Не хочу жениться

 

Тата была необычной женщиной. У неё было интересное лицо с тонкими чертами и изящно очерченными бровями. Она умела пользоваться косметикой и умела эффектно одеваться. У неё были длинные ноги и красивые руки. И, несмотря на совершенно плоскую грудь, среди мужской половины компании она пользовалась колоссальным успехом. Тем более, что Татьяна была заядлой преферансисткой, почище любого мужика. Каждый из них в тайне рассчитывал на расположение Таты. При встрече ей целовали ручки, отмечали, что именно сегодня Татик особенно хороша от мороза, а то и от жары, а то и от дождя, а, скорее всего от их тайного вожделения.

“Пулю” обычно “расписывали” вчетвером, редко втроём, но Тата всегда входила в основной состав.

Во время игры она часто вскрикивала и визгливо смеялась. Впрочем, и мужики вели себя подобным образом, комментируя карточный расклад т а к и м и с л о в а м и, от которых у их жён “вяли уши”, но это никого не волновало. Со временем, других женщин можно было увидеть в этом обществе только по великим праздникам.

Зато, каждая из них могла, вернувшись вечером с работы обнаружить у себя в прихожей то песцовую, то лисью шубку Таты, а потом услышать знакомый голосочек. При этом оказывалось, что чью-нибудь жену дома ждёт сюрприз, который Тата заботливо подготовила вместе с её мужем. Она ведь всегда лучше знала, что им нужно этим “курицам”.

В нашу компанию Татьяну привёл Кирилл.

Кирилл тоже был красивый парень. Прямо Ален Делон в молодости. И манеры и внешний вид, всё соответствовало высшим стандартам. Всё кроме характера. Он был скромный и добрый.

Поэтому Тата и выбрала его. Она была старше Кирилла и уже дважды побывала замужем официально. От первого брака у неё осталась фамилия Смирнова, а от второго брака четырёхлетний сын.

Мужчины звали Тату по имени, а их жёны только по фамилии.

Смирнова непременно хотела куда-нибудь эмигрировать.

Однако ей везде отказывали. Оказалось, что в свои двадцать восемь лет, она ухитрилась не только два раза выйти замуж, и оба раза развестись, но и сменить одиннадцать мест работы. Кроме того, выяснилось, что мать Таты тоже одинокая женщина. И в израильском, и в австралийском, и ещё в каком-то консульстве ей дали понять, что содержанки, даже еврейки, да ещё с детьми, нигде не нужны.

Кирилл был её надеждой на исправление биографии. Он должен был стать её третьим мужем, и тогда они все вместе смогли бы переехать в Израиль, а если повезёт, то и в более перспективную страну. Уже был назначен день бракосочетания.

Кирилл так увлёкся Смирновой, что ни в чём ей не отказывал. Он работал с утра до вечера, изыскивая дополнительные источники доходов, короче “крутился”, чтобы она могла позволить себе дорогие туфли, сумочки и трусы. От неё всегда пахло настоящими французскими духами. Лето Тата должна была проводить с ребёнком на море. А теперь, когда уже во всю развернулась подготовка к свадьбе, ему приходилось особенно туго.

Что случилось, не знаю. Может быть, до Кирилла, наконец, дошло, что его просто используют, хотя вряд ли, ведь Тата и раньше изменяла ему, а он ничего не замечал. В один прекрасный день Кирилл оказался пятым лишним при игре в преферанс и вышел на кухню к Ирине.

Ирина была хозяйкой этой большой квартиры, с красивой красной гостиной и великолепной спальней. Она и сама была недурна собой и, в отличие от Таты, обладала не только хорошими манерами и высшим образованием, но и достаточно высоким уровнем в плане своей профессии. Но сейчас обстоятельства сложились так, что будущее Ирины всецело, зависело от человека, который не только постоянно выигрывал, но и больше всех “тащился” от Таты.

Сама Ира не любила карты, поэтому постепенно стала лишней в этой компании, превратившись в предмет интерьера в своём собственном доме. Эти люди и их ночные посиделки давно раздражали её, но она не могла ни с кем портить отношения. Конкурировать с “подколодной” Татой в данной ситуации было бессмысленно, оставалось только ждать.

Ира поняла, что Кирилл тоже не стремится занять место за карточным столом. Она заметила, что он здорово устал от жизни, а особенно от Таты и увидела в нём родственную душу. Почувствовав расположение, Кирилл решил откровенно поделиться с ней своими проблемами. Он просто не знал, как быть дальше.

“Что со мной происходит? - сказал Кирилл, - Почему я всё это терплю, как последний дурак? Это как болезнь. Она привязала меня, как женщина. Но не хочу я ни в какой Израиль и “игрища” мне эти осточертели”.

Ирина ласково спросила у Кирилла, почему он, Смирновой прямо не скажет об этом.

“Не могу, - сказал Кирилл, - пробовал, но не могу, она вообще действует на меня, “как удав на кролика”. Ни в чём не могу ей отказать. Помогите мне, я знаю, у Вас есть подруга, экстрасенс”. (Он встречал Нелю в этом доме и был наслышан о её способностях.)

Ира снова спросила, чего же он хочет от Нели, переубедить Тату никуда не ехать или “приворожить” её раз и навсегда и отучить от преферанса.

“Не хочу жениться”, - сказал Кирилл.

“Господи, ну кто же тебе мешает, - сначала подумала Ира, - хочешь - женись, не хочешь - не женись, насильно тебя, что ли, “под венец” тащат”. Но потом решила, что эту ситуацию целесообразно использовать в свою пользу.

“Чей ход, я вас спрашиваю, твою …? ”, - тем временем верещала за стеной Смирнова, - чей, я вас спрашиваю, ход?”

“М о й, - тихо прозвенело в голове у Ирины, - похоже, теперь будет мой ход, - Только бы Смирнова не узнала, а то месть её будет “страшной”. Кажется представилась возможность “скинуть” эту “пиковую” королеву.

И пока в гостиной ожесточённо спорили о “прикупах” и “мизерах”, Ирина и Кирилл, словно заговорщики, условились с Нелей, что приедут к ней завтра же в семь часов утра, но так, чтобы никто не знал.

Несмотря на такую рань, Неля ждала их. По дому разносился аромат свежесмолотого кофе, на столе стояли пироги.

Неля нисколько не походила на этих самоуверенных экстрасенсов, которых рекламируют в газетёнках, наполняющих до краёв все почтовые ящики. Она была очень домашняя и приятная женщина. Говорила всегда тихим и медленным голосом. Поэтому Кирилл сразу проникся к ней доверием.

Неля сказала, что сначала дело, потом пироги. Вывела Кирилла в коридор и поставила лицом к стене. Это был не первый сеанс подобного рода, который Ирине довелось наблюдать, и она уже ничему не удивлялась.

Неля ничего не спрашивала у Кирилла. Казалось, что она читает его мысли, а он это чувствует. Она размахивала руками, стоя где-то в метре от него, а он, при этом, слегка раскачивался. Так продолжалось некоторое время, потом она резко ударила рукой по воздуху. В этот момент Кирилла сильно пошатнуло, и он с трудом удержал равновесие.

“Всё, свободен!” - сказала Неля, и встряхнула пальцами, словно на них была вода, а она сбрасывала на пол брызги.

Не знаю, поверил ли в это сам Кирилл, но Ира, разумеется, ещё сомневалась.

Неля успела шепнуть ей, что Смирнова оказалась очень сильным “вампиром” и что ей с трудом удалось порвать связь между ними. Она посоветовала Ирине пресечь собрания преферансистов у неё в доме, а то Тата непременно “пересядет” на кого-нибудь из наших мужиков. Легко сказать, пресечь, она бы давно это сделала, если бы не боялась неприятностей. “А ты не бойся, обойдётся”, - уверенным тоном вселила в неё надежду Неля.

Потом они стали рассуждать про “вампиризм”, про “фантомы” и прочие элементы экстрасенсорики. Неля решила привести пример и спросила, между прочим, где сейчас Ирина дочь Аня. Та сказала, что спит ещё, насморк у неё, и она разрешила ей не ходить в школу. Неля отметила, что это очень хорошо, что она в постели, а то опасно “работать” заочно, когда человек на лестнице или дорогу переходит.

“Ну вот, сейчас и посмотрим по фантому”, - сказала она, и стала совершать какие-то манипуляции правой рукой. “Ничего серьезного, - заключила она, - поспит и поправится ”.

Про то, что насморк у Аннушки пройдёт после Нелиного воздействия, Ира не сомневалась, а вот в том, что Смирнова “пройдёт”, у Кирилла как болезнь, она всё ещё сомневалась.

Кирилл тем временем сварил кофе, и как истинный джентльмен поставил чашечки на стол перед дамами.

Пока они пили кофе с необыкновенными Нелиными пирогами, Ира рассказывала свой сон. Этой ночью ей приснился удивительный сон. Всё было как на яву, и голубое небо и даже ветер. Она была в Париже и не одна. Во сне Ира, почему-то, была там со своим начальником Денисовым, очень интересным мужчиной.

Они ещё пошутили по поводу Ириного сна и разошлись в хорошем настроении.

В тот же вечер Кирилл отправился в Самару, чтобы привезти на свадьбу своих родителей с деньгами, как это и было запланировано по первоначальному сценарию, разработанному Смирновой. Однако…

Когда вечером после работы вернулась домой Ирина, то из любопытства, поинтересовалась у ребёнка, чувствовала ли та что-нибудь утром, когда тётя Неля “работала с её фантомом”.

“Ничего я не чувствовала, - сказала Аннушка, - спала я, мне сон снился. Представляешь, как будто мы сидим в кафе, в Париже, а Кирилл там официантом работает, и чашечки с кофе нам подаёт”.

“Х а, х а, х а, в Париже, - засмеялась Ира, - почему это ты решила, что это Париж?”

“Ты же сама, сказала, что мы в Париже, с твоим Денисовым”, - ответила ничего не подозревающая дочка.

“Это же из моего сна, - подумала Ира, - и кофе Кирилл подавал, только не во сне”.

Как всё удивительно перемешалось у Аннушки в голове, пока она спала дома, а её “фантом” был с ними, у Нели на кухне, а вовсе не в Париже! А раз такое возможно, то возможно, что и Смирнова “пройдёт” у Кирилла, как насморк.

И она “прошла”. На свадьбу Кирилл не явился. Через месяц он позвонил из другого города, передал Неле громадное спасибо и сказал, что у него всё замечательно и чтобы за него не переживали.

Тата рвала и метала в жажде мести, но “достать” его не смогла и про “тайный заговор” так и не узнала.

Ирина действительно навсегда избавилась от общества Таты и от “клуба” преферансистов в своём доме, без каких бы то ни было последствий. Видимо Неля “вымела” её не только из жизни Кирилла, но и из этого дома. Мало того, у Ирины с тех пор сменилось четыре начальника и не один из них не может выиграть даже в “дурака”. Зато Ира поверила в то, что “кому не везёт в карты, тому обязательно повезёт в любви”.

Не беспокойтесь, Смирнова не пропала. Она ведь настоящая “женщина - Вамп”. Теперь она живёт сразу с двумя мужиками. Есть и третий, их общий друг. Он помогает ей мотаться между ними и покрывает её в надежде, что и ему когда-нибудь “обломится”.

Все они по-прежнему вместе играют в преферанс.

Время от времени чья - то жена собирает и выставляет за дверь чемоданы очередного картёжника, потом плюет на эту затею и продолжает терпеть.

Порой на дне рождения другой жены можно услышать знакомый “змеиный” голосочек: “ Ну кто покупает такие цветы? Ты, что не знаешь, какие цветы надо дарить твоей жене, ты, что не мог со мной посоветоваться?”

Теперешний официальный муж Смирновой похож на загнанного бегемота. Он купил своей “подколодной” иномарку, на которой она ездит на дачу к другому, женатому.

Любовник даёт ей доллары за каждый визит и хотя Тата у него уже “всю кровь выпила”, расстаться с ней он не может “физиологически”.

Так, что ни в какую Австралию, Смирнова теперь не собирается, разве, что на экскурсию, на кенгуру посмотреть.

Может, им всем так и надо. А то, обратились бы к Неле.

 

Ю.В. Николаева

Санкт-Петербург, 2002 год

Только подписка гарантирует Вам оперативное получение информации о новинках данного раздела


Желтые стр. СИРИНА - Новости - подписка через Subscribe.Ru

Назад

Copyright © КОМПАНИЯ ОТКРЫТЫХ СИСТЕМ. Все права сохраняются.
Последняя редакция: Сентябрь 28, 2009 18:22:41.