Ведьма с пятого этажа

 

“… но я не хочу, чтобы вы были в общении с бесами.

Не можете пить чашу Господню и чашу бесовскую;

не можете быть участниками в трапезе Господней

и в трапезе бесовской.

Неужели мы решимся раздражать Господа? ”

1 Кор. 10:20-22

 

 

День был чудесный. Солнечный и тёплый. Вся земля была покрыта ярким осенним ковром. Удивительная городская природа Малой Охты радовала изобилием кленовых и каштановых листьев.

Мой пёс, старый спаниель, и я, как обычно, шуршали листьями вдоль протоптанной к дому дорожки, когда на ней появилась молодая интересная женщина. Раньше, я её не замечала, хотя не заметить её было бы трудно. Тонкая, с тонкими же длинными пальцами, с длинными светлыми волосами, одетая во всё очень “фирменное” и, что самое интересное, с котом на плече. Кот тоже красавец, породы “норвежская лесная”.

Она подошла к нам и сразу, не представившись, обратилась ко мне: “Вот я давно за Вами наблюдаю. Вы такая интересная женщина, а у Вас такой ужасный муж, алкоголик. Хотите, я Вас от него избавлю. Мне это не составит труда, я ведь ведьма”.

Много я повидала в своей жизни. Но такого! “Сумасшедшая она, что ли, шизофреничка, почему тогда разгуливает среди людей, да ещё с котом”, - подумала я и попыталась рассмотреть её получше. Ничего странного не было ни в её выражении лица, ни в глазах. И кот вёл себя на редкость спокойно.

Да, муж у меня действительно пил и давно. Проблемы и неприятности, которые, которые постоянно преследовали его, в конце концов доконали этого слабого человека. Но я абсолютно не хотела от него избавляться, более того я жалела его, потому, что считала, что без меня он совсем пропадёт.

“ В каком смысле, избавиться” - тем не менее, спросила я.

“Это зависит от Вашего желания, можно убрать куда подальше, а можно и на тот свет отправить, я сейчас “чёрную магию” изучаю и экспериментирую, одного уже “отправила”, - сказала она, - соседа. Да Вы не беспокойтесь, продолжила она, - денег я с Вас не возьму”.

И я вспомнила, как во дворе рассказывали, что год назад какой-то сосед Сашка с пятого этажа, почему-то подался в бомжи и теперь живёт не дома, а где-то в подвале. Что же это? Правда, что ли ведьма, настоящая.

Вспомнила и, как пастор в церкви говорил, что у того, кто верит в Бога, нет оснований, не верить в дьявола. А раз черти есть, тут и до ведьм недалеко.

“Грех это, - твёрдо заявила я, - ни слышать, ни думать об этом не хочу, и не морочьте мне голову, и вообще я в церковь каждое воскресенье хожу”.

“Да знаю я, про Вашу церковь”, - заулыбалась она.

И тут со мной началось что-то странное. Вместо того, чтобы решительно прервать разговор и пойти своей дорогой, я продолжала с ней беседовать. И более того, мы познакомились. Оказалось, что у ведьмы есть имя. Зовут её Инга, родом она из далёкого сибирского захолустья, окончила в Питере финансово-экономический институт и даже аспирантуру, а сейчас работает в “совместном предприятии” по производству кормов для кошек и собак. Год назад она купила комнату на пятом этаже в нашем подъезде. В общем, относительно преуспевающая начинающая “ведьмочка”. Я даже пригласила её домой на чашечку кофе. Так началось наше общение, которое продолжалось почти три месяца.

Точнее продолжалось самое настоящее “наваждение”. Куда бы и когда бы я ни шла, я встречала её на своём пути. Если я смотрела в окно, то и там непременно показывалась она, медленно прогуливаясь по двору со своим котом. В отличие от меня, она никогда не спешила. Чаще всего она просто появлялась у меня за спиной, когда я открывала дверь в квартиру, причем, когда мужа дома не было. И мне просто ничего не оставалось, как пригласить её в очередной раз на чашечку кофе.

Мы сидели с ней вечерами за круглым столом и беседовали. К теме о моём муже мы больше никогда не возвращались. Просто философствовали. Я о Боге и христианском учении. Инга о своём магическом опыте и о том, как ей всё время голоса слышатся, которые предупреждают обо всём, рассказывают о других людях, об их тайнах и болезнях. Людей она не любила, большинство считала просто мусором, в первую очередь больных. “Постойте, постойте, подумала я, в один прекрасный момент, - это уже было где-то, да у Ницше, - вспомнила я, “ больной – паразит общества”, это же его идеи”.

Я пошла в библиотеку и взяла перечитать кое-что из Ницше, чтобы убедиться, в своих подозрениях, ничего не рассказывая об этом своей знакомой “ведьме”. Однако, через несколько дней мне позвонила заведующая библиотекой, которая очень хорошо меня знает, и предупредила меня о том, что к ним на “абонемент” приходила какая-то странная девушка, назвалась моей соседкой и попросила дать ей ту же книгу, которую я сейчас читаю. Библиотекарша, которая тоже меня хорошо знает, на всякий случай отказала ей, сославшись на то, что в фонде больше такой книги нет, все на руках. Заведующая, будучи человеком опытным сразу всё поняла и решила предупредить меня о том, что кто-то собирается “промывать мне мозги”.

Я конечно и сама об этом уже догадывалась, но почему-то не могла избавиться от “наваждения” и продолжала общаться с “ведьмой”. Мне мешала моя самоуверенность, мне казалось, что, это я, её перевоспитываю. Я ей даже цитаты из Библии зачитывала, где говорится о том, что “колдуны и маги мерзость Богу”, и даже в церковь её зазывала.

И она пришла. Однажды, когда пастора не было, узнала ведь как-то заранее, что его не будет! Службы в таких случаях не отменяются. Пастор часто отлучается, конференции у них бывают разные и командировки заграничные. В тот раз у нас был запланирован просмотр фильма по Евангелию от Луки.

Пришла Инга в середине фильма, села в конце зала. После фильма было обсуждение, и она спокойно и молча слушала. Потом началась общая молитва. Она сидела, стараясь не смотреть на того, кто, исполняя долг мирского проповедника, читал молитву о спасении и благословении всех находящихся в церкви, а значит и о ней. Она смотрела в пол справа от себя, сложив руки на коленях.

Но через некоторое время с ней начали происходить странные вещи. Сначала у неё поднялось вверх правое плечо, и вся рука медленно стала перемещаться за ним. Она попыталась удержать правую руку кистью левой руки, но в этот момент левое плечо поползло вверх. Так она боролась сама с собой некоторое время, поочередно удерживая то одну то другую руку, пока и голова её не стала совершать странные самопроизвольные обороты. Глаза при этом из подлобья зыркали в разные стороны. Видимо это и были так называемые “корчи”. Возможно, когда слова молитвы достигли её разума, ей или бесу, который в ней сидел, стало не по себе. Наконец она собралась с силами и выбежала из зала.

“Она это, та самая Ваша соседка, которая просила Вашу книгу”, - сказала мне заведующая библиотекой, которая тоже была на просмотре фильма.

На некоторое время “ведьма” Инга забыла обо мне. “Раны зализывала” после посещения церкви.

Приближалось Рождество. Зима была очень снежная и морозная. Деревья стояли необыкновенно красивые, в инее.

Был конец декабря, и было много работы, как всегда в конце года, отчёты, подсчеты. Я возвращалась очень поздно.

Вокруг было светло от белого снега. Поэтому я сразу заметила маленькую чёрную собачку, очень маленькую и лохматую. Она сидела на детской площадке и замерзала. “Потеряшка”, сразу поняла я и взяла её домой. Но не тут то было. Мои звери, сиамский кот и спаниель не пустили её дальше порога. Они заняли жёсткую оборону. Кот шипел, пёс рычал. Я вспомнила почему-то про свою соседку с пятого этажа, и, схватив собачку, побежала наверх. Надо сказать, что я так ни разу и не побывала у Инги в квартире, почему-то. А тут, что называется, случай представился.

Массивная железная дверь, проскрежетав многочисленными засовами, с грохотом отворилась, и, собачка прямо с рук впрыгнула в квартиру и побежала по коридору.

“Держите, - вскрикнула Инга – у меня же там кот!” Про её то кота я и забыла. Я побежала за собачкой, на ходу отметив, что в первой комнате всё как обычно: диван, телевизор. Но, то, что я увидела в дальней комнате, так меня поразило, что до сих пор, встаёт перед глазами, как только я вспоминаю эту историю.

Комната была почти пустая. На окнах густо висели пурпурные гардины. Обои на стенах были, как и следовало ожидать - обои были чёрные! На черном фоне были разбросаны красные цветы. Где она только раздобыла такие!

Но самым потрясающим элементом этой комнаты был портрет старой седой дамы в чёрном платье с белым воротничком.

Больше я ничего не успела разглядеть. Собачка, сделав круг, выбежала за котом на кухню и с лаем загнала его на холодильник. Инга, пиная собачонку ногами, стала выгонять её, повторяя: “Я тебе покажу, дрянь, как трогать моего кота”. Я поняла, что и здесь бедной собачке не найти приюта. И мы покинули странную квартиру.

Я взяла старый поводок, и, пристегнув собачку к трубе парового отопления, и, подстелив ей коврик, оставила ночевать на лестнице. На следующий день при помощи одной из собачниц, она благополучно нашла свой дом.

А на следующий день был Сочельник, 24 декабря, канун Рождества. Я должна была ехать к дочери студентке, с тушёной индейкой, с деньгами и подарками. Перед тем как собраться, я вышла прогулять собаку.

Мы обходили знакомые кустики, когда мимо нас, не торопясь, прошла Инга. Вдруг она остановилась и повернула обратно.

“Ой, у меня пуговица на шубе оторвалась, можно мне у Вас ниточку с иголочкой попросить”, - вежливо пропела она. И ведь слышала я не раз от людей, что нельзя чужим женщинам в своём доме иголку с ниткой давать, но что-то опять меня “тормознуло”. И ведь могла бы удивиться, хотя бы, зачем ей у меня в доме свои пуговицы пришивать, если она в том же подъезде живёт. Нет же, я любезно предложила ей свою помощь, да ещё с чашечкой кофе, как обычно.

Она благополучно пришила свою пуговицу и упорхнула.

А я стала собираться к дочке в гости. И что тут началось. Два часа я ходила по квартире, как в тумане. Хочу взять деньги, которые обещала дочери на Рождество, открываю шкафчик, где они всё время лежали, а денег нет. Пустая полочка. “Неужели, - думаю, - эта Инга деньги взяла, вроде она к шкафчику не подходила”. Хочу надеть сапоги, но не могу найти правый сапог. Всю квартиру обошла и не один раз, во все углы заглянула, как чёрт языком слизал! И тут меня осенило. Вспомнила я поговорку старую: “Чёрт, чёрт, поиграл и отдай!” И отдал. Иду на кухню, а мой длинный чёрный сапог (ботфорты тогда были в моде) лежит прямо на обеденном столе, на белой виниловой скатерти. “Ничего себе, - думаю я – такого не заметить”. Одеваю сапог и иду к шкафчику, из которого деньги пропали, а они лежат себе на полочке, пятьсот рублей одной бумажкой, будто и не исчезали. Я ведь своими собственными глазами смотрела на эту полочку и ничего не видела. Вот это чертовщина, так чертовщина.

Вечером возвращаюсь очень поздно и поздно ложусь спать, поэтому утром прошу мужа погулять со зверями. По утрам он обычно трезвый, зверей любит и никогда не отказывается с ними погулять, если попросишь. А надо сказать, кот и пёс часто гуляют вместе. Оба на поводках, оба одной масти, прямо “сладкая парочка”.

Лежу и сквозь утреннюю дремоту слышу под окном голоса. Один моего мужа, другой Инги. Моментально, заподозрив что-то нехорошее, набросив только халат и тапки на босу ногу, выбегаю на мороз. И что я вижу. Собака привязана к кусту под окном. Муж держит в руках пустую шлейку (это такой кошачий ошейник с поводком) и говорит: “ Представляешь, соседка с пятого этажа, зачем-то, поменяла нашего Маркиза на эту кошку”. И показывает мне совершенно пустой ошейник. “ Какую кошку, где ты видишь кошку? - кричу я, - где она, эта “Тварь”, где мой кот?” Муж удивлённо разглядывает пустой ошейник и показывает на угол дома. Я бегу за угол и вижу, как Инга с моим котом на руках удаляется к противоположному концу дома.

“Верните немедленно моего кота”, - кричу я и бегу за ней в тапочках прямо по глубокому снегу. “ Да не нужен мне больше Ваш кот”, - улыбаясь, говорит она и протягивает мне Маркиза.

Дома я проверяю всего кота, чтобы убедиться, что она ничего ему не сделала. Кажется, ничего особенного не произошло, однако почему-то и у кота и у собаки минут через пятнадцать начинается рвота. Потом звери уходят спать и спят весь день.

Муж не возвращается ни в этот, ни в последующие дни. С ним и раньше такое случалось, и я предполагаю, что он загулял по случаю праздников.

Неприятности продолжаются. Почему-то дверь спальни сама собой слетает с петель, когда я пытаюсь её закрыть, почему-то она застревает, а не скользит по полу, как обычно, и слетает с петель.

Я заболеваю, причём очень серьёзно и до Нового года на работу уже не иду.

31 декабря весь день звонил телефон, все поздравляли с наступающим Новым годом и сочувствовали моей болезни. Позвонила и одна моя знакомая, экстрасенс (для меня это всё равно, тоже “ведьма”, только добрая). И, как бы между прочим, спрашивает: “А что у тебя с дверями? И вообще, что происходит в твоём доме? Кто эта старая седая женщина, которая к тебе всё время заходит и почему в комнате так темно и пусто?”

Помните? Помните, что было в квартире на пятом этаже? Старая седая дама на портрете (Ну, прямо, как у Дж. Р. Р. Толкина в романе, когда маги видят, что происходит друг у друга в замках. И это всё со мной?)

Я в шоке. Я рассказываю ей всю историю от начала, от того дня, как я познакомилась с этой Ингой.

Она тоже в шоке, от того, как далеко я зашла в своём общении с этой “ведьмой”. Она мне всё объясняет.

И, как Инга пыталась закодировать меня при помощи текста в книге, поэтому в библиотеку ходила.

И то, как Инга мне “зашила память”, попросив ниточку с иголочкой.

И, что собачка мне встретилась не случайно, она должна была привести меня в этот дом, чтобы дама с портрета могла на меня воздействовать.

И, что на моих зверей “навели порчу”, только звери умеют её “сбрасывать”, поэтому их и вырвало. А, мы, люди разучились сами сбрасывать порчу, поэтому я и заболела.

И, что сапог на столе в моём доме означает, что “Сам хозяин” положил ноги на стол” в моём доме. Кто этот “Сам”, можно догадаться.

И вообще, она объясняет мне, что ещё немного, и я попаду к этой “ведьме” в полную психологическую зависимость.

Она велит мне воткнуть в косяк две иголки, сломанную и целую и учит, что при этом надо сказать, (сейчас я уже этого не помню), чтобы “ведьма” не смогла пройти под ними.

Мне становится страшно. До меня, наконец, доходит, что я давно уже в этой зависимости. Я понимаю, что уже несколько недель нахожусь в каком-то рассеянном состоянии. Посуда в доме стала скользкой и постоянно бьётся, цветы на окнах засохли. На самом дорогом платье, неизвестно откуда, на спине, оказываются дырки от сигаретных искр. Даже компьютер на работе постоянно зависает. А, главное, что я совершенно забыла о помощи Бога и церкви. И я закладываю в косяк над дверью написанную на бумажке молитву “Отче наш” и для пущей силы вешаю на дверь металлический крест. Потом звоню домой пастору и, впервые, за всё время, рассказываю о том, что со мной случилось. На том конце провода недоумение по поводу того, как я могла молчать об этом так долго. Мне обещана помощь и молитвенная поддержка прямо завтра.

Но ещё сегодня!

В девять часов вечера раздаётся звонок и в дверях показывается Инга с бутылкой красного вина. Она поздравляет меня с наступающим Новым годом и предлагает распить бутылочку за моё чудесное избавление от мужа. “Хоть Вы и не хотели, - говорит она, - я всё же о нём позаботилась, он мне самой надоел. Да Вы не беспокойтесь, ему там хорошо”.

Кто Вам позволил, как Вы могли, уходите прочь”, - впервые, осмеливаюсь я ей перечить. И она остаётся за порогом, очень недовольная.

Чудо! Не может она пройти под всеми моими крестами и иголками.

Я торжествую, но недолго.

Я укладываю волосы, крашусь, так как к одиннадцати должны прийти мои гости. Одеваю свой новый шёлковый костюм, красивые замшевые туфли красного цвета. Накрываю на стол. Включаю телевизор и … отключаюсь. Отключаюсь полностью. Болезнь одолевает меня.

Просыпаюсь я от стука, грохота и звонков в дверь. Смотрю на часы. О, ужас! Без пятнадцати двенадцать. Это мои гости ломятся в двери, а я не слышу. Они уже скорую хотели вызывать и милицию.

Слава Богу, всё окончилось благополучно.

Назавтра приехала пасторша с сыном, мы долго молились о моём здоровье, об укреплении моей веры, о защите моего дома. Потом я обошла со свечой и молитвами всю квартиру. П о м о г л о!

Да ещё как помогло. К концу января я поправилась окончательно. “Наваждение” прошло. Я перестала видеть соседку Ингу. Я перестала встречать её во дворе и на лестнице. Я не встречала её до весны, до мая месяца.

Наступил май. Было тепло и замечательно. Вся Охта была в цвету черёмух и яблонь. Я гуляла во дворе со своим зверьём, когда ко мне подошла соседка Вера с первого этажа. Она была очень удручена.

“Вы не представляете, что со мной происходит”, - сказала она мне, - “наваждение” какое-то. Наша соседка с пятого этажа, Инга, совершенно “достала” меня. Во-первых, я подозреваю, что у неё не всё в порядке с головой, так как она считает себя “ведьмой”. Но, с другой стороны, что очень странно, я не могу от неё избавиться. Я постоянно на неё везде натыкаюсь. Мне кажется, что она действует мне на мозги. Смотрите, опять идёт”.

“Ничего, Вам не кажется, - ответила я ей, - со мной было то же самое, только я всё-таки избавилась от неё!” И советую ей, как надо избавляться.

В этот момент Инга заметила нас и, видимо поняла, что говорим мы о ней. Её лицо, обычно подчёркнуто доброжелательное, сразу стало злым.

Мы решили ретироваться и, подхватив пса и кота, скрылись в Вериной квартире. Стоя за дверями, мы слышали, как она, поднимаясь по лестнице что-то сердито приговаривала.

Когда я вечером вернулась с работы, то не смогла попасть в квартиру и мне пришлось ночевать у знакомой в доме напротив. Утром приехали с работы специалисты и вскрыли дверь. Оказалось, что полетела пружина.

Когда, наконец, заменили замок, и я пошла на работу, то, спускаясь по лестнице, с удивлением обнаружила, что этажом ниже в Вериной квартире тоже ремонтируют замок.

“Вот это да! Вот это силища, что даже пружины не выдерживают!” – подумала я. Так она разозлилась, что мы ускользаем от неё.

И всё-таки она от нас отцепилась. Отцепилась и от Веры. Мы ей стали не интересны. Мы её “дешифровали”.

В конце лета, “ведьма” съехала из нашего дома. Поменяла квартиру на дом в пригороде.

В октябре вернулся муж. Пить он не бросил, вернее не всё бросил пить. Но это отдельная история (весьма интересная). Я его простила, как человека больного, и мы стали жить, как соседи.

***

Может “ведьма” была и не ведьма, а просто хотела такой казаться, чтобы произвести впечатление, а всё остальное стечение обстоятельств и следствие болезни.

Иногда у меня появляется чувство вины за то, что я не смогла помочь ей самой избавиться от этого дьявольского “наваждения” и спасти её несчастную душу. Но, разве не это собиралась я сделать в самом начале, пока сама не попала в её сети.

Не родилась же она “ведьмой”. А кто знает? Может, это портрет её бабушки в пустой комнате висел и это у неё наследственное.

А что вы думаете? Сколько таких “ведьм” среди нас? И где сейчас эта Инга со своей “чёрной магией”. У кого теперь вянут цветы и двери с петель слетают?

Может, и не зря в средние века на них была охота.

 

Ю.В. Николаева

Санкт-Петербург, 2002 г

Только подписка гарантирует Вам оперативное получение информации о новинках данного раздела


Желтые стр. СИРИНА - Новости - подписка через Subscribe.Ru

Назад

Copyright © КОМПАНИЯ ОТКРЫТЫХ СИСТЕМ. Все права сохраняются.
Последняя редакция: Сентябрь 28, 2009 18:34:45.