.

Пришло время таких качественных перемен.

Эти процессы связаны не только с космической механикой. Задействованы в них очень многие силы и энергии. Всё это связано с развитием системы, в которую человечество входит как очень важная составная часть.

Так что же всё это может значить для людей?

Это надо рассматривать по отдельности, для Человечества, как понятия космического масштаба, для человечества Земли, для каждого человека в отдельности.

Всё это сложные и огромные вопросы философского и практически-прикладного планов и касаться здесь мы их будем лишь вскользь.

Сейчас нас интересует та информация, которую получил Гавий, и доверил своим друзьям. Она касалась человеческого общества того времени – времени около 25 тысяч лет до наших дней. Раса атлантов (здесь речь идёт о четвёртой эволюционной расе, которую принято называть так) стояла ещё на том рубеже, когда всё это было ещё далеко впереди, и можно и нужно было выправлять положение.

Эта часть информации только акцентировала некоторые моменты и добавляла детали в тот объём эзотерических знаний, которым давно владели мудрецы Атланты. Да, и в других частях Земли были цивилизации знакомые с этими сведениями.

Более тревожными были сведения о развитии человеческих общественных отношений в некоторых регионах Земли, особенно в Атланте.

Гавию объяснили, в чём заблуждаются люди, используя в своих далеко не благородных целях, развитие своего ума и сведения, полученные от, других, внеземных цивилизаций. Объясняли ему в основном всё те же “кураторы” из цивилизации Сириуса и Ориона. Они традиционно держали под контролем тот район космоса, где находится наша планета, и следили за ходом эволюционного процесса в земном человечестве.

Другие культурные центры на Земле представляли более древние народы, которые проживали в районе Индийского и Тихого океанов. Это были остатки или, вернее сказать, наследники лемурийской расы и часть более молодых атлантических народов, расселившихся несколькими потоками по планете, и частично перемешавшихся с древними людьми.

Атлантам было известно, что древнее человечество, их предшественники, многие погибли в катаклизмах. Те, кто остался, теряли свои места обитания и культурное наследие. Остатки многочисленной расы за какую-то тысячу лет стали разбросанными по всей планете племенами, деградирующими и вымирающими.

Жестокий закон эволюции оборачивает развитие к регрессу, если общество останавливается в своём прогрессирующем развитии.

Правда, очаги древней культуры кое-где сохранились и ещё многие тысячелетия поддерживали своё существование. Но всё это было далеко от той цели эволюционного прогресса, которого ждали от людей планеты Высшие Силы. Человечество Земли оправдывала только его молодость и сложность поставленной перед ним задачи.

Атлантическая раса была следующим этапом эволюции, и задачи перед ней стояли более сложные. Сейчас подходило время подсчитывать результаты, а они были не очень утешительными.

Наиболее продвинутая цивилизация землян, расположенная на атлантическом материке, не выдержала уже “промежуточного” экзамена. Им было дано очень многое. Они сумели создать высокую культуру, высокотехнологичную технику, знание природы и умение управлять её силами и энергиями. Государство атланта, огромное по площади, стало очень разнородным общественным образованием.

Правители-полубоги, отдалённые потомки инопланетных представителей, жили в комфорте и красоте, не зная никаких неудобств и в полном отрыве от природы. Сам правитель носил титул – атлант, поэтому правильнее называть страну не Атланта, а страна атланта. Он был абсолютным властелином, и это была его страна, которая не имена названия.

Высшая аристократия и жречество обладали всеми знаниями, богатствами и возможностями. Возможности эти всё чаще употреблялись для борьбы за власть и влияние, на создание таких существ, которые можно было использовать, но которые не должны были появиться в ходе развития природы. Это были монстры. Умение управлять силами природы – магия, получала всё более широкое распространение. Маги пытались вмешиваться в природные процессы, используя их как оружие против других.

И, наконец, простой народ – крестьяне, ремесленники, жившие на положении рабов и не имевшие ни знаний, ни богатств, ни даже земли, держались сознательно в полускотском положении. Им было позволено удовлетворять свой аппетит теми продуктами, которые они сами производили, и плодиться для производства себе подобных, и не только. Учёные от магии делали эксперименты по скрещиванию этих людей с приматами, с целью создать полностью послушного раба с физическими возможностями человека, но с развитием способностей поддаваться легко и необратимо желательной дрессировке. Этакие полуроботы человеко-обезьяны.

Такое общество было поражено антагонизмом и грозило революционным взрывом. Надо учесть, что логика того человека была иная, чем у нас. Вообще, люди были другие!

Но, самая главная опасность была направлена не внутрь, а из страны. Представители аристократии, объединившись в нескольких магических ложах, вынашивали идею завоеваний территорий. Цель – установление власти над всей планетой. Это оправдывали тем, что сама страна атланта постепенно поглощалась морем. Такие завоевательные войны могли принести землянам только неисчислимые беды и страдания.

Гавий говорил, что его партнёры по работе из других миров подсказывали ему выходы из положения и советовали доложить всё это на Большом Синклите. Общество ещё могло противостоять агрессивным силам.

* * * * *

Рассказ поверг друзей в уныние. Дело в том, что Лухон и Баика занимались своими делами и не были в курсе того, что происходит в столичных кругах и вокруг них. В таком же положении было большинство грамотных честных тружеников (техническая и научная интеллигенция). Общественная информация не существовала в их обществе. Сбор информации шёл в одном направлении – от периферии в центр для нужд управления страной. Из центра посылались только указания и распоряжения.

Друзья долго обсуждали положение и искали пути, как всё это должным образом вынести на Большой Синклит.

Лухон предложил поговорить с местным жрецом Храма Науки. Его звали Вивика. Он был уже очень немолод; ему перевалило за двести. Лухон был хорошо с ним знаком и доверял ему. Жрец обладал, по его мнению, радикальными взглядами и был вхож в высокие эшелоны власти, то есть имел влиятельных друзей.

Решили, что всё же, Лухон должен сначала осторожно прощупать отношение жреца к теме.

Вивика был достаточно умён и опытен, чтобы его можно было водить за нос. Он сразу раскусил игру Лухона и пошёл на откровенный разговор. Он был готов к такому разговору, и друзья встретились уже с его участием. Жрец внимательно выслушал рассказ Гавия, не проявив никаких эмоций, и посоветовал не торопиться с действиями. Он считал, что необходимо заручиться поддержкой определённой группы влиятельных людей. Создать такую группу, подыскать этих людей он обещал помочь.

Время у них было; было оно и у общества. Так что, торопиться в этом деле не стоило. На том и порешили.

* * * * *

Система власти сложилась в огромной когда-то по территории стране в незапамятные давние времена. Многие десятки тысячелетий страной правила монархия, представители которой были выходцами из другой внеземной цивилизации. Они пришли, когда земли, населённые одним народом, создавали общественные институты для борьбы за выживание под напором природных катаклизмов. Отдельные племенные организации враждовали между собой за право своих вождей считать себя выше других. И вот тогда, пришельцы из цивилизации Сириуса, которые давно наблюдали за этими конфликтами, объявили себя посланцами богов и узурпировали единую власть. Народы спокойно покорились и, управляемые мудрым высоко цивилизованным монархом-атлантом, пошли по пути прогресса.

Разумеется, что такое мероприятие было согласованно с Высшими Силами. Но, запущенная программа не корректируется. Таков Высший Закон. Дальнейшее развитие событий уже зависит только от умелого руководства правителей.

Народ не знал “всей кухни” управления своей страной, да, его это и не интересовало. Люди исполняли мудрые предписания и хорошо жили. Но человеческая природа такова, что через некоторое время появились собственные образованные и богатые люди. Их стремления и желания стали не всегда совпадать с повелениями атланта. Появились желания вмешиваться в управление страной.

Правители заранее знали о таком ходе развития и готовили эту образованную элиту сами. К тому же сама династия со временем вынуждена была пойти на смешанные с местным народом браки. Это тоже меняло ситуацию.

Институты власти за долгие времена меняли свои формы и методы правления, но монархическая основа оставалась святой и неприкосновенной. Власть считалась от Бога и, потому, священна.

Ко времени жизни наших героев в стране существовала иерархическая система-пирамида.

У атланта, который, повторяю, обладал абсолютной властью, был кабинет из десяти помощников-министров. Каждый из них ведал отведёнными ему вопросами и распоряжался от лица и с ведома атланта своей “епархией”.

У помощников был свой аппарат, который на местах проводил в жизнь руководящие указания и доставлял информацию с мест в центр. Эти же люди ведали и производством материальных благ.

Помимо этого имелась ещё территориальная пирамида в виде губернаторов провинций – касиев. Эти чиновники осуществляли надзорные и фискальные функции и следили за порядком в стране. В их руках находились полицейские силы.

Вот так, приблизительно, это всё мне удалось изложить в современных понятиях. Интересно, как бы к такому описанию отнёсся человек того общества.

Надо отдать должное умелому правлению и хорошему нраву народных масс. Очень долгий период времени страна не знала народных волнений

Огромную роль в этом играла умная работа храмовых жрецов. Религия занимала много времени и большое место в жизни народа. Боги были постоянными участниками происходящих событий.

Давайте представим, что внутренний мир тех людей был совсем иным, чем наш. У них была другая система ценностей и строй мышления. Умственное развитие было тоже иным. Те люди обладали более развитым, чем у нас механизмом памяти и менее развитыми возможностями абстрактного мышления и планирования своих действий. Они строили свои решения по системе прецедентов; как в английском правосудии. Человек не имел привычки “наступать опять на те же грабли”. Но, зато, незнакомые ситуации, возникающие впервые, были для него сложно разрешимы.

Такая схема разума удобна при текущей равномерно из века в век одинаковой жизни. Она и текла у них монотонно; и жили они дольше нас. Темп эволюции был другим.

Большими сложностями были чреваты для жителей Атланты природные катаклизмы. Но их знания о том, что жизнь вечна, и смерть есть переход на другую её ступень, сглаживали отношение к трагическим, по нашим понятиям, ситуациям и смерти.

* * * * *

Постепенное дробление материка на мелкие острова создавало новую ситуацию в управлении страной. Роль касиев усиливалась; они становились более независимыми. Влиять на них было легче, чем на центральную власть. В провинциях возникали сепаратистские настроения.

Жители Атланты издревле были хорошими мореходами, а с разделением земель эта профессия стала развиваться ещё активнее. Даже, появившиеся не очень давно средства воздушного перемещения в виде планетронов, не смогли умалить этой роли.

С некоторых пор атлант начал посылать морские экспедиции в дальние страны, о которых знали, но не общались с ними. Бывали и раньше отдельные контакты с землями на востоке и юге, но постоянного общения не желали. Атланта находилась на более высоком уровне цивилизации, чем вся остальная Земля и к колонизации земель не стремилась. На её территории было всё необходимое для жизни и развития. Цивилизаторские идеи в обществе этом ещё не созрели.

Периодически большие группы жителей Атланты уходили в далёкие “новые” земли, и это, чаще всего, были жители менее развитых в культурном плане окраин. Связь с ними обычно вскоре прерывалась; от некоторых приходили вестники. Некоторым таким колониям даже оказывалась иногда помощь.

Надо уточнить, что же представляло собой в описываемое время государство атланта. От большого когда-то материка осталось два крупных и множество мелких островов. Один из них со столицей государства огромным городом под названием Сотис имел около полутора тысяч километров по периметру. Другой был немного меньше. К западу и юго-западу были разбросаны группы небольших островов и островков вплоть до материка будущей Америки. К востоку, отделённая большим морским проливом, формировалась Европа. Её Средиземноморье было давно освоено атлантами, но государства-колонии, возникшие там, уже не были под властью метрополии. Они общались с Атлантой по собственному почину временами активно, а иногда связи прерывались на десятки лет.

Одна из самых активных, в своё время, провинций на Пиренейском полуострове, последнее время перестала подчиняться атланту. Это вызвало в рядах советников идеи привести в покорность силой. Но атлант не решался начинать большую войну. Такого в истории государства ещё никогда не было.

* * * * *

Лухон уже оправился от удара нанесённого ему судьбой и стихией. Он начал всё активнее проявлять свои способности в общении с большим кругом людей, и стал душой и главой ещё не оформившейся, но уже существовавшей группы единомышленников.

В Большом Синклите их было уже девять человек, и они выступали как единая группа, но ещё, пока, не раскрывали своих карт. Они говорили о необходимости введения некоторых законов, ограничивающих в первую очередь бесконтрольное применение энергетических возможностей, по воздействию на людей и природные силы энергией природного же электричества, внутриатомной, гравитационной и психической. Всё это использовалось некоторыми силами в ущерб обществу, на свою корыстную пользу.

Была возможность поставить под контроль эти силы, и в этом Гавию обещали поддержку представители внеземных человечеств. В Ложе космологов большинство было согласно включиться в эту работу, но для этого нужна была добрая воля атланта. Ему же могли доложить об этом только его помощники, которые являлись членами Большого Синклита.

Для такого доклада основанием могло быть решение общего сбора Большого Синклита путём голосования после основательного обсуждения чрезвычайного сообщения. Этого и добивались наши друзья.

* * * * *

Маги, на то они и маги, быстро определили опасность, которую для них представляла группа “молодая девятка”; как их окрестили мудрецы из Синклита.

Поскольку самым активным был Лухон, на него и начали направлять свой удар противники. Самой мощной фигурой в их стане был маг-астролог по имени Гармониг. Он обладал огромными возможностями и пользовался ими, не рекламируя себя, но и не стесняясь в действиях.

Формальным руководителем группы в Синклите был Канит. Он был алхимиком и музыкантом, и любил показать себя другим. Эти другие, его соратники по ремеслу, доверили ему своё представительство в Пятёрке Мудрейших, и он хорошо проводил общую линию группы. Но за его спиной стояли настоящие идеологи. Вот по их совету Канит предложил Гармонигу разобраться с Лухоном собственными силами, не привлекая внимания членов Синклита. Гармониг согласился без всяких колебаний. Ему такое проделывать было не впервой.

Но среди магов были и “порядочные” люди. На то они и маги, чтобы поймать “чёрный замысел” злодеев. Баику, как друга и родственника Лухона, предупредили о грозящей тому опасности. Он в тот же день рассказал всё Гавию. Гавий, даже забыв попрощаться с Баикой, тут же полетел в свою обсерваторию. Ему нужен был совет своих друзей из космоса. Цепочка информации вышла за пределы нашей солнечной системы. К задаче подключились Высшие Силы. Они надёжно закрыли Лухона от любого удара.

Лухон так ничего и не узнал о случившемся, но друзья уже были настороже. Они ждали реакции врага.

* * * * *

Большой Синклит собирался редко, но его комиссии работали постоянно. Вопросы, которые атлант задавал Пятёрке Мудрейших, решались этими органами оперативно и без проволочек.

В этот раз возник вопрос о строительстве загородной резиденции на берегу моря взамен разрушенного землетрясением дворца.

Атлант был молод. Он правил государством ещё меньше трёх десятков лет и при нём ещё не было построено ничего фундаментального, как строили его предшественники на века. Он призвал к себе Пятёрку Мудрейших и изложил им своё желание, а оно было законом для подданных.

Канит, усмехнувшись про себя, подсказал, что есть такой молодой, талантливый архитектор и опытный уже строитель Лухон. Было сказано повеление представить его сюда завтра же.

Канит только сегодня утром разговаривал с Гармонигом и тот заверил, что больше Лухона никто и никогда не увидит.

Каково же было удивление, если его не смогли скрыть на лицах оба злодея, когда ничего не подозревающий Лухон появился в Храме Мудрости через два часа после отосланного ему вызова. Он пришёл не один, а с Баикой, который заметил это удивление магов. Баика не удержался и спросил о причине удивления, предположив, что “наверное, маги думали, что Лухон где-то далеко, а он просто развлекался и отдыхал на берегу моря”.

Канит с видимым усилием заставил себя передать Лухону повеление атланта явиться к нему на аудиенцию.

Какой разговор произошёл между магами, можем догадаться, но Гармониг долгое время не появлялся в столице. Говорили, что он болел.

* * * * *

Попасть на аудиенцию к атланту даже члену Большого Синклита было редкой честью. Канит оказал своей глупостью большую услугу молодому строителю.

Атлант принял Лухона в неофициальной обстановке в саду. Он был в хорошем настроении и строитель ему понравился. Молодому правителю давно надоели престарелые советники, и он рад был пообщаться с молодым умным и державшимся с достоинством и без раболепия Лухоном.

Атлант объяснил ему своё желание и Лухон, уточнив некоторые детали, предложил своё решение комплекса сооружений. У него в голове было много продуманных вариантов различных строений дворцового и храмового типов.

Они даже поспорили о некоторых новых принципах строительства, но разошлись довольные друг другом. Лухон просил на прощание установить точный срок создания проекта и разрешение доложить лично, если появятся какие-то новые идеи.

Потом он с восторгом рассказывал друзьям о произошедшем. Друзья решили, что это хороший знак и, что пора форсировать свои идеи в Большом Синклите.

Как только проект Лухона был утверждён атлантом, “девятка молодых” заявила о необходимости созвать Большой Синклит в полном составе по чрезвычайному вопросу.

* * * * *

Доклад Гавия продолжался два часа. Он подробно изложил всю информацию и не скрыл её источников. Реакция слушающих была различна – одни лица темнели от гнева, другие бледнели от испуга, но никто не посмел помешать ему высказать всё до конца.

А в конце своего сообщения Гавий рассказал и о попытке магов уничтожить Лухона.

Для собравшихся здесь мудрецов всё это было почище землетрясения с наводнением вместе. Давно уже этот зал, а, скорее всего и никогда, не слышал ничего подобного. В этот день ведущий заседание не дал разбушеваться страстям. Он объявил, что время до завтра всем даётся на обдумывание полученной информации.

Четыре следующих дня шли выступления членов Синклита. Очень многие с возмущением говорили о покушении на Лухона. Уже все знали, что его проект одобрен атлантом и, что правитель благоволит архитектору.

Маги оправдывались и осуждали действия Канита и Гармонига.

Основной же вопрос доклада о том, что страна готовит себе хоть и не скорое, но печальное будущее, старались как-то замять. Кого волнует, что будет через десять тысяч лет, или даже десять поколений.

В конце пятого дня заседаний было назначено голосование. Ставился один вопрос – нужно ли делать официальный доклад атланту для принятия им решения по поставленному вопросу.

Процедура голосования была проста. Все члены Большого Синклита подходили по очереди к отверстию в большом сосуде, опускали туда руку и вынимали её с раскрытой ладонью. Кто хотел высказаться “за”, опускал в сосуд камешек, кто был “против”, “совал пустую руку”. Ладонь показывали, чтобы не могли вынуть оттуда чужие камешки. Камешки голосующие приносили свои.

Потом камешки подсчитывали. Если их было больше половины числа голосующих, вопрос считался решённым положительно, если меньше – отрицательно. Счёт происходил при всех. Сосуд опрокидывали вверх дном на открытой площадке. Один человек перекидывал камешки за предел площадки, а все вместе считали в голос.

В этот раз считать было не нужно. Кучка камешков была так мала, что не насчиталось бы и третьей части от всех присутствующих.

Расходились из дворца в молчании.

“Девятка” и их сторонники были разочарованны. Вопрос провалили. Пятидневные дебаты принесли только осуждение действиям руководства группы магов. Этих двоих изгнали из Большого Синклита, и на этом всё закончилось.

Это было поражение. Карты были раскрыты, а успех равнялся нулю. Общий же результат получился отрицательным.

* * * * *

“Девятка” собралась на следующий день в унылом настроении. Бодрее всех и даже весёлым выглядел Лухон. Он был под впечатлением рассказа Гавия о том, как его пытались “убрать” маги. Миновавшая его смертельная опасность взбодрила его дух и подняла настроение. Он сказал, что, как только представится удобный случай, он всё расскажет атланту лично, и что плевать он хотел на все угрозы и правила. Резиденция начала строиться. Всё шло хорошо, и он считал, что сумеет уговорить атланта выслушать его.

Подумали и решили, что и как нужно сообщить правителю, чтобы это было коротко и достаточно впечатляюще.

У Лухона всё получилось. Атлант выслушал его короткое сообщение. На информацию о дебатах в Синклите не обратил ни малейшего внимания, и распорядился доставить к нему с докладом самого Гавия. Лухона отпустил с приказом ускорить строительство дворца.

С Гавием они беседовали с глазу на глаз три часа. Космолог вернулся к ожидающим его друзьям бледный и несколько растерянный. Атлант задавал много вопросов, а в конце встречи сказал, что судьбы народов и государств вершатся богами.

Такого поворота никто не ожидал!

* * * * *

Год , прошедший после тех событий, не принёс друзьям никаких новостей. Лухон и Баика строили резиденцию атланта и весьма быстро. В этом им помог Гавий, который весь ушёл в свою работу.

Однажды он появился неожиданно на стройке и таинственно показал Лухону небольшой блестящий жёлтого металла предмет. Это был жезл, который помогал управлять гравитационными силами. Его передали для Лухона инопланетные друзья. С его помощью возможно было поднять и перенести по воздуху, вернее, заставить переместиться, хоть скалу в тысячи тонн весом. Надо было только посылать через жезл сформулированную концентрированную мысль - волю.

Это был бесценный дар.

Однажды, когда вся “девятка” встретилась вновь для разговора, жрецы Пасат и Валос принесли новость. Они узнали, что по велению атланта высшие иерархи храмов уже почти год обращаются к своим богам – покровителям с просьбами – молитвами о судьбе страны. Значит, те разговоры Лухона и Гавия с атлантом не прошли даром. Значит, они запали в душу правителя.

С помощью “волшебного” жезла Лухон быстро подходил к концу постройки. Он тщательно скрывал от всех свой бесценный дар, но свидетели, не понимая, что происходит, стали распускать слухи, что Лухон стал магом посильнее других. Главное было то, что атланту уже было, что показать. Он был доволен мастером и, однажды, стоя на берегу залива, на виду почти законченного комплекса, сказал, что он вводит Гавия в Пятёрку Мудрейших. Ещё он добавил, несколько погодя, что решение их проблемы может быть найдено иным, чем они хотели, путём, но это он сначала обсудит с Гавием.

За такую новость можно было и больше пострадать!

* * * * *

Гавий был удивлён не меньше других таким доверием правителя. После разговора с самим атлантом он на некоторое время исчез куда-то. А когда возвратился, он ещё долго был занят делами настолько, что встретиться с друзьями не мог.

Но пришёл день и он “протрубил общий сбор” для своих единомышленников. Собрались не только “девятка”, но и ещё около двадцати человек. Так велел Гавий.

У него был усталый, но счастливый вид. Он рассказал сначала о предложении атланта, которое он сделал после долгих бесед с высшими жрецами и своих размышлений. Его мысль сводилась к следующему. Начертания судьбы изменить невозможно – так говорили боги через своих высокопосвящённых храмовых иерархов. Пути развития человечества различны, и их можно корректировать. Если до катаклизмов ещё много времени, нужно позаботиться о том, чтобы другие народы тоже знали об этих процессах; подсказать им цикличность разрушительных стихий и оставить в наследство полезные знания. Развитие страны атланта уже сошло с нужного пути, и нужно бороться за то, чтобы в этих условиях великий народ смог не уйти с исторической арены без следа.

Гавий впервые слышал из высоких уст слова о судьбе народа и о народе, вообще. Он и сам не очень задумывался о том, что он представитель “народа”.

Атлант поручил Гавию связаться с инопланетными представителями, и в короткий срок выяснит, чем они смогут помочь в этом деле.

Долгие переговоры принесли свои плоды. Сложился такой план. В короткий срок создаётся отряд в сто человек добровольцев, специалистов в различных областях знаний. Отряд этот будет доставлен в указанный инопланетянами район, и по их плану построит необходимый комплекс сооружений для решения поставленной задачи.

Возглавить отряд предлагается Лухону. Но до этого он должен закончит здесь своё строительство. Гавий будет принимать активное участие в подготовке экспедиции, но в ней самой не будет участвовать. Он нужен здесь атланту, а космолога в экспедицию он подберёт сам.

Подбором участников экспедиции займутся астролог Лусик и философ Ули. Добровольцы должны понимать задачу и быть готовыми к любым сложностям и неожиданностям. Не исключено, что назад они уже не смогут вернуться никогда.

* * * * *

Через несколько месяцев план определился в деталях. Местом строительства комплекса было выбрано ровное приподнятое плато у берега большой реки, текущей с юга на север на Африканском, тогда ещё безымянном, материке.

Небольшие племена, обитающие в долине выше по течению от места работ, достаточно примитивны, хотя и являются остатками большого народа, когда-то заселявшего весь район. После крушения материка Лемурии народы эти быстро деградировали и вымирали. Но память о былом ещё не совсем стёрлась в их сознании.

Комплекс построек должен отображать наиболее просто определяемый объект на небе. Это созвездие Орион, постоянно видимое в этих широтах. Основой комплекса должна быть группа построек, показывающая Пояс Ориона, как основу символа. Вообще, всё должно иметь форму символической мистерии, которая когда-нибудь расскажет людям Земли о начале цивилизации Зугг, которая зародилась на звезде Минитака, её истории и роли в развитии человечества всего этого района космоса и, в частности, Земли.

Обязательно в комплексе должен быть выделен Сириус, как звезда самой близкой высокой цивилизации, куратора землян, и в особенности роль идейного зачинателя этой постройки атланта по имени Ра.

Формы сооружений, их внутренняя планировка и другие детали доверялись опыту Лухона, но он обязан был дать возможность прочесть в будущем предупреждение, и заложить надёжно спрятанным до времени диск из золотого сплава с информацией, записанной особым способом. Его дадут через Гавия из космоса.

 

ЧАСТЬ II

СТРОИТЕЛИ ПИРАМИД

Строительство резиденции атланта было завершено. Хозяин остался доволен и по-царски отблагодарил Лухона. Он приказал занести его имя на золотую доску, где были выгравированы имена самых достойных людей страны за многие столетия.

Но мысли Лухона уже давно были заняты предстоящей огромной задачей. Организация экспедиции его не волновала; он полагался на своих помощников. А вот задача строительства комплекса была грандиозна. Имея план, по которому будет строиться комплекс, он думал о том, каким его надо строить. Это были мысли о формах и размерах строений, об их функциональной приспособленности и прочности на тысячелетия.

После того страшного подземного удара, так изменившего его жизнь, он не забывал о давней фразе Гавия про пирамидальную форму. Уже позже, от того же Гавия, он узнал, что в других космических цивилизациях есть опыт, который говорит, что эта форма наиболее долговечна и вынослива ко всяким превратностям бытия. Но пирамиды могут быть различными по своим пропорциям и размерам.

После мучительных раздумий и расчётов, Лухон понял, что в основу этой геометрии всё-таки должны лечь соответствия с пропорциями шара, всё той же сферы. Даже сама идея, оставить понятный любому развитому человечеству знак, тоже ложилась в эти его рассуждения. Соотношение длины окружности и её диаметра всегда и везде есть величина постоянная. Любое общество, знакомое с геометрией это будет знать.

Итак, основным соотношением в пропорциях должно быть число 3,1418 число ПИ, как мы его называем. Это стало для Лухона главной истиной.

Он уже видел эти пирамиды и строил их во сне.

* * * * *

Ули доложил Лухону, что состав экспедиции полностью сформирован. Желающих оказалось много больше, чем думали; предлагали своё участие и женщины. После некоторых колебаний, женское участие отмели, больше того, зачисляли только людей бессемейных. И возраст ограничили ста тридцатью годами.

Все эти последние месяцы Лухон работал в тесном контакте с Гавием. Гавий был расстроен тем, что ему не удастся отправиться вместе с другом. Поэтому он старался сейчас до начала экспедиции лично сделать для него и для успеха дела как можно больше. Он детально проработал все этапы подготовки, проверил все мелочи и вводил Лухона во все детали.

Космолог, которого он предложил, был тоже молод и тоже талантлив. Его звали Силин, и его Гавий тоже всё время знакомил со всеми тонкостями такого непростого дела.

Экспедиция должна была отправиться на десяти пассажирских и пяти тяжёлых грузовых планетронах. Их подготовку лично контролировал Зак, которому тоже придётся вернуться назад вместе с летательными аппаратами.

Маршрут был разработан на всём пути в деталях. Сначала эскадра полетит на восток до берега Пиренеи, а потом – вдоль побережья прямо на юг до Африки. Оттуда их поведёт опять на восток по неизведанным местам инопланетный корабль, который привезёт некоторые необходимые для строительства приборы и оборудование.

Гавий очень рассчитывал, что он сможет на этом корабле ознакомиться с районом предстоящих работ, но атлант сказал, что не отпустит его от себя ни на шаг.

Инопланетяне хорошо изучили район, где предстояло жить и работать Лухону со своей бригадой. Они подсказали, какими лучше всего сделать временные жилища и, что необходимо захватить для пропитания. Дали совет взять зёрна, не очень популярной в Атланте культуры, которую когда-то сириусяне доставили на Землю. Они утверждали, что в условиях тех мест это растение будет очень хорошо расти и во многом выручит экспедицию.

Это была известная нам пшеница, которая действительно хорошо прижилась в долине Нила.

* * * * *

Подготовка завершилась, и атлант лично назначил день отправления. Утром этого дня он вызвал к себе во дворец всех руководителей экспедиции. Небольшой ритуал состоял из стандартных вопросов каждому из представленных, и стандартных ответов от них. Потом вошёл верховный жрец, который обратился к богам о помощи идущим в путь и заверил всех, что боги не откажут в поддержке. Атлант указал им на выход, и они отправились прямо в точку отправления.

В Атланте не принято было провожать в дальнюю дорогу, поэтому кроме Гавия, который был по делу на планетодроме, здесь присутствовал только один представитель атланта и технический персонал.

Планетроны поднялись на необходимую высоту и полетели на восходящее солнце. Его лучи через пару минут скрыли их от оставшихся на земле.

Гавий подумал с грустью, что Лухона он никогда больше не увидит. Через пять дней его другу исполнится девяносто шесть лет. Их более чем восьмидесятилетней дружбе пришёл конец.

* * * * *

Перелёт занял три дня. В первый день приземлились, когда солнце уже приближалось к линии горизонта. С первыми лучами нового дня поднялись в воздух и снова сели только на закате солнца. На третий день приземлялись уже в полной темноте.

Пассажирские планетроны представляли собой аппараты в виде тороида – бублика, грузовые были продолговатыми вроде дыни. И те, и другие приземлялись на выдвижные ноги, по четыре у “бубликов” и по шесть у “дынь”. Инопланетный корабль, который появился в небе над местом посадки на третье утро перелёта, и передал сигнал “следуйте за мной”, выглядел как огромный цилиндр серо-серебристого цвета. На месте прибытия он завис над землёй и осветил планетронам посадочное поле, после чего сам опустился чуть в стороне.

Лухон и Силин подошли к открывшемуся в модуле люку и встретились с тремя инопланетянами. Около часа они разговаривали с ними. Силин был и переводчиком и фиксировал на устройство, данное ему инопланетянами, все их указания и советы.

За это время модуль разгрузил привезённое оборудование. Все инструкции к нему были в упаковке, и инопланетные друзья, пожелав удачи, почти без звука и очень быстро скрылись в тёмном небе.

В эту первую ночь на новой для себя земле никто даже и не подумал о сне. Было непривычно прохладно. Сухой ветерок заставлял прятаться от него. Развели несколько костров и решили коротать время до рассвета так, сидя вокруг огня.

Знакомые звёзды выглядели сегодня как-то особенно, по-новому. Они светили ярче и казались ближе, чем на родине.

На небе не было видно и не угадывалось даже ни одного облачка.

Первые лучи солнца осветили бескрайнюю ширь плато и тихую зеркальную гладь широкой реки, текущей в нескольких сотнях шагов на востоке. Она ещё не имела названия, эта полноводная река, но с этого дня получила имя Нил.

Грандиозная картина бесконечной дали, во все стороны, завораживала. Добровольцы долго молча обозревали этот простор. Не было желания шевелиться, хотелось только созерцать.

Лухон с трудом преодолел это сонное наваждение. Он напомнил товарищам, что надо разгружать корабли и отпускать их в обратный путь.

Люди как бы просыпались в новой для себя реальности. Каждый знал, что ему делать.

* * * * *

Для всех этих людей началась новая, совсем отличная от предыдущей, жизнь. Это было подобно рождению; только они были уже “большими”, и не было рядом заботливых родителей. А обучаться надо было всему с самого начала. Здесь был другой, новый для них мир.

Лухон остро чувствовал, что вот теперь у него началось самое главное в жизни. Для этого он родился, учился, работал. Его знания и умение сейчас были востребованы с большим смыслом. Кроме того, он чувствовал ответственность за своих людей.

Спасибо Гавию, он продумал очень подробно все возможные варианты начала их миссии. Его работа сейчас оказалась очень полезной. Каждый участник экспедиции знал, что ему нужно делать на этом первом этапе вживания в новую жизнь.

Лухон видел, как дружно возводились жилища и подсобные строения. Через три дня на плато уже стоял небольшой посёлок.

Ближайшие помощники не беспокоили своего руководителя мелкими вопросами. Они понимали всю объёмность его задачи и готовы были сами прийти ему на помощь в любое время.

Инопланетяне оставили репер, от которого надо было вести все расчёты, а генеральный план комплекса был очень подробно разработан. Лухон настолько долго и внимательно его изучал, что помнил каждую мелочь.

Начинать постройки надо было с ключа. Для этого был выбран невысокий холм. Его боковые части необходимо было срезать, а потом уже вытёсывать из оставшегося массива фигуру с телом льва и головой атланта. Его лицо решил Лухон запечатлеть на многие тысячелетия. Смотреть он должен был прямо на восходящее каждое утро солнце.

Предварительно Лухон с помощью Баики “прощупал” весь холм, выясняя, какими породами он сложен. В средней части обнаружили массив более плотных, чем вся остальная масса, пород. Оказалось, что под сравнительно лёгким небольшим верхним слоем лежит твёрдое скальное основание. Его Лухон решил использовать для фундаментов построек. Работа по расчистке предстояла огромная. Для ста пар рук, даже вооружённых отличной техникой, это был титанический труд.

Собственно строителей среди них было шестьдесят человек. Остальные были знатоками в других, необходимых для организации здесь жизни и работы, сферах. Но в этот начальный период все занимались одним делом.

Сначала обработали холм под сфинкса. Потом Лухон оставил себе десятерых помощников, а все остальные начали готовить площадки под три пирамиды. Они снимали верхний слой породы и готовили фундаменты. Этими работами руководил Баика.

Больше тридцати лет заняла эта работа.

* * * * *

Поселение представляло собой три ряда по одиннадцати “скорлупок”. “Домики” собирались из привезённых частей. Четыре кусочка полусферы соединялись между собой, и это становилось крышей для троих-четверых человек. Под ногами был всё тот же песок, а гамаки-кровати вешались на специально предусмотренные крюки. В одной четвертинке-стене дома было сделано отверстие для входа.

Проектировщики не додумались сделать плотно закрывающуюся дверь. Над проёмом крепилась занавесь из плотной ткани. Оказалось, что при ветре она бесполезно полощется, пропуская внутрь песчаную пыль. Пришлось хозяевам жилищ придумывать способы борьбы с этим явлением.

Таких разных мелких бытовых недочётов оказалось довольно много, но никто не жаловался. Справлялись.

Были и более серьёзные проблемы. Одна из них, пожалуй, самая неприятная, была в снабжении водой. До реки было не очень близко, и подавать её надо было наверх, где соорудили две большие ёмкости. От них в реку провели “транспортёры” с ковшами, которые ползли и подавали воду только днём потому, что источником энергии механизма было солнце.

Два больших склада, один с необходимыми предметами жизнеобеспечения и продуктами, другой с рабочими механизмами и материалами, поставили по краям посёлка. Не сразу поняли ошибку в планировке – от одного из складов, который был со стороны господствующих ветров, песок образовал шлейф, который засыпал жилые домики. Приходилось разгребать песок. Это была ненужная работа, при напряжённом и без того рабочем ритме.

Руководство экспедиции знало, что после периода “большой воды”, то есть разлива реки, надо будет посадить зёрна привезённой пшеницы.

Первая “большая вода” вызвала много волнений и опасений. Когда уровень реки однажды утром начал быстро подниматься, это вызвало общий интерес и даже отвлекло от работ. Но, когда вода стала грозить своим приближением, стали думать, как быть. К счастью, остановилась река так же неожиданно, как и начала прибывать. Переживания оказались напрасными, а опыт на будущее - полезным. Когда вода пошла на убыль, это уже не вызвало никаких волнений. Начали посевную.

Урожаи, действительно, оказались богатыми и, постепенно, научились употреблять в пищу хлеб. Этого на родине большинство из них не знали.

Не торопясь, производили разведку окружающих земель. Оказалось, что к северу всего в одном дневном переходе река впадает в большой морской залив, а устье болотистое и заросшее высокой травой и тростником. К тому же там полно небезопасной живности.

Правда, и вблизи лагеря в Ниле было много крокодилов, а на противоположном берегу заросли тростника, но это уже было освоено, и этим уже научились пользоваться. Ловили много рыбы. Она была очень хорошим подспорьем к продуктам питания.

Вверх по течению долгое время не ходили дальше первого порога. За ним были обнаружены следы присутствия людей. Что это за люди было неизвестно, но новость взбудоражила посёлок. Шёл уже пятый год их пребывания здесь. Сотня здоровых мужчин вдруг вспомнила о женщинах.

Лухон поручил Силину связаться с космическими кураторами и попросить помощи в получении сведений о “соседях”.

Вскоре получили ответ, что племена редки, уровень культуры низок, живут в горных пещерах, питаются рыбой и плодами растений. Народ мирный и ещё помнит о былом благополучии; верит, что наказан богами и, потому, вымирает.

Советов не давали, но сообщили, что физиологической несовместимости нет.

* * * * *

Лухон имел право единоличного решения всех вопросов, вплоть до решения судьбы любого члена экспедиции. Этим правом его наделил атлант, и его люди знали об этом. Но, он не хотел пользоваться властью без необходимости. Ведь атлант уже был в другой жизни, и здесь он просто волей обстоятельств превратился в правителя.

Он собрал в свободное время всех своих людей, и предложил выбрать из своей среды семь человек ему в помощь, для решения бытовых вопросов. Таким образом, он создал Совет. Вот этот Совет он и созвал сейчас. Кроме того, здесь присутствовали Баика и Силин, которые были его главными и самыми близкими помощниками и друзьями.

Лухон попросил Силина доложить Совету всё, что ему передали кураторы. Советники, выслушав, довольно дружно и единодушно высказались за то, что необходимо послать к племенам небольшую группу для установления контакта. Они подсказали ещё одно. Люди уже понимают, что строительство это будет долгое, а контакт с родиной уже маловероятен. Ведь со дня высадки, так ни разу больше никто оттуда не прилетел. Так что надо обосновываться здесь навсегда, к этому все готовы, а это значит, что надо заводить семьи и строить город.

Лухон и сам это понимал, но хотел услышать эти слова от других. Общий сбор подтвердил новое направление жизни. Решили послать на поиски пятерых. Большего количества людей оторвать от основных работ было нельзя. Понимали, что мероприятие непростое и опасное, но другого выхода не имелось.

Построили из тростника небольшое судно. Оно должно было быть таким, чтобы эти пятеро смогли обнести его на себе вокруг порогов. Намокший тростник был тяжёл, но лодку можно было вытащить на берег. Солнце сушило быстро. Если утром лодку вытащить из воды, то вечером её уже можно нести. Двигаться против течения можно было под парусом или на вёслах.

Опыт плавания у жителей страны атланта был. Поэтому в поход собрались два бывших моряка, два бывших учёных психолога и один маг, который мог остановить и даже усыпить любого дикого зверя.

Для контакта с аборигенами взяли подарки. Об этом у атлантов тоже было известно. Их плавания по миру давали такой опыт.

* * * * *

Маленькая экспедиция прошла удачнее, чем можно было предполагать. К концу второй луны, от дня их отправления они появились в сопровождении “отряда” из тридцати молодых женщин и десятка мужчин. Они были тёмнокожи и малорослы по сравнению с двухметровыми атлантами. Особенно мелкими казались женщины, рост которых немного переваливал за полтора метра. Лица аборигенок были приветливы и улыбчивы, а тёмные глазки они умели лукаво прищуривать.

Сопровождал их один из вождей с девятью воинами. Он пришёл познакомиться с “белыми великанами”. Через два дня они ушли назад довольные и с подарками, и обещали “собрать” у соседей ещё женщин для всех новых друзей.

А, пока, решили поселить по одной “хозяйке” в каждое жилище, и постараться наладить общение без всяких сложностей.

Психологи, которые ходили в экспедицию, объяснили всем, что женщины в племенах имеют право на выбор партнёра и меняют при желании мужей. Так что, регулировать эти вопросы в “домиках” они будут сами.

Через три месяца знакомец-вождь привёл ещё двадцать женщин, а потом ещё. В течение года все, кроме Лухона и Баики, стали семейными. Вскоре появились и первые дети.

Пришлось отвлечь часть людей на строительство новых жилищ. Городок строили выше по течению. Камень начали пилить ещё дальше на другом берегу Нила. Известняковые блоки грузили на тростниковые плоты и везли к месту строительства.

Это был хороший опыт на дальнейшее. Главное строительство должно было быть более объёмным, и учились, пока, на малом. Строили сейчас для себя, и работа шла споро. Посёлок быстро рос. Жизнь в нём кипела. Маленькие тёмнокожие жёны очень быстро освоились в новых жилищах. Вскоре детские голоса уже заполняли с утра до вечера небольшие дворики.

Женщины, а потом и подросшие дети, стали помогать в полевых работах.

Лухону построили просторный удобный дом, но он большую часть времени оставался в своей “хижине-скорлупке” на прежнем месте. Он стал теперь вождём небольшого народа. Женщины, при встрече с ним приседали на одно колено, складывали ладони у груди и опускали лицо вниз. Так их учили в своих племенах.

Однажды Силин сказал Лухону, что его жена просит вождя (Лухона) дать ей благословение. Лухон сказал космологу, чтобы он привёл её к нему.

Женщина объяснила, что в племенах верховные вожди благославляют силой Духов-Богов своим прикосновением к голове двумя пальцами. Женщины не понимают, почему он этого не делает. Это их обижает.

Лухон был озадачен, но быстро нашёлся. Он сказал женщине, чтобы она передала своим соплеменницам, что он скоро получит разрешение от своих Духов считать их всех своим народом и тогда, будет давать им благославение.

Его позабавило это приключение, и он рассказал Баике историю с женщинами. Друг отнёсся очень серьёзно к его рассказу и сказал, что нужно позвать бывших жрецов страны атланта, которые тоже были среди добровольцев, и подумать о строительстве храма и создании школы для подрастающих детей.

Пасат и Валос пришли к Лухону с готовым решением вопроса. Они сказали, что не хотели отвлекать его от дел и всю подготовку уже провели сами. Лухон пожурил старых приятелей за то, что они не ставят его в известность, какие вопросы выдвигает жизнь. Они вместе уже решили, что храм будет строиться не в городке, а у сооружений комплекса, и начнётся строительство сейчас же.

Удобное место было там, где срезали часть холма, из которого уже вырисовывались контуры будущего гигантского сфинкса.

* * * * *

Одной из главных забот на этом этапе строительства у Лухона было создание в твёрдом гранитном основании сфинкса и пирамид специальных помещений, которые будут играть роль “кладовых мудрости”. Первая камера под телом сфинкса уже была начата. Пробивать такой камень было очень трудоёмко. Специальные буры-свёрла были сделаны из сверхпрочного лунного материала. В шлифовальных инструментах использовались мелкие кристаллы инопланетного происхождения. Они были твёрже алмаза. Мелкая пыль от обрабатываемого гранита затрудняла дыхание в небольшом помещении, поэтому приходилось прерывать работу, и выбираться наружу. Пока пыль не оседала, даже подменить работающего, было невозможно потому, что она в большой степени поглощала свет, и почти не было видно обрабатываемую поверхность.

Для того чтобы создать ток воздуха, надо было пробурить длинный узкий канал в другой стороне камеры. Это было не просто сделать. Но, пришлось, всё же. Это значительно облегчило условия труда и ускорило процесс.

Камера изготовлялась под непосредственным присмотром Лухона. Тело сфинкса и голову он доверил фантазии мастеров. Когда же дошло до лица, он опять взялся за инструмент, но это было после длительного перерыва в работе. Лицо могло и подождать. Важно было вложить в камеру необходимые атрибуты и информацию о назначении всего комплекса, то есть ключ к нему. После чего, камеру тщательно замуровали и закамуфлировали вход от глаз ближайших нескольких десятков поколений.

Теперь очередь дошла до пирамид. Баика очень хорошо поработал за все эти годы. Под его руководством были расчищены огромные площади под основания пирамид, и сделана вся разметка на гранитном основании. Площадки были идеально выровнены.

Тут были свои сложности и тонкости, но старый друг, Баика, за многие годы совместной с Лухоном работы приобрёл такой опыт и такие знания, что ему по плечу стали и более сложные задачи.

Опыт, который Лухон приобрёл, когда делал подземную камеру под сфинксом, оказался очень важным. Под пирамидами должны были разместиться сложные сооружения. Точно выверенные по звёздам ходы и положения камер, должны были строго соответствовать условиям задачи.

Вот теперь, они вспомнили свои беседы и споры до хрипоты ещё в ранней молодости. Вот теперь, они оценили сведения о космических пирамидах, которые дал им Гавий.

Задача решалась очень строго и точно.

На её решение ушло больше двадцати пяти лет. За это время был построен храм, и вырос город. За это время выросли дети, и родились новые. За это время образовался новый народ, численность которого уже далеко перешла через рубеж пятьсот человек, и быстро росла.

Дети вырастали меньше ростом, чем отцы, но много выше, чем матери. Некоторые юноши немного не доросли до двух метров, а девушки были на голову выше своих матерей.

Большинство потомков имело тёмную или очень смуглую кожу и кудрявые или вьющиеся волосы.

Многие юноши, прошедшие обучение у учёных-атлантов, которых пришлось освободить для этого от строительных работ, пришли заменить их на строительных площадках.

* * * * *

Лухон постепенно свыкся с мыслью, что он не только главный строитель, но теперь уже и правитель небольшого народа. Его историческая миссия стала ему ясна.

Он начал этот свой разговор со старым другом Баикой сам. Им обоим была ясна та простая истина, что они здесь уже до конца своих дней будут делать взятую на себя работу. Но то, что работа эта оказалась гораздо объёмнее, чем думалось вначале, они поняли спустя много времени после того, как она определилась.

Складывалось маленькое, пока, государство, со смешанным народом. Было понятно, что через пару поколений местные генетические особенности станут доминировать, а культура деградирует. Надо было предпринять попытку ещё при жизни коренных атлантов, поставить всё на нужную дорогу.

Государству нужна власть, которая оставалась бы законной, то есть освящённой богами, и после ухода из этой жизни Лухона и его соратников.

Жрецы во вновь отстроенном храме уже говорили народу о небесных владыках, которые привели сюда жителей страны атланта. Они говорили о том, что Лухон пришёл со своими людьми по велению богов, и его власть от них.

Ясно, что молодым людям можно внушить любую веру, но сотня сподвижников должна одобрить действия своих руководителей, которые уже не входят в их начальные полномочия.

Лухон ещё поговорил на эту тему с Силином и Пасатом, а, затем, созвал Совет. Предложения были разные, но все сходились в одном – необходимо строить государство. Это система власти, судебные полномочия, система верований, и создание необходимых ритуалов-праздников, которые будут устанавливать основные вехи по времени в событиях жизни. И ещё много других забот должны взять на себя правители. Кое-какие устои из смеси обычаев Атланты и местных жителей уже сами вошли в быт. Надо всё это обобщить, и узаконить.

Работа предстояла большая. К ней привлекли двадцать человек. Это были жители Атланты, в недалёком прошлом.

* * * * *

Государство назвали Кемет! Это слово было местного происхождения. Оно обозначало у древних племён и эту землю, и землю вообще, об огромной величине которой эти люди знали из древних преданий.

Храм был как в стране атланта, но боги в нём “жили” разные. Помимо Единого Бога – Нетера, в которого верили в Атланте, поклонялись и другим божествам, а местные духи, близкие природе и животному миру, тоже “приходили” сюда, если их просили.

Правил государством царь, власть которого от Бога – Нетера, и им освящена. Царская власть ничем не ограничена, и царь имеет право судить своих подданных именем Нетера. Первым царём, по праву, считался Лухон. Наследоваться царская власть должна прямыми потомками. Для Лухона, из этого, следовали два обязательных действия – он должен пройти ритуал вхождения во власть, и жениться, чтобы завести потомков.

Первую задачу он поставил перед жрецами. Они должны были разработать этот ритуал. А о второй задаче он решил посоветоваться, всё с тем же, Советом. Возникал вопрос о том, что царская династия должна нести наиболее чистую наследственность от страны Атланта. Но, женщин чистой крови не было. Выбор пал на девушку, у которой отец был из Атланты, а мать смешанной крови. Такие уже были. Продолжительная жизнь мужчин Атланты давала им возможность переживать не одну жену. Жёны из следующего поколения уже имели смешанную наследственность.

Совет, к тому же, решил рекомендовать основной группе “чистых кровей” избегать и дальше браков с аборигенками. А их становилось всё больше. Периодически, в город приходили и просили разрешения поселиться не только женщины, но и мужчины из местных племён. Они занимались только сельским хозяйством и простыми работами на строительстве, где были нужны рабочие руки.

Лухон закончил работы над фундаментами пирамид, и начинал возведение их тел. Для этого на другом берегу Нила, выше по течению из известнякового плато вырубали огромные каменные блоки. Это была трудоёмкая работа, оттягивающая на себя немало людей. Врезультате на той стороне возник ещё один посёлок.

Пока шла работа в каменоломне, Лухон занялся лицом сфинкса. Он предупредил своих помощников, чтобы ему не мешали, пока он не закончит своё дело, а за это время подготовили всё к ритуалу вхождения во власть и, одновременно, бракосочетанию.

Он весь ушёл в работу. Ему хотелось сделать хороший портрет своего благодетеля атланта Ра. На эту работу ушёл почти год. Лухону уже перевалило за сто пятьдесят лет, и он должен был начать теперь новую жизнь. Сейчас он вспоминал Гету. Но её черты, как-то, всплывали очень неотчётливо, и Лухон подумал, будет ли похож на себя Ра.

Правда, его видели, всего, пять человек из участников экспедиции, но и они, скорее всего, не смогут сейчас вспомнить его черты.

Работой своей Лухон остался доволен. Лицо сфинкса было благородно, а спокойный несколько отрешённый взгляд, придавал величие облику гиганта.

* * * * *

Невесту привели показать Лухону за десять дней до церемонии. Девушка ему понравилась. Она, как и все, присела на одно колено, приложила руки к груди и опустила глаза вниз. Лухон коснулся двумя пальцами её макушки, а потом, поднял её за плечи.

Её лицо было совсем светлым, и лёгкая смуглость не скрыла румянца стыдливости. Глаза были серыми с пушистыми длинными ресницами, волосы тёмными, слегка вьющимися. И рост её был довольно высок, но, высокий, даже среди атлантов, Лухон, был великаном против неё. Он ничего не нашёл сказать ей, только погладил её по щеке и улыбнулся.

К его дому за год, пока он работал со сфинксом, пристроили большой зал и сад с прудом. Над гранитной скамьёй с деревянным сидением на двоих, для царя и царицы, была арка из тёмного дерева на каменных белых колоннах, и на ней - золотой солнечный диск с двумя крыльями.

Это был подарок Баики. Когда и как он это всё построил, занятый своим делом Лухон и не заметил.

Перед залом образовалась большая площадь, мощенная камнем, и по её краям два канала с проточной водой.

Лухон вспомнил, что он не задал строителям никакой работы, пока работал сам. Баика воспользовался этим временем. Он впервые проявил свою самостоятельность и инициативу.

* * * * *

Они сидели на каменной скамье, огромный Лухон и его маленькая невеста Аита, наряженные жрецами, и ждали начала ритуала. Сильно пахло ароматическими курениями, и звучала, откуда-то сбоку, тихая музыка струнных цитр.

На площади столпились все жители маленького государства. Самые высокие из них, его друзья и сподвижники, прошли в зал и встали справа и слева вдоль стен.

На входе появились священники с атрибутами власти. Это был – золотой жезл и тростниковый шлем.

Верховный жрец под тихое гудение цитр долго возносил обращение к богам, просил их помощи и благословения. Вдруг, когда он умолк, над царскими головами из золотого диска – солнца, потрескивая, полилось голубое сияние и свистящий мелодичный звук.

Жрецы пали на колени. За ними опустились, довольно грузно, все, кто был в зале, а потом и вся площадь.

Явление длилось не долго. Последний раз щёлкнуло, и стало тихо. Стояла напряжённая убитая тишина. Лухон первым позволил себе её нарушить. Он громко произнёс: “Воля Нетера свершилась!”

Верховный жрец поднялся с колен и произнёс слова благодарности Всевышнему.

После этого все поднялись.

Лухон встал со своего места и показал Аите, чтобы она тоже встала. К ним подошёл Верховный жрец. Соединив их руки, и накинув на их запястья золочёный шнур, он объявил их царём и царицей Волей Богов!

Снова звучала музыка, и был большой праздник.

* * * * *

Первой Аита родила дочь. Её назвали Иси. Потом на свет появились один за другим два сына – Готи и Долан. Четвёртый ребёнок опять был девочкой, но она прожила всего два дня. Мать была убита горем, но Лухон объяснил ей, что это знак богов, и детей у них больше не будет.

Дети росли. Аита стала настоящей царицей и хозяйкой дома. Да и народ, который редко видел своего правителя, потому что Лухон пропадал на строительстве пирамид целыми днями и ночами, почитал царицу своей родной, богом данной, властью. Чаще всего женщины, приходили во дворец со своими просьбами и проблемами. Она разбирала ссоры и судила по совести и своему разумению.

Народ любил её и доверял ей. Лухон был солидарен со своим народом. Он тоже любил эту маленькую женщину, и мог доверить ей многие свои дела. Она очень быстро постигла, из редких рассказов мужа, премудрости мира атланта. Её осведомлённость во многих вопросах бытия удивляла даже многоопытных жрецов. Ни одну большую церемонию они теперь не проводили без её участия.

По согласию Лухона на таких торжествах, когда он сам не мог присутствовать, царица была с символами власти – скипетром и шлемом. Правда, шлем Лухона был ей велик, и его просто держали за её головой. Позже Лухон распорядился изготовить для неё такой же шлем.

Лухон был очень занят. С помощью своей “волшебной палочки” – жезла, он поднимал вырубленные огромные каменные блоки и переносил их на большие плоты, которые перевозили их на другой берег. Затем их надо было снять с плотов и доставить вверх на плато. Без помощи жезла этого не смогли бы сделать и тысячи рабочих рук.

Это была для Лухона изнурительная работа. Его жезл работал только в его руках. Видя усталость своего вождя, Баика и другие близкие друзья, пробовали его заменить. Но жезл у них не хотел поднять даже маленького камешка.

Самая ответственная работа начиналась уже на месте. Блоки укладывались с большой точностью. Необходимые проточки, ходы и ниши делались на месте, некоторые до укладки блока, некоторые – после.

В одном из гигантских блоков первого ряда Лухон приказал вырубить нишу размером около трёх метров длиной и метр на метр в сечении. Никто не спрашивал, зачем это делается. Когда блок встал на своё место, Лухон позвал Верховного жреца, и сказал ему, что здесь они должны будут замуровать его тело, когда он отойдёт в мир иной.

Пирамиды строились одновременно. Лухон укладывал один ряд Большой пирамиды, потом двух других, и отправлялся на другой берег переносить следующие блоки. Он заранее указывал, сколько блоков, и каких размеров нужно вырубить. Его опытные помощники делали всё тщательно и точно. В это время, пока он переносил блоки, Баика с помощниками занимался внутренними помещениями и ходами, уложенного ряда блоков. Им приходилось прорубать необходимые ходы, коридоры, камеры и отверстия, и обрабатывать их.

* * * * *

Время для Лухона, как будто, перестало существовать. Он видел только ряды кладки пирамид, и почти не замечал, что происходит вокруг.

А жизнь шла своим чередом.

Первые местные женщины, которые пришли из племён, уже почти все ушли из этой жизни. Их век был намного короче, чем у жителей Атланты. Всё ещё молодые, “великаны” женились на других женщинах, стараясь соблюдать чистоту расы.

Город, который стал носить имя Ра, разросся к югу. Лухон не позволил ему приближаться к пирамидам. В районе каменоломни тоже уже вырос не маленький посёлок. Там тоже построили храм.

Ниже по течению, недалеко от дельты, разрослось поселение рыбаков. Они стали уходить из дельты всё дальше в морские воды.

Ещё одно небольшое поселение возникло по левому берегу реки, почти напротив каменоломни. Здесь в каменных нишах, как было принято у местных племён Кемет, замуровывали тела умерших. Те, кто вырубал эти ниши и замуровывал тела, стали этим жить. Своё жильё они тоже строили вблизи этого места. Поселение было небольшим, и вскоре его жители выделились в отдельный клан. Их уважали, зная, что каждый придёт в их руки, и побаивались. Стал складываться ритуал захоронения, который начинался у жрецов, а заканчивался у могильщиков.

Лухон сумел найти свободное время, и объехал свои владения. Его мастера наладили строительство лодок из тростника. Они были разной величины и назначения, от транспортных и рыбацких до пассажирских и прогулочных. Появились специальные, большие лодки для плавания в соленой морской воде. Стали строить флот, как в стране атланта.

Среди соратников Лухона появились мнения, что надо восстановить связь с родиной, и для этого отправить туда морскую экспедицию. Её целью будет наладить взаимные посещения и торговлю. Можно было бы наладить и воздушный мост с помощью планетронов. Неплохо бы показать страну атланта молодому поколению, которое воспитывалось, в основном, на её традициях, но уже понаслышке. Кроме того, были среди его соратников люди, которые хотели бы вернуться в старости, после окончания строительства пирамид, на родину.

Лухон через космолога Силина, через его космические контакты, знал, что на их родине не всё хорошо и спокойно. У атланта появилось много проблем, и ему не до них. Но, естественное желание своих людей Лухон понимал, и предложил тем, кто хочет вернуться в Атланту, подготовиться к этому сложному мероприятию. Когда будет закончена Малая пирамида, а она будет завершена первой, он отпустит желающих, Лухон знал, что таких будет пятнадцать – двадцать человек. Без их участия на строительстве комплекса теперь уже спокойно можно обойтись.

* * * * *

Однажды, Лухон заметил, глядя на жену, что её волосы сильно поседели и, вообще, его Аита постарела. Жена перехватила его взгляд, и всё поняла. Она подошла к нему и печально сказала, что он всё ещё молод и крепок, а ей уже скоро придётся покинуть этот мир. Глядя ему в глаза, она посоветовала найти себе после её смерти новую жену, которая бы помогала во всём.

Лухон не был готов к такому разговору. Он растерянно смотрел в глаза Аите и говорил, что-то, что ему никто не нужен, и что это она придумала. Но, постепенно, его мысли пришли в порядок. Они сели на скамью в саду, и продолжили уже начатый разговор, уйти от которого уже было нельзя.

Аита всё давно продумала. Она понимала, что Лухону некогда задумываться над этими проблемами. Она была уверена, что её Лухон не будет искать себе новую жену, а жить ему ещё много лет.

Понимала она и, что без её помощи Лухон не может управлять всеми делами страны. Поэтому она посоветовала мужу, после её смерти, поручить все вопросы, которые сейчас решала она, старшему сыну Готи. У царя с царицей давно уже были внуки, и Аита понимала, что и сыновья уйдут из жизни раньше отца. Они будут отцу хорошими помощниками, но власть придётся передавать внуку.

Она всё это сейчас изложила мужу. Тот внимательно слушал её и думал, какая она умница. Разговор вышел долгий. У Лухона сложилось ощущение, что он школьник, и его проверяют для перевода на новую ступень обучения. А, ведь, ему перевалило за двести.

Вскоре Аиты не стало рядом с ним. Она ушла, покинув его по воле богов. Он опять стал одинок, хотя дочь и сыновья были с ним рядом. Лухон так много уделял времени и внимания строительству пирамид, что дети выросли, а он так и не успел их узнать.

Он позвал к себе сыновей после похорон матери. Лухон пытался с ними говорить, как говорил с ней, но из этого почти ничего не получалось. Они плохо знали друг друга.

Он разделил между ними полномочия в управлении многими делами государства так, как наметила она.

Сыновья выразили благодарность за доверие, но не больше. Он не увидел у них радости, которую ожидал, и вспомнил её слова, что власть то он будет передавать, всё равно, внуку. Поэтому он повелел сыновьям, уже тоже начинающим седеть, в дни отдыха приводить внуков к нему.

Сыновья попрощались. Лухон сидел в задумчивости. Лёгкие шаги отвлекли его от неутешительных раздумий. Это была Иси. Она, как и мать, умела появляться в нужный момент. Сейчас такой момент и был.

Иси выглядела моложе своих братьев, хотя была старшей. Её мужем был один из сподвижников Лухона, и у них было три дочери и сын. Сын был самым младшим из двоюродных братьев, и его отцом был выходец из Атланты. Это делало его реальным претендентом на место деда. Но Иси никогда не затрагивала этого вопроса в разговорах с отцом. Аита, в их последнем разговоре, напомнила Лухону об этом.

Сейчас Иси пришла, просто, навестить отца в его трудную минуту печали. Лухон просил её почаще навещать его, хотя бы в ближайшее время, а детей присылать к нему вместе со всеми внуками.

Иси всё поняла, и отец был ей благодарен. Она была похожа на мать, и это его утешало.

* * * * *

Лухон снова включился в строительство. Теперь он месяцами не появлялся в своём доме, всё время проводя у пирамид и в каменоломне.

Малая пирамида была уже почти закончена, когда Баика сказал Лухону, что люди устали, и им надо дать отдохнуть. Одному из его соратников стало так плохо, что его унесли домой на руках.

Соратники старели. Только Лухон в свои двести пятьдесят ещё не чувствовал усталости. Он освободил заболевшего от работы и всё же закончил пирамиду без передышки. Он обещал людям двадцать дней отдыха после того, как на её вершину будет поднят последний камень.

В этот день заболевший строитель попросил отнести его к законченной пирамиде, чтобы увидеть её в завершённом виде. Там он и ушёл в мир иной, простившись с товарищами. Лухон своей рукой закрыл ему глаза. Он был первым из пришедших атлантов, кто ушёл из этой жизни.

Лухон приказал вырубить нишу в восточной стене пирамиды и похоронить его в ней. Так он решил вопрос о том, как будут хоронить своих людей члены экспедиции. Замуровывать в нишу было принято у людей Кемет. Лухон признал себя и своих товарищей её гражданами на веки вечные.

Баика и Силин напомнили Лухону, что он обещал отпустить желающих вернуться в страну атланта, когда будет закончено строительство первой пирамиды.

Смерть товарища напомнила многим о далёкой, давно покинутой родине. Они вспомнили обещание царя.

Лухон приказал выяснить, сколько человек желают отправиться в это плавание. Таких оказалось восемнадцать человек. Семеро из них просили отпустить с ними внуков. Всего их было двадцать шесть. Им дали самую новую мореходную лодку, продукты на долгий путь, и все необходимые навигационные указания.

Трое из отплывающих старых товарищей собирались при возможности вернуться. Вернуться домой обещали и все восемь молодых людей.

Провожать их вышел весь город. Это в стране атланта не было принято провожать в дальний путь. Здесь был другой народ и другие нравы. Лухон тоже поддался общему настроению и отменил в этот день все работы на строительстве и в каменоломне.

Десятки небольших лодок проводили отчаливших далеко за пределы города.

* * * * *

Получилось так, что дело создания комплекса пирамид касалось теперь только Лухона и части его товарищей. Добрый десяток ветеранов уже сошёл в царство теней. Кое-кто стал стареть, и попросил царя отпустить их на покой. Некоторые были заняты другими делами – жрецы служили богам и учили детей и взрослых, кто-то строил лодки, кто-то разводил сады и строил систему каналов. Жизнь требовала многого, и основная задача становилась уже не такой всеобъемлющей, как прежде.

Помимо комплекса пирамид в плане Лухона были ещё обозначены места строительства храмов и поселений при них, которые должны были точно соответствовать положению объектов звёздного неба. Лухон с Баикой были заняты тем, что объясняли строителям, своим помощникам, задачи, а потом проверяли исполнение. Были отмечены на местности точки, соответствующие звёздам Ориона – Бетельгейзе, Беллятрикс и Ригель, а также Сириусу и Проциону из созвездий Большого и Малого Псов. Строители точно знали, где и что будет построено в дальнейшем.

Баика немного не дождался окончания средней пирамиды. Он лёг спать и не проснулся. Даже не сумел попрощаться со старым другом.

Его тело покоится на фундаменте средней пирамиды, замурованным в нише на многие века.

Последние месяцы они с Лухоном подолгу, иногда по двое – трое суток не выходили из внутренних помещений пирамид. Уже заработала энергетическая цепочка, которая связывала все три строения – прибора. В зависимости от периода и положения звёзд; энергию – информацию должна была излучать одна из них, две другие её подкачивали в это время.

Теперь время для Лухона стало неумолимо быстро течь к его концу. Лухон заторопился.

Его дети уже простились с этим миром, и внуки были немолоды. Жители Атланты не смогли передать своим потомкам своего долголетия. Они стали жить дольше, чем их местные матери, но не на очень много. Большинство из них не доживало до ста лет.

Лухон призвал уже совсем постаревшего Верховного жреца Пасата, и велел готовиться к введению во власть его внука от дочери Исы Голипу.

Он собрал во дворец всех внуков со своими взрослыми детьми, и объявил им о своём решении. Своим указом он назначал наследником власти Голипу, а всем его братьям и их детям назначал должности советников и помощников.

В длительной беседе Лухон объяснил, что он хочет, чтобы страна имела хорошую сильную и умную династию, для чего надо беречь чистоту рода и знания о своём предназначении.

После ритуала вступления наследника во власть, Лухон окончательно перебрался в небольшой дом, построенный для него около сфинкса. Этот дом после его смерти должен был быть разобран до основания.

Кроме всех других указаний, при передаче власти было зафиксировано, что после окончания строительства пирамид, Лухон обучит работать с ними нескольких человек, желательно посвящённых жрецов. Тот, кто будет старшим над этой группой, должен быть обязательно советником царя. И в работу пирамид ни кто не может вмешиваться или указывать что-либо. Царская власть тоже не распространяется на эту деятельность. Эта группа должна быть из семи человек, и жить и работать только для своей особой миссии.

Окончание строительства Большой пирамиды решено было отпраздновать пышно и торжественно. Указ об этом издал уже новый царь Голипа. Имена Лухона и всех его товарищей было приказано занести на золотую доску, и особенно выделить тех, кто дошёл вместе со своим предводителем до завершения строительства. Таких уже оставалось совсем немного, вместе с Лухоном тридцать восемь человек.

Лухон стал теперь, таким образом, “жителем” двух золотых досок – в Атланте и здесь, в Кемете.

Вечером, после официального торжества, народ с факелами обошёл весь комплекс и вернулся в храм. Отсюда все наблюдали, как над верхушками пирамид засветилось голубое пламя. Потом оно начало пробиваться золотыми и огненными вспышками, а, затем, всё это свечение перетекло к вершине большой пирамиды и мощным сияющим потоком устремилось в небо, где прямо над головой сиял голубым глазом яркий Сотис (Сириус).

Все опустились на колени. Жрецы запели, специально для этого дня написанный, гимн. Народ ликовал, и только Лухон с грустью смотрел на это чудо. Его работа подошла к концу. Значит, и жизни этой тоже скоро придёт конец.

Внук – царь Голипа, с восхищением и недоумением поглядывал на деда, этого гиганта ростом и могучим интеллектом. И он понял его грусть.

Праздник продолжался два дня. Потом жизнь снова потекла по своему обычному руслу, как Нил после половодья. Теперь к пирамидам имели отношение только Лухон, его друг Силин и несколько жрецов. Теперь это было их делом. То, что недавно было делом рук целого народа.

* * * * *

Лухон составил подробный план обучения группы. Сам он продолжал, теперь уже с Силином, а не с Баикой, как прежде, изучать некоторые детали работы комплекса. Запущенный механизм должен был действовать самостоятельно. Жрецам надлежало исполнять в определённое время определённые ритуалы, как бы запуская требуемые режимы действия механизма.

Здесь же в специально приготовленных помещениях должны были проходить посвящения различных ступеней те, кто решил посвятить себя богам и космосу.

Однажды случилось непонятное. Выход энергии был так велик, что сорвал верхушку Большой пирамиды. Она скатилась к основанию гигантского сооружения и развалилась на три части.

При этом Лухон и Силин, находившиеся во внутреннем помещении, получили удар, который на три дня уложил их в постели. Потом они оправились от потрясения, но пирамида была теперь без “макушки”. Жезл Лухона перестал ему подчиняться. То ли импульса воли уже не хватало постаревшему хозяину, то ли срок его действия истёк.

Начали думать, как исправить разрушение. Силину его друзья из космоса объяснили, что это не имеет принципиального значения, и не повлияет на работу комплекса. Убедились, что это так, и оставили обломки на месте.

Прошёл ещё год, пошёл второё. Лухон понял, что его время пришло. Он ещё раз показал жрецам, где его захоронить.

Он попрощался со всеми ещё оставшимися товарищами, потом навестил внуков и правнуков, которых был не один десяток, и ушёл из их жизни навсегда.

* * * * *

Захоронили тело Лухона в той нише в Большой пирамиде, которую он приготовил себе сам. Всё было сделано, как он велел. Его положили головой к восходу солнца; у правого плеча поставили его шлем – знак царской власти, а на грудь положили уже не нужный ему теперь жезл – “волшебную палочку”.

Жрецы так тщательно замуровали место погребения, что отыскать его глазом невозможно.

Тело Лухона покоится там вот уже двадцать пять тысяч лет. В соседней пирамиде захоронен его друг Баика, а в Малой – тот строитель, который первым из ста добровольцев страны атланта покинул этот мир. Его звали Сугий.

Они – свидетели многотысячелетней истории страны Кемет, земли Кемет, Та – Кемет.

Лухон и его товарищи ушли из этой жизни, оставив загадку людям на многие тысячелетия. Пирамиды продолжают свою работу в автоматическом режиме и в наши дни. Они всё так же, как и раньше, принимают и передают информацию, и ждут, когда придут те, кто должен разгадать их тайну.

ЧАСТЬ III

ДРЕВНЯЯ ТА – КЕМЕТ

Потомки Лухона или, точнее сказать, династия, которая началась с него, правили страной очень долго. Двадцать с лишним тысяч лет страна и культура спокойно развивались.

Но, начнём всё по порядку.

Ещё при жизни Голипы, приемника Лухона, вернулись назад трое из двадцати пяти отплывших в страну атланта. Это были внуки переселенцев, и они уже были старыми. Они привели корабль с командой из жителей Атланты.

Эти трое рассказали уже новым молодым поколениям страны Кемет о том, как живут на родине их прародителей. Привезли они и некоторые новинки, и подарки царю-правителю.

Когда их корабль, после почти полуторагодового плавания, достиг берега Атланты, там уже забыли о том, что была отправлена экспедиция. Да, и информация об этом в пору их отправления была у очень узкого круга людей.

К счастью прибывших, удалось добиться аудиенции у самого атланта Ра. Он то хорошо помнил об экспедиции. Сильно постаревший уже Гавий радовался встрече со старыми знакомыми и их потомками.

Прошло немало лет, прежде чем Гавию удалось снова уговорить атланта отправить корабль в Кемет. К этому времени некоторые из прибывших ушли из этой жизни. Пятеро внуков из восьми прибывших не захотели возвращаться. Но три человека всё-таки настойчиво искали возможности возвращения. Их и Гавия настойчивость победили.

Атлант принял решение считать Кемет самостоятельно управляющейся с особым статусом провинцией своей страны. Этому немало способствовали некоторые диковинные подарки из далёких заморских земель и настойчивые напоминания придворного космолога о важности той задачи, которую выполняют Лухон и его люди.

Атлант издал указ о том, что Лухон и его наследники получают титул – атлас. К указу прилагался скипетр – знак власти и небольшой космический подарок для поддержания здоровья и долголетия правителя. Это были два золотистого цвета цилиндра, которые мы знаем как “цилиндры фараона”. Это устройство пришло в страну атланта из космоса, из цивилизации Сириуса. Способ его изготовления не был тайной, но в технологии были немалые сложности.

Подсказал идею подарка всё тот же верный друг Гавий. Он, из рассказов прибывших, знал, что продолжительность жизни у наследников его друзей значительно короче, чем у жителей Атланты, и не только уговорил правителя сделать этот подарок, но и подробно описал технологию изготовления чудесного предмета.

Были у атланта и другие поводы, постараться втянуть в торговлю эту далёкую землю.

Голипа получил эти подарки. Они ли хорошо подействовали на его здоровье или что другое, но прожил он сто двадцать пять лет.

Изготовлять чудесные цилиндры, однако, научились в Кемет много позднее, когда появились необходимые для этого цирконий и цинк. Рецепт был найден в кладовых одного из храмов только через пять тысяч лет, и использован с успехом.

К тому времени жители страны Кемет стали и без того жить по сто пятьдесят – двести лет. То ли генетика, пришедшая с атлантами, постепенно пересилила, то ли другое что, но жизнь элиты продлилась значительно, почти вдвое. Да, и простой народ тоже стал по нашим меркам долгожителем.

* * * * *

Территория страны сначала стала расширяться к югу. Без особых сложностей те племена, которые в самом начале отдали пришельцам своих молодых женщин, и считали атлантов и их потомков если не своими детьми, то братьями, принимали новую культуру. Выше по течению Нила возникли города. Влияние и некоторые составляющие культуры шагнули до Великих Африканских озёр.

Там, южнее кое-где закрепляли своё влияние с применением силы, но это не носило характера завоевания земель. Скорее, это было создание опорных пунктов для постепенного вживания. В этих районах площади проживания населения не ограничивались узкой долиной реки. В те времена там было достаточно влажно и те места, которые мы знаем как суровую Нубийскую пустыню, ещё были заселены и полны растительности и животных. Населения в этих районах было не очень много, и оно, в основном, занималось скотоводством. “Завоеватели” принесли им земледелие, и оно привилось довольно быстро.

Интенсивно шёл процесс заселения и северных от “начала Кемет” земель. Особенно ускорился этот процесс, когда, лет через триста после смерти Лухона, продолжительность жизни людей начала увеличиваться от поколения к поколению. Границы расселения сначала отодвинулись к северо-востоку. Но там условия жизни становились более жёсткими уже довольно близко от устья Нила. Более благоприятными оказались места на северо-западе.

В те времена нынешняя Сицилия соединялась с Африкой, и была отделена более широким, чем теперь проливом от Аппенинского полуострова. Эту часть земель заселили и освоили быстро.

Дальше на запад культура продвинулась до Атлантического океана, что способствовало более тесному общению с Атлантой.

Весь этот процесс занял около тысячи лет. Но, подумайте, если жизнь человека длилась в среднем сто пятьдесят лет, хотя бы, то это всего семь – десять поколений. К тому же надо учесть, что ритм жизни был совсем иной, чем у нас. Выше уже писалось об этом. Помните?

Итак, государство Кемет занимало пространство от Великих Озёр до восточной части Средиземного моря. Это много; по площади можно сравнить с будущей Римской империей.

* * * * *

Наследники Лухона не строили больше пирамид. Они знали назначение Великих Пирамид, и знали об их работе.

Чем же замечательным отмечена эта, такая обширная и такая не стареющая страна, нынешний Египет.

Самым главным было в нём то, что пришло к ней от атланта – организация и управление.

Да, человек тот был не нашего пошива. Его не было необходимости принуждать, он не отличался агрессивностью и кровожадностью. Видимо, играла свою роль и система питания. Люди эти ещё не ели мяса.

Кстати, вспомним, что отличает пятую эволюционную расу от четвёртой… Правильно. Наличие пятого чувства – вкуса.

Вот поэтому люди того времени были вегетарианцами и не были чревоугодниками. Они ели для утоления физиологического голода, а не ради удовольствия. Вобщем, они не были, такими как мы!

Второе важное качество того общества. В их жизни боги, духи и силы природы участвовали вполне конкретно. Это занимало существенную часть их времени. Это же делало понимание жизни этими людьми совсем нам непонятным.

Третье. Сексуальная сторона отношений была более открытой и естественной. Здесь всё было ближе к природе, может быть, поведению животного мира. В обычаях и культуре народа плодовитость и способы её достижения играли немалую роль и возводились в культ.

Четвёртое. Связи с Атлантой во многом способствовали развитию знаний, науки и некоторых технологий. Некоторых, потому что атланты не распространяли их сознательно.

Пятое. Храмовая наука поддерживала контакты с инопланетными цивилизациями. Больше того, озабоченные представители высоко цивилизованного космоса с тревогой смотрели на развитие негативных процессов в Атланте, и с надеждой взирали на страну Кемет.

Всё это и ещё многое другое создавало обществу “золотой век”.

* * * * *

Судьба страны атланта в эти тысячелетия складывалась нелегко и трагично. В это время их высокая цивилизация потрясалась не только природными катаклизмами, что было привычно для её жителей, но начались социальные потрясения.

Одним из первых выступлений широких масс населения воспользовались те, кому давно мешала неограниченная власть атланта. Впервые в истории государства атлант сложил свои полномочия досрочно и отдал власть в руки трёх узурпаторов. То общество ещё не созрело до того, чтобы посягнуть на жизнь “от бога правителя”, но властные полномочия у него отняли. Наследник, который, безусловно, должен был занять престол, был ещё мал. Впервые в истории Земли к власти пришли представители охлократии. Но, толпой грамотно управляли. Выдвинутые ей марионетки мало что понимали в системе управления государством. А за это время силы, которые ими манипулировали, готовили для себя платформу к тому, чтобы прибрать власть к рукам формально законным путём.

Это был всё тот же клан магов. Они давно порвали с “Ложей”, к которой принадлежали, и стали проводить свою силовую линию. Их идея захвата власти над всем миром, точнее, всей землёй, могла быть реализована только при наличии в руках власти над Атлантой. Им нужен был весь потенциал всё ещё могучей державы.

Власть атланта не допускала их к энергетической основе цивилизации. Она охранялась атлантом и учёными-жрецами, как у нас “атомная кнопка”.

Все эти события влияли на развитие отношений “метрополии с колонией” – страной Кемет. Такой же колонией была и страна на Пиренеях. Обе они были пасынками у атланта. Им не давались все технологические знания, которые имелись в арсенале атлантической науки.

Экспедиция, которую возглавил Лухон, тоже ничего важного с собой не вывезла. Они взяли установку, использующую солнечную энергию. Они знали секреты использования электричества, получая его из атмосферы. Они увезли с собой иероглифическое письмо, которым пользовались в Атланте.

Но, они не вывезли с собой ни секретов производства планетронов, ни секрета оружия лучевого типа, ни секрета передачи информации через кристаллы. Всё это осталось там, на их далёкой родине.

Цивилизации общались, но очень ограниченно. Ещё повезло Кемет, что туда пришли сто высокообразованных добровольцев, которые сумели заложить основу высокой цивилизации. С самого её начала знания были очень высоки и обширны, и находились в хороших руках.

* * * * *

Всё когда-то кончается. Пришёл конец и “золотому веку” страны Кемет.

Этнос Кемет, как и вся четвёртая раса, остановился в своём развитии. Народ стал страдать неизвестными дотоле болезнями. Жрецы в бессилии придумывали новые обряды и ритуалы; стала процветать магия.

Правящая династия уже давно вырождалась. В погоне за чистотой крови она перешла на кровосмесительные родственные браки. Женами атласов становились родные сёстры. Иногда, отец, уходя из жизни, оставлял сыну в наследство свою жену; это бывала и его мать. Всё такое не могло не влиять на общее энергетическое состояние живой системы Земли.

На границе одиннадцатого тысячелетия до нашей эры начали резко меняться условия жизни в этом регионе. Наступили длительные периоды засушливых лет, потом настали периоды очень высоких разливов Нила, которые смывали часть плодоносного слоя и разрушали ирригационные сооружения и жилые постройки. Периодически приходили периоды проливных дождей, таких редких дотоле для этих земель.

Всё это длилось около трёх веков, а потом пришло страшное. Огромный вал солёной морской воды прикатил с севера из моря, и дошёл почти до Абиссинского нагорья. Он разрушил всё, что построила цивилизация, убил сотни тысяч людей, уничтожил всё живущее и растущее, и, скатываясь обратно в море, слизал всё это “как корова языком”. На месте цветущей страны образовалась занесённая песком и грязью пустыня.

Выстояли, не дрогнув, только пирамиды Лухона, да сфинкс. Их тоже стихия пыталась, если не разрушить, так хоть зарыть в песок, но ей это оказалось не по силам. Сфинкс продолжал гордо держать голову над песчаной равниной, всё так же встречая взглядом каждое утро восход солнца. А пирамидам не мешал работать, как и прежде, заваливший нижние блоки мусор.

Ещё несколько раз большие волны приходили на разрушенную долину, но они уже были слабее первой, которая не оставила им работы.

Это был удар, который “прикончил” страну атланта. Гигантские волны смыли всю жизнь в колониях Кемет на побережье Атлантики и по всему Средиземноморью. Не добрались они только до тех очагов цивилизации, которые были на плато самого юга страны. Там жили, в основном, чернокожие племена, которые уже вкусили начало кеметической культуры, но ещё не осознали её до конца. Она ещё не была основой их жизни.

Сохранились в горах отдельные храмы, где Нетеры страны Кемет продолжали свою работу. Народ исчез, но культура осталась. Весь вопрос теперь был в том, сумеют ли её подхватить те, кому судьба завещала стать её наследниками.

Прошли два-три века, и эти народы начали опускаться в опустевшую долину. Нил опять стал спокойно и регулярно поднимать в определённый период свою воду и приносить животворный лёсс на свои берега. Только дельта стала теперь гораздо дальше выдвинута в море.

Приходили небольшие группы людей, и плотность заселения ещё долго оставалась очень невысокой.

Проходили века, а жизнь в долине будто замерла. Из года в год проходил один и тот же цикл. Люди рождались и умирали. Век их стал короток; зачастую они не доживали и до пятидесяти лет. Случались всякие мелкие необычности в их жизни, но боги-Нетеры хранили их в надежде на будущее.

Постепенно населения в долине становилось больше. Прошли пять тысяч застойных лет; жизнь начала получать импульсы пассионарности.

Как мы знаем из русской истории, племена славян обратились к варягам: “Придите и володейте нами!” На Ниле тоже назрела необходимость организации власти. По каким-то причинам народы не умеют сами налаживать эту организацию. Но у жителей будущего Египта не было таких соседей, и они обращались к богам. И боги помогли им. В племенах стали инкарнироваться те Сущности, которые были вождями Атланты и Кемет. Большинство из них за этот период прошли циклы рождений в других мирах, в основном на Сириусе.

У племён появились вожди, а потом и развитая родовая организация. Постепенно племена объединялись. Появился новый народ.

На юге это был период наступления пустыни. Недавно ещё зелёные степные районы становились непригодными для жизни. Люди устремились на север в долину Нила, где оседали на свободных землях, а позже, начали теснить тех, кто там жил. Жизнь снова докатилась до Великих Пирамид; в глаза сфинксу стали заглядывать с удивлением новые люди. Они были любознательны, эти новые “человеки”, представители новой пятой эволюционной расы. Они не знали, что это и когда возникло.

Вскоре в долине Нила образовались два царства. Мы их знаем из истории как Верхнее и Нижнее. Верхнее царство унаследовало со времени своего возникновения название – Кемет.

Их цари были “пришельцами с неба”, и они знали о предшествующей цивилизации. Жрецы начали восстанавливать старую традицию. Появились храмы. Старые боги возвращались на эту землю.

На фрагментарных остатках старого стало разрабатываться вновь иероглифическое письмо. Почти забытые остатки старой культуры постепенно прививались в жизни. Некоторые записи того периода, который наши современные историки окрестили “додинастическим”, дошли до наших времён, и дают некоторое представление о том, что тогда жили люди обладавшие определённым уровнем культуры.

* * * * *

Это был период возникновения “послепотопных” цивилизаций в районах, где этот катаклизм уничтожил почти всё, что существовало ранее.

Новая, пришедшая раса, которой освободили таким образом жизненное пространство, начинала своё развитие почти “с нуля”. Почти, потому что кое-какие остатки цивилизаций всё же уцелели, но новому человечеству нужны были тысячелетия, чтобы дорасти до них и суметь ими воспользоваться для своего развития.

Так возник Месопотамский очаг или цивилизация Шумер; так возникла египетская цивилизация и великая страна Та – Кемет. Есть сведения о подобных процессах в Центральной Америке. Даже в южной и центральной Африке возникали высокие культуры.

Эти молодые цивилизации народов пятой эволюционной расы тоже строили пирамиды, как ритуальные культовые сооружения. Центральноамериканские культуры и культуры южной Азии и Индонезийского архипелага строили ступенчатые пирамиды зиккураты. Обычно на их вершинах ставили храмы или алтари для жертвоприношений. Здесь идея пирамиды носила характер горы, с которой ближе к небу. Эти сооружения создавались, как правило, в плоской или низменной местности.

Египетская цивилизация наследовала практику одного из лучших творений атлантической мысли. Она строила классические пирамиды, и в их внутренних помещениях создавала пространство для тайных ритуалов и мистерий, которые были известны только жрецам. Посвящения принимали и фараоны; они тоже были носителями эзотерических знаний. В начале цивилизации это было правилом, и династии не даром считались “божественными”.

Почему же новые культуры порознь пришли к идее строительства пирамид?

Идея их создания, пришедшая космологу Гавию, и разработанная строителем Лухоном, так детально и грамотно, как и все наши достижения творческой мысли, ушла в информационное пространство. Там ничего не пропадает. Когда она оказалась востребованной, она появилась у ищущих людей. Появилась она не одновременно в разных местах. Вероятно, первое такое требование возникло у жителей Кемет, которые имели перед глазами образец. А может быть, она посещала умы других людей в более ранние эпохи. Имелся ведь уже опыт таких строений и до наших героев. Мы уже читали о том, что Гавий получил некоторые сведения из других миров. Информация заполняет весь Космос, а он вечен, или в своей материальной части, по крайней мере, очень древний. Где-то уже там строил кто-то пирамиды раньше.

В реальности эта схема, или ей подобная, работала, видимо, сложнее, чем представленное объяснение. Не всё так просто, как хотелось бы.

Лухон, его Сущность, ещё не раз воплощался в пятой расе человечества Земли. Он пять раз рождался в Египте в XLVI, XLIII, XVII, IX, V веках до нашей эры. Трижды он становился жрецом; один раз из них в женской ипостаси. В XIII веке до нашей эры он был жрецом в Андах, а в XX веке до нашей эры в Месопотамии руководил общиной огнепоклонников. Пришёл он на Землю снова в этот свой цикл рождений из цивилизации Сириуса.

Видите, какая Судьба у строителя пирамид.

P. S.

В процессе работы “всплыла” необходимость вспомнить. то, что сделано было мной несколько лет назад. Это сведения о двадцати шести династиях египетских фараонов, которые я в виде таблицы уже помещал в книге В.П.Бабанина “Самые большие загадки прошлого”. Теперь они немного откорректированы, и здесь их место. Они “просились сюда” к родной для них информации о своём очень давнем предшественнике – царе страны Кемет Лухоне.

К додинастическому периоду можно отнести 150-200 лет до начала условного отсчёта правления первой династии. За это время потомками “пришельцев” постепенно осуществлялось создание земледельческой культуры в районе долины Нила. Знания по земледелию в отдельных районах давались разными людьми. Поскольку это не так просто и быстро усваивается можно выделить период 100-120 лет. Потом начался процесс объединения путём слияния отдельных провинций при помощи создания религиозно-бюрократического управления. Объединение не шло военным путём. Отдельные области не сразу вошли в этот единый союз. Началось объединение с севера, района Дельты, где соседям приходилось давать вооружённый отпор. В самой долине земель хватало, и вливающиеся племена постепенно перенимали культуру земледелия.

Столкновения начались между уже сложившимися отдельными областями-номами. Но объединение всё же наступило, когда создались несколько сильных государств. В конце концов, появились два царства - Северное и Южное.

Последнего царя Северного Египта звали Навух. В последние годы его правления умерший правитель Южного царства не оставил наследника. Навух послал своего сына с войском и подчинил себе Юг. Он принял новое имя - Нармер. После его смерти это же имя принял и его сын, который правил страной около 30 лет. После него правил фараон Нумес. Он не был родственником Нармера. Его сына звали Манес.

При Нармере-сыне в 4040 г.д.н.э. был выбит на камне документ, который мы называем – палетка Нармера.

Все правители страны, начиная с первых правителей номов, были “божественного происхождения”. Их знания передавались по наследству из поколения в поколение. Религия, которую они поддерживали, досталась египтянам от потомков атлантов, которые сохранили свою культуру, изменившуюся за тысячи лет. В горах Абиссинии они избежали воздействия жуткой стихии, но не избежали её последствий. Связь времён была разорвана. Основа культуры, погибшая в долине Нила, перестала питать свои ростки, и она вернулась на эти земли через огромный промежуток времени сильно изменённая. Поэтому египтянам нужны были “правители божественные”.

Список фараонов по династиям (по Манефону):

Имя Дата рождения-смерти Исторические сведения

I династия ( Божественная )

Фараоны Аха и Ден (?)

1. Манес (Хор-Ах)

3980-3944 г.д.н.э.

2. Манох

3953-3906 г.

3. Мотрохон

3912-3870 г.

4. Долонгох (Джер)

3878-3840 г.

5. Дос

3852-3780 г.

6. Бохос (Семерхет)

3798-3705 г.

7. Тантмон

3762-3690 г.

8. Мнохма

3735-3640 г.

9. Умбогд

3692-3623 г.

10. Угафон (Каа)

3670-3620 г.

11. Тотмонг (Перибсен)

12. Танг

3635-3598 г.

3607-3548 г.

II династия

1. Тантмахон

2. Тутмонг I

3. Тутмонг II

4. Тлок

5. Слонг

6. Сину

7. Тланк (Хасехемум)

8. Танктан

9. Тутмос

10. Тумто

11. Махматон

12. Тангар

13. Кату

14. Кампо

15. Матагон I

16. Матагон II

17. Хуфо

18. Харен

3585-3521 г

3570-3505 г.

3550-3487 г.

3525-3480 г.

3500-3432 г.

3472-3402 г.

3448-3390 г.

3420-3385 г.

3395-3340 г.

3360-3321 г.

3325-3292 г.

3300-3260 г.

3272-3230 г.

3240-3203 г.

3208-3171 г.

3180-3130 г.

3160-3112 г.

3129-3100 г.

Фараон Сент от 4571г.

III династия

1. Джосер

2. Джодмен-Та (Сехемхет)

3. Камон

4. Дидумх

5. Каамонт

6. Утикам

7. Татмон-Ха

8. Татук

9. Тлук (Хуни)

3128-3071 г.

3096-3040 г.

3070-3008 г.

3046-2972 г.

3002-2940 г.

2965-2900 г.

2940-2892 г.

2908-2847 г.

2865-2839 г.

IV династия

1. Снофру (Суфун-Ах)

2. Хеопс (Хуфу)

3. Джефед-Ра

4. Тлопха (Хефрен, Хаф-Ра) 5. Учану

6. Санту (Микерен)

7 . Хумо (Шепсескаф)

8. Талкон

2860-2805 г.

2831-2786 г.

2810-2780 г.

2803-2765 г.

2780-2723 г.

2746-2700 г.

2710-2656 г.

2690-2630 г.

V династия

2498-2345г.

1. Усеркаф (Уас-Куф)

2. Мукри.

3. Хумо (Саху-Ра)

4. Джедкар Исеси

5. Петти (Унис)

2660-2612 г.

2642-2603 г.

2620-2590 г.

2608-2560 г.

2578-2510 г.

VI династия

1. Пта

2. Пепи I (Пиопи)

3. Дарсет

4. Тети (Менкаура)

5. Меренра

6. Неферкар

7. Нуахшот

8. Ниаг

9. Пепи II

10. Ур-Хуф I

11. Ур-Хуф II

12. Хуф-Ну

13. Ибби

2560-2505 г.

2540-2484 г.

2512-2460 г.

2485-2430 г.

2501-2461 г.

2467-2430 г.

2440-2395 г.

2423-2391 г.

2400-2303 г.

2360-2290 г.

2328-2270 г.

2324-2265 г.

2301-2240 г.

VII династия

1. Ануфти

2. Ману-Шат

3. Апан-Ах

2273-2235 г.

2263-2230 г.

2260-2228 г.

VIII династия

1. Мухти

2. Муслин

3. Апухти

4. Датум-Ра

5. Шахти-Ум

 

2262-2223 г.

2253-2218 г.

2238-2210 г.

2235-2202 г.

2230-2194 г.

IX династия

1. Мерибра-Ахтой I (Хетти)

2. Тутамон

 

2235-2186 г.

2203-2180 г.

X династия (Гераклеопольская)

1. Ахтой II

2. Атамон

3. Ахтой III

4. Мерикар

5. Интеф I

6. Интеф II

 

2180-2145 г.

2157-2130 г.

2150-2070 г.

2118-2088 г.

2128-2090 г.

2072-2041 г.

Среднее царство

XI династия (Фиванская)

1. Ментухотеп I

2. Ментухотеп II

3. Ментухотеп III

2098-2032 г.д.н.э.

2051-2020 г.

2028-1974 г.

XII династия

1. Аменемхет I

2. Сенусерт I

3. Аменемхет II

4. Сенусерт III

5. Сенусерт II

6. Аменемхет III

7. Аменемхет IV

8. Нефрусебек

 

1991-1962 г.

1970-1932 г.

1930-1886 г.

1898-1878 г.

1873-1832 г.

1843-1797 г.

1820-1780 г.

1822-1786 г.

1991-1782г.

 

 

 

 

 

 

СестраАменемхетаIV (1785-1702г.)

XIII династия

1. Себекхотеп I

2. Тутоста (Неферхетеп ?)

3. Себекхотеп II

4. Себекхотеп III

5. Себекхотеп IV

 

1803-1770 г.

1780-1762 г.

1772-1740 г.

1761-1733 г.

1750-1720 г.

XIV династия

1. Хиани

2. Хидам

3. Апопи I

4. Апопи II

5. Апопи III

 

1775-1740 г.

1750-1720 г.

1762-1710 г.

1730-1685 г.

1712-1652 г.

XV династия

(Великие Гиксосы)

1. Салитис

2. Сатапи

3. Хамуи

4. Дарси

5. Апами

6. Сабуди

 

1680-1642 г.д.н.э.

1652-1618 г.

1630-1583 г.

1613-1564 г.

1592-1558 г.

1570-1550 г.

1663-1555г.

XVI династия

(Малые Гиксосы)

1. Сусбек

2. Дамик

3. Шутхи

4. Шуши

5. Шумби

6. Абу-Аш

7. Самас

1700-1645 г.

1679-1630 г.

1650-1608 г.

1630-1574 г.

1608-1570 г.

1590-1556 г.

1573-1548 г.

XVII династия

1. Саис

2. Итгиз

3. Алтаг Тао I

4. Уф-Чинг

5.Каратас Тао II (Сехеменра)

6. Камес

 

1688-1660 г.

1685-1662 г.

1662-1648 г.

1660-1630 г.

1650-1622 г.

1649-1612 г.

Новое царство

XVIII династия

1579-1293г.

1. Яхмес I (Амасис)

1640-1591 г.

Прав.1570-1543г.

2. Аменхетеп I (Аменофис)

1618-1590 г.

3. Тутмос I

1597-1529 г.

Прав.1524-1518г.

4. Тутмос II

1579-1529 г.

5. Хатшепсут

1568-1505 г.

Прав.1498-1483г.

6. Тутмос III

1550-1471 г.

правил 54 года

7. Аменхетеп II

1523-1476 г.

8. Тутмос IV (Джехутимес)

1499-1452 г.

9. Аменхетеп III

1480-1432 г.

Правил 30 лет

10. Аменхетеп IV (Эхнатон)

1448-1389 г.

Прав. 1350-1334г

11. Семенхет-Ра

1405-1386 г.

12. Тутом (Тутанхамон)

1395-1368 г.

Правил 10 лет

13. Харемхеб

1450-1369 г.

XIX династия

1. Рамсес I (Парамес)

2. Сети I

3. Рамсес II (Сезострис)

4. Мер-не-Птах

1398-1342 г.

1360-1325 г.

1338-1270 г.

1309-1266 г.

XX династия

1. Сетхенехт

2. Рамсес III

3. Рамсес IV

4. Рамсес V

5. Рамсес VI

6. Рамсес VII

7. Рамсес VIII

8. Рамсес IX

9. Рамсес X

10. Рамсес XI

1312-1242 г.

1280-1241 г.

1261-1230 г.

1240-1205 г.

1218-1190 г.

1200-1168 г.

1172-1140 г.

1150-1142 г.

1130-1106 г.

1105-1086 г.

11. Херихор

1085-1030 г.

XXI династия (Танисская)

1.Несубанебджед (Семендес I)

1078-1028 г.

Прав. 1069-1043г.

2. Псусеннес I

3. Пасамет-Ра

4. Примуртмих

5. Хамбард

6. Псусеннес II

1050-1012 г.

1030-996 г.

1014-980 г.

995-960 г.

979-945 г.

 

 

 

Прав.(?) 960-945 г.

 

XXII династия (Ливийская)

1. Шешонк I

2. Шешонк II

3. Шешонк III

4. Себсах

5. Суссек

975-924 г.

953-912 г.

930-898 г.

912-880 г.

891-840 г.

XXIII династия (Ливийская)

1. Суссеких

2. Ситмах

3. Сумуник I

4. Тоткам

5. Тупи

6. Суминик II

7. Туамох

8. Осоркон

899-878 г.

890-861 г.

890-848 г.

868-814 г.

842-810 г.

832-805 г.

810-788 г.

790-742 г.

 

Брат – “маленький Суссек”

XXIV династия

1. Амонтом

2. Танти

3. Турт

4. Мургба

5. Март-Та

 

900-860 г.

878-840 г.

860-835 г.

838-791 г.

805-788 г.

XXV династия

1. Пианхи

2. Псимити

3. Шабака

4. Тахарка

5. Тураух

6. Тутархи

788-720 г.

764-706 г.

760-690 г.

740-672 г.

718-650 г.

706-647 г.

XXVI династия

1. Псамметих I

2. Нехо I

3. Псаметих II

4. Нехо II

5. Нехо III

6. Априй

7. Неух (Псамметих III)

 

688-610 г.

650-598 г.

630-580 г.

607-563 г.

587-545 г.

580-549 г.

563-520 г.

 

 

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Писалась эта книга, что называется на одном дыхании, “в два присеста”. Фактически работа заняла десять дней. Я жил в это время в деревне на Псковщине. Погоды стояли отвратительные – дождь, холодный меняющий направление ветер. Топил печь и, не отрываясь по несколько часов, до ломоты в пальцах, писал.

Когда начинал писать, меня интересовала энергетически очень ёмкая Судьба Сущности Лухона. Я знал уже весь цикл его реинкарнаций до наших дней, и знал, что он строил Великие Пирамиды.

Как видите, с первой страницы в моей информации появились ещё восемь имён. Уверен, что это не случайно. Такое “оттуда” просто так не открывают. Дальше по тексту возникли ещё два имени “магов – злодеев”. Раз эти имена были названы, значит “борьба продолжается”.

Магические силы продолжают свою работу; иначе это можно сказать, что намерения когда-то были запущены, воля была проявлена, следовательно, энергия разрушения будет существовать до тех пор, пока не изживёт себя или не будет нейтрализована другой энергией, созидательной.

Ещё живут на Земле в своих далёких от того времени рождениях те “чёрные маги”, которые конструировали разрушительные процессы. Другое время выработало иные способы вредить людям. Но, разве не “чёрные силы” создают оружие массового уничтожения людей, работают над проблемами психотропного воздействия, наконец, просто торгуют наркотиками и растлевают малолетних. Это всё те же силы; может быть в других Сущностях, а быть может это реинкарнации тех же самых, что были тогда “чёрными магами”.

Где сейчас Гавий и другие благородные Сущности. Они боролись со злом всю человеческую историю. Но, где оружие против зла. Его не победишь ответным злом. Оно должно быть вытеснено добром. Людям нужно показывать на него пальцем и объяснять, раскрывать его суть. Люди должны понять, что чем больше будет добра и любви, тем меньше останется места для зла. Его надо вытеснять с нашей планеты; пусть оно нигде не найдёт себе места и останется неприкаянным. Тогда за невостребованностью оно, может быть, перестанет быть злом.

24.04. – 28.05.98г

 

 

okp326.gif (883 bytes)

Вернуться

Ваше время - наша работа!

На головную портала

Парусники мира. Коллекционные работы   

    РУССКИЕ ХУДОЖНИКИ  ***   RUSSIAN ARTISTS

Только подписка гарантирует Вам оперативное получение информации о новинках данного раздела


Желтые стр. СИРИНА - Новости - подписка через Subscribe.Ru

Нужное:   сиделки   рассылка   на  доски   мойка   окон

Copyright © КОМПАНИЯ ОТКРЫТЫХ СИСТЕМ. Все права сохраняются. Последняя редакция: Сентябрь 28, 2009 18:00:12.