Ю.А. Кравчук

ТЕАТР ЖИЗНИ

(Действительность с прологом, но без эпилога)

01.12.1998г.

ЗНАКОМЬТЕСЬ, ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

ПЕК - учёный космоэтнолог. Родился на планете

Сифон звезды Сириус созвездия Большого Пса.

Пек уже знал, что эта жизнь в плотном теле в этом цикле рождений в этой системе цивилизации Двойной Звезды, для него последняя. Принимая участие в формировании своей Судьбы на эту жизнь, он хорошо усвоил программу работы в ней. Его эволюционный уровень был уже достаточно высок для того, чтобы участвовать в такой работе, и знать про себя, в последнем своём существовании в телесной оболочке, больше, чем это позволено другим, ещё не созревшим духовно до таких знаний.

Его программа ухода из тела была предельно проста, и не пугала его, как пугает многих мысль о смерти. Он знал, когда ему можно будет покинуть своё тело; уже не долго ему быть в нём. Оставалось позаботиться о том, чтобы его утилизация не создала другим лишних хлопот. То есть, этот момент нужно будет подготовить.

Легко сказать, но отдать все мелкие жизненные долги, не так то просто. За долгие годы жизни появилось так много привязаностей. Это и любимые места, где приятно одному или с близкими людьми полюбоваться красотами природы. Это и любимые занятия, которые дают душе отдых и зарядку энергией. Это и любимые люди – родные, друзья, те с кем приходилось делить как радости, так и тяготы, невзгоды, опасности.

Тяжело расставаться, зная, что многое уйдёт навсегда. Человеческая натура хочет всё это и всех увидеть ещё раз – попрощаться. Прощаться с любимыми занятиями и увлечениями просто; с местами – нужно время. С любимыми людьми прощаться трудно, и, поэтому, лучше этого не делать. Им ты предоставишь боль утраты, хотя и понимаемой, но всё же утраты. Близкие знают, что в большинстве случаев им удастся встретиться там, за невидимой гранью между жизнью и смертью, позже, когда придёт и их срок. Оттуда он подаст им весточку, что у него всё хорошо. Они об этом тоже знают.

Сейчас Пек решал для себя вопрос, когда ему лучше всего вернуться на родную планету. Он родился и вырос на Сифоне. Там он прошёл и первый этап обучения после общеобразовательной школы. Продолжил свою специализацию он на планете Дельф. Там работал большую часть своей жизни, там был и сейчас. Отсюда с Дельфа уходил он в космические экспедиции, сюда он возвращался из них.

* * * * *

На Дельфе, этой холодной планете, был основной космический полигон и космодром. Отсюда осваивали все остальные двенадцать планет своей системы. Эта работа была проделана в далёком прошлом, таком далёком, что имена первых героев этого освоения уже были легендарными и не всем знакомыми. Это были герои из мифов об освоении космоса. Теперь уже смешным может показаться то понимание космоса; теперь космос открыт на самом деле; теперь идёт напряжённая работа в различных космических системах – где-то осваиваются новые энергетические потоки, где-то налаживаются экосистемы планет, где-то оказывается помощь человеческим цивилизациям. Всё это нужно, всё это важно.

В номенклатуре Галактического Совета система Двух Звёзд несла номер 1.013.558. Она входила во вселенную с названием Небадон, в которой насчитывалось больше миллиона звёздных систем, и многие из них имели жизнь с представителями высокого разума.

Давно уже люди Сифона освоили для жизни и работы планеты не только своей системы, но и ближайших звёзд. Сравнительно недалеко по космическим понятиям была похожая звёздная система. Там тоже была основная пара светил, но в их совместном пространстве имелась ещё одна звезда, которая странным образом сопутствовала им. Там была и одна обитаемая планета, названная Прац. Человечество её развивалось в очень неблагоприятных условиях. Оно было уже не молодым, но ещё совсем незрелым в результате влияния этих условий.

Сифонцы давно начали помогать этим “беднягам”. Но помощь дело сложное – вмешиваться в чужую жизнь нельзя. Это опасно для “младших братьев по разуму”. За миллионы лет работы сложилась практика “внедрения” с соседней планеты, где основали базу, и являлись на Прац в ипостаси Учителей.

Постепенно, на этой планете, которую назвали – Малый Сифон, появилось своё население. Они менялись вначале, но со временем, чаще всего, сюда прибывали и оставались навсегда. Под воздействием внешних факторов эти переселенцы, тем более их потомки, стали уже не очень похожими на своих предков; ростом стали крупнее и цвет кожи получил темноватый оттенок. Не стоит говорить уже о том, что изменился язык и некоторые обычаи. А те, кто работал постоянно на Праце, постепенно приобретали много неожиданных знаний и свойств. Всё это создало новую, фактически, цивилизацию. “Метрополия” наблюдала внимательно за ними, но не вмешивалась в дела. Контактов с иными космическими цивилизациями к тому времени было уже много, появился большой практический опыт. Понимали, что те, кто вышел в космос, основной закон – “НЕ НАВРЕДИ”, соблюдают свято. Бывали ошибки, но редко.

Всё, что делалось, происходило с согласия Высших Иерархов, Учителей. Без их ведома в космосе ничего не происходит! Без их ведома в космос не выйдешь!

Был у цивилизации Сифона и ещё один, пожалуй, самый любимый объект заботы. Эта планета тоже принадлежала близкой звезде; до неё было рукой подать, всего то порядка 8,5 световых лет. Звезду называли Сол, и она несла номер 1.013.572. Больше десяти миллионов лет следили представители Сифона за развитием человечества на ней. Оно было несколько старше населения Праца, и условия для развития были здесь хорошие. На этой голубой сияющей красавице планете Космические Иерархи ставили один за другим эволюционные эксперименты. Они делали это для пользы других цивилизаций; чтобы не совершать ошибок там, где условия были сложнее, чем здесь. И те, кому от этих экспериментов шла прямая польза, другие цивилизации, развитие которых проходило достаточно гладко, помогали этой планете Земле, (её ещё называли Ур) помогали землянам.

Они работали дружно по Высшим Космическим программам представители цивилизации Сириуса и орионской цивилизации Зугг, десситы из созвездия Лебедя и зийоты из созвездия Лиры, касторцы из созвездий Близнецов, Тельца, Возничего и их родственники из Плеяд, и ещё другие представители разных цивилизаций “ближнего космоса”. Все они стали родственниками землянам и между собой.

* * * * *

Пек догадывался, что его ждёт вскоре, после недолгого пребывания в моронтийном мире. Он сам дал согласие помогать человечеству там, где это необходимо. Где необходимо помочь, он неплохо знал; это было его профессией. Он занимался всю свою сознательную жизнь космическими этносами. Но он знал и то, что проблем сейчас у космического человечества хватает, а это значит, что его могли послать в нескольких различных направлениях. Безусловно, Иерархи посчитаются с тем, какой у него есть опыт, но необходимость им известна лучше.

Вообще, сейчас ему было не до этого. Его работа на Дельфе ещё не закончена, и возникают новые вопросы, на решение которых, он понимал, у него уже не хватит времени. Объясняться по этому поводу он ни с кем не хотел, и это его тяготило. То, что он знал о времени своего ухода из этой формы жизни, не было необычным и странным для людей явлением, но в повседневной практике встречалось очень редко. О таких вещах, как правило, сообщали только узкому кругу близких и некоторым посвящённым. А, иные, никому!

Его близкий друг и руководитель общей работы Тимук тоже не был посвящён в его “тайну”. Ему-то придётся всё объяснить! Как раз сейчас у них наметился некоторый успех в разработке ряда рекомендаций для специалистов Малого Сифона по работе с жителями Праца. Работа вышла на практический этап, нужно было проверить некоторые детали в эксперименте. И предполагалось, что именно Пек должен их провести. Планировалось это ещё в период, когда времени на всё было достаточно. Но случилось непредвиденное, Тимук должен был на время выйти из работы, а без него многое застопорилось. И изменить этого было невозможно.

Теперь же из этой работы вскоре выбывал и Пек. Его мучил этот вопрос, но поговорить не было сил. Он старался завершить всё, что было возможно, но уже было ясно, что не успевал. Разговор назревал. Он становился неизбежным. И произошёл он совсем неожиданным образом. Его начал сам Тимук.

Ничего необычного не было в той информации, которую Тимук в мягких словах передал другу. Его, Тимука, судьба была такой же, как и Пека. Он тоже знал, что скоро покинет это своё тело и перейдёт на другой этап работы. Сначала эта работа будет представлять собой курс обучения в Тонком Мире, а, потом, это будет задание в одной из систем других цивилизаций.

И время его перехода совпадало со временем перехода Пека. И он знал о том, что они оба уйдут из этого мира, не совсем закончив свою работу здесь. Её и не надо сейчас ещё заканчивать. Всё произойдёт на следующем этапе.

Пек был смущён разговором. Но друг к этому отнёсся с юмором. Он понимал сомнения Пека, и обещал ему несколько позже объяснить, почему сам знал, а другу ничего не говорил о предстоящих событиях.

 

ТИМУК - учёный генетик. Родился на планете

Дельф звезды Сириус созвездия Большого Пса.

 

Тимук обладал знаниями Задачи своей Сущности в процессе эволюции. Она была очень немолодой, его Сущность. В систему цивилизации Двойной Звезды он прибыл со специальным “планом реализации” из другой системы космических этносов, объединившихся в единую цивилизацию под именем Касторцы. Они жили на многих планетах многих звёзд, имели древнюю историю, и работали в космосе с различными задачами давно.

В системе Двойной Звезды Тимук уже заканчивал свою пятую инкарнацию. Его высокий уровень давал ему статус “посвящённого”, которые обладают информацией о прошлом и будущем в очень большом объёме и с пониманием задачи, которую они решают по согласованию с Высшими Иерархами.

Такие, как он, приходят в материальные эволюционные миры работать, помогая другим. Им надо пройти большой путь, прежде чем они смогут инкарнироваться на планете, откуда можно выйти в мир духовных наставников, Учителей. Не в любом мире они воспитываются, не всякий жизненный опыт хорош для такой работы.

В процессе подготовки к этому своему рождению там, в моронтийном мире, будущий Тимук тщательно готовил вместе с наставниками свою Линию Судьбы. Она касается основных жизненных моментов, и мелочи нашего существования на неё, в принципе, не влияют. Большинство людей, приходя в мир, всё начинают “с нуля”. Им не ведом собственный прошлый опыт, для того, чтобы не повторять предыдущих ошибок. К сожалению, человек, имея определённые жизненные наработки, редко может от них оторваться, и продолжает делать те же ошибки, что уже сделаны им ранее. Это не парадокс, это установленный жизненный факт. Поэтому, каждая наша новая жизнь начинается “с нуля”, но в подсознании, всё же, опыт предыдущих рождений работает. Суметь “достучаться до своего подсознания”, вот задача каждого человека, но он эту задачу должен выстрадать в процессе многих рождений. Сначала “молодой” человек живёт как “слепой котёнок”, потом он прозревает и получает некоторый опыт в обозреваемом им мире. И только со временем, после многих рождений, он начинает сначала догадываться, потом убеждаться, что его опыт мал, что жизнь сложна, и её нужно изучать. А механизм изучения и начинает работать тогда, когда мы о чём-то догадываемся, или включаем интуитивный способ, то есть, начинаем “пробиваться” к своему подсознанию.

Пек был “запрограммирован” напарником Тимука в работе тоже ещё тогда. Но он не знал об этом потому, что его уровень ещё не достаточно высок, и знания не так велики и совершенны, как у друга и напарника. Хотя он тоже принимал участие в планировании своей Судьбы на эту теперешнюю жизнь, детали ему не были открыты. В рамках выбора своего пути в жизни, а он не знал Задачи, могло произойти не желаемое. Он ведь мог под влиянием родительского воспитания, или еще, какого либо влияния, выбрать себе другой образ жизни или другой род занятий, другую профессию. Такая возможность предусматривалась. В этом случае был приготовлен запасной вариант, даже не один. Была возможность “замены Сущности” самого Пека или подмены его другим человеком, которому произвели бы подобную “замену”. Но эти варианты не желательны с точки зрения “кармических условностей”. Любая подобная “операция” планируется и подготавливается не очень быстро. Здесь идут долгие, чаще всего, переговоры с подсознанием этих людей. Их физическая жизнь должна не удовлетворять самих этих личностей, а таких надо поискать ещё. Да и дальнейшая работа с ними, то есть с их тонкими телами, в моронтийном мире не так проста.

Когда они познакомились, Пек был ещё курсантом-практикантом, а Тимук уже считался опытным, хотя и молодым, специалистом. Разница в возрасте у них была совсем незначительная, а интересы и увлечения настолько совпадали, что их дружба была с самого начала очень естественна. Казалось, что они ждали часа своей встречи с самого рождения. На самом деле это так и было, но осознанно ждал её, этой встречи, только Тимук, который знал и ждал. Правда, ему тоже не было известно, кем окажется этот ожидаемый напарник по Задаче, но, когда Пек появился перед ним, ему всё стало ясно. Они гармонично сработались.

Тимук занимался некоторыми вопросами генетики, он был биологом. А Пек увлёкся космическим этногенезом, вопросами происхождения и развития этнических сообществ в “ближнем космосе”. При внешнем различии, эти вопросы соприкасались во многом, и имели возможность войти в единую многообещающую программу. Ей и занимались друзья уже много лет, и получили очень интересные и ценные результаты. Последнее время они готовились к практическому внедрению своих разработок. Среди их коллег были и сторонники, и противники такого пути в науке. Он касался внедрения в инопланетные цивилизации, с использованием новейших достижений науки, подготовленных для такой работы людей. Предполагалось переселение в другие миры не путём рождения в них в процессе реинкарнаций, которым вели людей Высшие Силы, а получения в этих информационных системах готовых тел с местной биологией, но с генетическими изменениями, ведущими к ускорению эволюционного развития отстающих космических рас. Эта работа была одобрена Высшими Иерархами на всех уровнях, но о времени эксперимента, пока, ещё не было конкретного решения.

Тимук и Пек с коллегами, которые работали вместе с ними, предполагали, что это время уже наступило. Поэтому-то Пека так волновал вопрос своих физических возможностей. Как выяснилось, этот же вопрос интересовал и Тимука. Но он, в отличие от друга, знал больше о своей и его судьбах. Говорить об этом было ещё рано. Им предстояло вскоре уйти из мира этой реальности в другой, Тонкий. Им предстояло пройти переход через физическую смерть. Потом, там, в моронтийном мире, им предстоит ещё несколько преобразований, которые должны ликвидировать “привязки” к этой космической системе, её информационному полю, но оставить необходимую информацию для дальнейшей работы. Работа будет продолжать, начатую и, так и не законченную, по их мнению, тему.

Иерархи считали, что направление их научных исследований выбрано правильно, и большая часть работы сделана, а дальнейшая её реализация будет выполняться под Высоким руководством. И участники этой работы уже были подобраны из представителей нескольких космических миров.

 

АТАНА - инженер-энергетик. Родилась на планете

Кара звезды Беллятрикс созвездия Орион.

 

Атана ушла из физического мира в Тонкую реальность совсем недавно. Её тело осталось на попечении специалистов, которые хорошо знали своё дело. Из него, ещё вполне пригодного для использования в мире с высокой гравитацией, будет взят необходимый генетический материал, а остальная грубоматериальная субстанция будет разложена на атомарной установке на мириады мелких частиц.

Так уже давно ведётся в их мире, мире цивилизации Зугг, которая живёт в космическом пространстве уже миллионы стандартных космических лет. Люди уходят в Тонкий Мир, когда приходит необходимый, заранее известный момент, пройдя определённые давно установленные и всем знакомые ритуалы.

Бывают случаи неестественной смерти при трагических обстоятельствах, но это редкие случаи. Чаще всего они происходят на неведомых цивилизации просторах космоса, где существуют незнакомые проявления космических законов. Зугг давно освоили огромные космические пространства. Они любят и умеют путешествовать, в этом их жизнь, их работа, смысл их существования. Контактировать с другими людьми, помогать, где это необходимо, учиться и учить, где это полезно – это так интересно.

Атана не так давно вернулась из своего последнего патруля. Ей удалось пообщаться со старыми друзьями из цивилизации Двойной Звезды, с которыми работа свела их однажды, давно, и сделала близкими как братья. Хотя эти люди совсем были не похожи на крупных тёмнокожих людей Зугг; они были намного меньше ростом и светлокожи, с другой формой и цветом глаз и смешными торчащими приёмниками звука, их мягкая интеллигентная манера общения вызывала у Атаны восторг. Многие её друзья тоже признавались в этой странности общения. Но тонкий и всё понимающий ум, и мягкий своеобразный юмор друзей из этого мира делал общение приятным, желанным и очень полезным, особенно в условиях долгой совместной работы.

Последний патрульный полёт у Атаны проходил в том секторе космоса, где расположена Двойная Звезда и за ней в районе молодой жёлтой звезды, голубая планета которой представляла исключительный интерес для всех высокоразвитых цивилизаций. Зугг называли её Ур. На ней молодое человечество входило сейчас в период нового восхождения по эволюционной лестнице.

Высшие Иерархи Галактики дали своё согласие на некоторую помощь и поддержку этих молодых ещё людей. Молодость их определялась не возрастом человечества, а началом нового этапа развития. Были на этой планете и старые народы, которые создали уже бесперспективные цивилизации. Они не должны были передать молодым соседям свой “порочный” опыт. Кое-кто из таких народов сошёл с исторической сцены, как цивилизация или общество, не оправдавшее надежд Творцов. Их конец был ужасен. Природные катаклизмы разрушили их творения в недолгие десятилетия, а завершили этот процесс одним ударом в пару дней. Надо было навсегда убрать с планеты силы и энергии порочного пути развития. Их творцы и хозяева ушли вместе со своими порождениями из жизни проявленной. В Тонком Мире с ними ещё долго будут разбираться те, кому это положено по вселенским законам.

Атана не в первый раз была уже на этой планете. Ей нравился серовато синий, иногда с оттенком металла цвет моря, на берегу которого была их база. Каменные утёсы напоминали ей родную планету Кара, около яркой звезды Беллятрикс, на которой она бывала реже, чем на других. Но на родине не было таких зелёных трав и ярких цветов, как здесь. Одно, пожалуй, обстоятельство её смущало. Больше половины времени земля в этом районе была покрыта белым снегом. Это было тоже красиво, но холода Атана не любила. А, когда к этому ещё добавлялись мрачные серые облака, из которых падал этот белый-белый снег, у неё на душе становилось так же серо и мрачно как на небе, и ей так не хотелось работать, а хотелось спать. Такое самочувствие она испытывала только здесь, в этом заповедном уголке, этой далёкой от её родной Кары, планеты.

Были на планете Ур и другие места, где было всегда тепло и было много пышной зелёной растительности, но такие пейзажи были и в других мирах, и они не трогали, в общем-то, не очень эмоциональную Атану. Её мучил вопрос, почему это было так, но разобраться с этим как-то не удавалось.

Много позже, когда уже, бывшая когда-то Атаной, человеческая Сущность, готовилась к своему следующему материальному рождению-воплощению, она узнала, что жила на этой планете давным-давно в тех холодных краях, носящих название Гиперборея. 

 

ТЛОПИЙ - астронавигатор. Родился на планете

Феер звезды Ригель созвездия Орион.

 

К великому сожалению, далеко не всегда удаётся привести всё в своей жизни к желаемому ритму. Даже зная наперёд, когда произойдёт то или иное событие, редко удаётся так подгадать условия, чтобы ситуация во всём благоприятствовала происходящему. Ладно бы там какая-то незначительная дата или не очень необходимая встреча. А тут событие, происходящее так не часто, событие, запланированное ещё до материального рождения. Конец материального этапа жизни, который раньше называли по невежеству своему, смертью – это событие очень важное.

Тлопий был не только расстроен; он был прямо взбешён. Ещё вчера он с радостью возвращался на свою родную планету Феер в срок, заранее запланированный. Он успевал сделать все необходимые к такому моменту дела. Всегда плохо уходить, оставляя долги. Всё это будет мешать, потом, в Тонком Мире – оттуда не исправишь!

И, вот! Сегодня уже всё полетело “в чёрную дыру”. Нет-нет! Экспедиция не пропала. Все целы и здоровы. Даже планы выполнены полностью. А вот, вернуться в срок к родной звезде Ригелю они не смогут. Это не просчёт в плане, это не ошибка в действиях, это брешь в знаниях, это излишняя самонадеянность человека. Люди думают, что всё, или почти всё, уже знают. А в космосе так много ещё тайн и загадок. Один шутник из соседней цивилизации назвал это “фокусами времени”.

Да, время, как “субстанция” не даётся человечеству. Много слишком оно в трёхмерном материальном мире значит. Тут тебе и системы отсчёта, и мерности пространства, и единство понятия пространство-время. Тут присутствует понятие о траекториях движения космических систем, которое само очень сложно и многообразно. Тут и понимание пути эволюции, который может быть извилистым и делать крутые повороты и развороты. Тут и принятие той всеорганизующей роли, которая присуща Абсолютному Принципу Мироздания.

Как бы там ни было, а оказались они совсем в другом секторе галактики. Хорошо, хоть определились, в каком и где. Как добраться до родных просторов космоса, уже известно. Однако Тлопия это не радует. Его срок наступит раньше этого момента времени. Хорошо бы оказаться в родном информационном пространстве. Иначе придётся мыкаться ещё и в Тонком Мире. Там тоже есть свои нюансы. Выйти туда в “чужие” сферы не самое правильное и безобидное действие.

Тонкий Мир куда сложнее плотного, и там есть свои границы и разделения. У каждой из его сфер есть свои “хозяева”, которые очень строго следят за выполнением всех Высших Законов. Зачастую, эти “хозяева” действуют по жёстко заданной программе, и отклонений никаких не терпят. Собственно, они и не знают, что такое выбор из нескольких возможностей. Они могучи, по человеческим понятиям о возможностях, но несчастны, опять же по нашим понятиям, потому что не свободны. Не свободны изначально. Так они созданы Творцом. Мы можем считать их роботами. А они нам не завидуют потому, что не знают о возможностях выбора и ошибок. Они совершенны, потому и несчастны, что обделены. И ещё потому, что не знают об этом. Не то, что мы, люди!

 

ВИОКИ - учёный космосоционик. Родился на планете

Гоу звезды Астеропа в созвездии Плеяд.

Виоки был уже не молод. Обычно люди его возраста ведут спокойную размеренную жизнь, занимаясь делами, которые не требуют творческого напряжения или определённого напряжённого режима работы. Большинство “стариков” предпочитают общаться с более примитивными, чем люди, природными созданиями, которые любят общение с людьми и не требуют разнообразных эмоциональных всплесков. В контактах с ними присутствуют только положительные эмоции. Миролюбивые и ласковые, эти создания разумны, нежны и играют огромную роль в жизни человека. Они отдают часть своей эмоциональной энергии человеку, лечат его недуги, но без почти постоянного общения с людьми жить не могут.

Человек сам в процессе длительного совместного сосуществования способствовал такому их развитию. Они должны вести активный обмен энергиями различного плана с людьми. С ними интересно и приятно общаться. Но, люди деятельного возраста заняты многообразными своими делами, и у них нет времени вести взаимный полезный обмен с этими чудесными тварями. Эти люди используют их для своей пользы, истощая их энергию и силы. Восполнением её и занимаются те, у кого есть достаточно свободного времени и желание такого полезного для себя и этих созданий общения, кто уже вышел из деятельного возраста. В этом мире, мире человечества цивилизации Плеяд, понятия старость давно уже не знают, но возраст “свободы” наступает независимо от желания человека.

А Виоки ещё мог не жалеть своих сил для творческой работы. Он не знал, сколько ему ещё отпущено для этого времени, но завершить начатую давно работу очень хотелось. И он её продолжал с упорством достойным удивления и уважения. Хотя работа в этом мире была для любого человека радостью и привычным образом жизни, переход в новое качество – отход от творчества, был не всегда и не для всех лёгким шагом.

Творчество основано на работе человека в информационном пространстве посредством интуитивной связи. Это определяется информационным каналом, через который и осуществляется такая связь. В обычном жизненном режиме она чаще всего проявляется в виде прерывистых контактов, в творческом же состоянии канал постоянно находится в работе; правда, активность его не всегда одинакова. Это проявляется в творческих всплесках и озарениях, и в неприятных периодах депрессии, характерных для одарённых творческих личностей.

Космические архивы, если так назвать информационный массив, требуют к своему содержимому творческого подхода. Информация, сама по себе объективная и безэмоциональная, в нашем осмыслении приобретает субъективную трактовку. Это значит, что для каждого “потребителя” информация своя. Её истинность зависит от оценок пользователя. Великий талант нужно иметь, чтобы изобразить события и факты так, чтобы это было доступно и понятно многим.

Виоки изучал историю развития космического человечества. Зарождение и развитие человеческих сообществ было обусловлено Высшими Законами. Знать и понимать эти законы надо, и это изучение было очень трудоёмким и сложным. В истории далеко не всегда можно уловить логику и последовательность развития. Многократность повторения, казалось бы, пройденных этапов, сбивала с аналитического пути. Логика человеческого разума, пока ещё, не в состоянии приблизиться к пониманию Высших Задач. Тот факт, что человек не может постичь больше, чем ему отпущено на том этапе развития, на котором он находится, считается уже давным-давно постулатом. Но, всё же, прорывы в непознанное совершаются, и каждый настоящий учёный, не жалея сил, стремится к этому.

Последние годы Виоки ломал голову над вопросом, как вписывается Судьба отдельного человека в общий ход развития цивилизации. Надо учитывать, что за время своего эволюционного пути человеческая Сущность проходит много циклов развития, набирая бесценный опыт жизней, почему человек начинает каждый новый круг рождений, если не совсем с информационного нуля, то, по крайней мере, с примитивного уровня, соответствующего общему уровню этой человеческой популяции. Почему человеческие эволюционные расы сменяют друг друга, оставляя в большой части своей для развития те же Сущности, которые уже были в предыдущем этапе. Правда, всегда прослеживается определённое внедрение из других родственных цивилизаций новых Сущностей. Они появляются после завершённых этапов развития, чаще всего, в высокоразвитых мирах. Это говорит о том, что Кармические Иерархи заботятся об успешном развитии вновь возникающих популяций, будущих народов и этносов. Больше того, все эти "пришельцы" проходят в Тонком Мире, в период перед воплощением-рождением, даже более интенсивную подготовку, чем коренные жители этой планеты. Но, почему они приходят именно в этот планетарный мир, а не в другой, не удаётся понять никак.

Подобными вопросами занимается наука космическая соционика, но и она не может сказать, почему так, а не иначе решают человеческую Судьбу Кармические Иерархи, которые её строят.

Виоки никогда не выходил за пределы атмосферы родной планеты Гоу. Его не тянуло в космические дали. Даже родная горячая звезда Астеропа всегда была в его чувствах в недосягаемой дали. Он знал только разумом, что расстояния не имеют значения, когда духовный уровень достиг определённой высоты. Всё в сознании должно занимать своё место, а чувствования, вот такие как у него, вообще-то, атавизм. Ну, и что ж! Это не мешало ему работать на благо космического человечества. Пусть они, эти ребята из других миров, сами прилетают сюда к нему, поговорить о своих и общих для всех проблемах. И они прилетали, работали вместе, советовались и спрашивали совета. Здесь у касторцев был большой опыт во многих отраслях знаний, и за ним приходили из очень далёких космических далей.  

 

КАЛИЯ - Духовный Наставник Храма Единого Начала.

Родилась на планете Гаспара, звезды Плейона созвездия Плеяд.

Храм стоял на этом горном плато с незапамятных времён. Его строили ещё те, кто объединял народы планет в единую цивилизацию касторцев. Он был виден из всех окружающих долин, и служил хорошим ориентиром даже, находящимся на ближних орбитах, кораблям. Правда, он уже не раз перестраивался и реставрировался, но его название - Храм Единого Начала - не изменилось от этого, и древние ритуалы были всё те же, что и тысячи лет назад. Его центральный ритуальный зал имел сферическую форму и мог вместить несколько тысяч человек. Но, собирающие такое количество людей ритуалы, происходили очень редко, и обычно службы проводились в четырёх небольших сооружениях, расположенных по четырём сторонам пространства. Они тоже были накрыты сферическими защитными колпаками, и только в середине из них поднимались к небу остроконечные башни, на верхний круговой балкончик которых вели ажурные внешние лестницы. Они были расписаны цветным орнаментом, эти лестницы, и красиво выделялись на фоне всего остального чисто белого сооружения.

Калия давно была Духовным Наставником Храма. Под её руководством служили несколько сотен помощников и помощниц, которые выбрали для себя эту жизненную стезю. Эти люди пришли сюда по велению Души в разном возрасте и в разное время, чтобы постигать Мудрость Космоса и Великого Разума Единого Начала. Ничто их здесь не держало, кроме собственного обета, данного однажды и навсегда. Он давался в присутствии всех служителей Храма по строго соблюдаемому древнему правилу.

Давным-давно Калия пришла сюда с печалью в Душе в поиске жизненного пути. Здесь она нашла успокоение, понимающих людей, а потом и необходимую ей Мудрость. Это было очень давно, так давно, что та жизнь, до Храма, уже не казалась реальной.

Она знала теперь, что её путь в этом мире подходит к концу, и давно готовила себе замену. Её избранником был молодой мужчина по имени Сут. Она любили его как сына. Да, он и был ей почти что сыном. Он пришёл в Храм мальчиком, и она стала его опекуном.

Как когда-то её наставник передал ей перстень с магическим Небесным Камнем и диадему, включающую человека в Поле Информации Мудрых Наставников, так сейчас она готовилась передать их Суту.

 

БАБИ - Наставник-Учитель в цивилизации десситов.

Планета Сита звезды Альбирео.

Когда за плечами уже многие миллионы лет жизни и очень многие человеческие воплощения в различных мирах, информация о себе, своей “работе” в воплощениях и судьбах Мироздания огромна. Работа человека в эволюционно-временных материальных мирах делится на много этапов. Период “глупой детскости”, когда люди не знают, или просто не хотят знать, кто они такие и зачем живут, довольно короток, и его можно было бы назвать “счастливым временем неведения”. Те, кто вырос из этого возраста, вспоминают его с тихой грустью. Грустно видеть таких же, как ты в прошлом, людей, как слепые котята присосавшихся к своим матерям-планетам. И то, что человечества на определённых этапах горды своими достижениями, культурой, цивилизацией тоже немного грустно. Позже, намного позже, они поймут цену и роль этого неведения.

Сейчас Баби был в роли Учителя-Наставника в продвинутом уже мире. Это был мир цивилизации десситов, древней по понятиям времени в этом участке космоса. Он курировал человечество планеты Сита у звезды Альбирео. Его чин называется “Планетарный опекун”. Их семьдесят человек, таких как он, у планеты Сита. Они разные по своему человеческому пути. Воплощения их были в различных мирах, но всегда в системе Сатания, где количество эволюционных обитаемых миров насчитывает себя числом - 619.

Его работа в этой цивилизации уже подходит к концу. Он это знает. В этих старых развитых цивилизациях работать не так интересно, как в молодых. Там жизнь бурлит, и чуть не каждый миг предъявляет требования осмыслить и понять новую, зачастую необычную ситуацию. Здесь всё спокойно. Люди сами знают, что им делать, как продолжать свою миссию-работу. Даже работа десситов в других мирах определена до мелочей. Правда, она имеет свои интересные стороны, но это не его дело. Этими вопросами занимаются другие Наставники. Его дело было помогать молодым десситам, выбирать свою дорогу в этой жизни. Задачу своего рождения они хорошо знают (отродясь), но способ её реализации и есть та Свобода Воли, которая дана человеку. Ведь человек, чтобы развиваться, должен иметь эту свободу на всех этапах своего эволюционного пути. В моронтийных (Тонких) Мирах он тоже выбирает свободно, где и когда ему воплотиться, какую Судьбу прожить. “Правила игры” не дают ему только знать пути продвижения по этой линии Судьбы в конкретной жизни.

Вот работа Баби и заключается в том, чтобы подсказывать, и подправлять людям этот путь. При этом методика работы не позволяет вмешиваться в жизнь и решения самого человека. Баби не является, как таковым, членом этого сообщества людей планеты. Он живёт в другой мерности, и только по необходимости “появляется в человеческом обличии” на заданный промежуток времени в нужном месте.

Он может стать “случайным попутчиком”, который что-то подскажет, “голосом собственного Я” или “видением, пришедшим в медитации или во сне”. Но любимым его делом была работа с большими аудиториями. Он выступал тогда в роли “всем известной мудрой личности”, выступления которой давно ждали, хотя никто никогда до этого, на самом деле, о нём не слышал. Он любил “этот фокус”. Такой способ работы он придумал сам. Это не входило в служебные правила, но и не противоречило им. Он не обманывал людей, что было недопустимо, но появлялся неизвестным им способом, и подсказывал массе людей одновременно новые актуальные мысли и идеи. Правда, в первый раз он вынужден был “отчитаться в своей инициативе” перед Высоким Советом Опекунов. Но результат был положительным, и его право на подобные действия было признано. Воспользовался он этим своим изобретением всего десяток раз, и всегда удачно.

Подобный опыт не скрывался от “коллег”, но его способом ни кто не пользовался, пока.

Его древняя вечно молодая натура требовала более энергичной деятельности, и он говорил об этом своим кураторам. Они никогда не были материальными людьми, и не очень понимали таких эмоций, эти высокодуховные добрые и мудрые Сущности. Они обещали исполнить его желание в подходящий для этого момент.

* * * * *

Баби знал от своих коллег, таких же, как и он Наставников-Учителей из других миров, что есть в “ближнем космосе” планета, где готовится интересная работа, что, не торопясь, подбирают среди людей достаточного эволюционного статуса группу, которая будет проводить эту работу.

По имеющимся, ни от кого не скрываемым сведениям, планета эта, называемая Урантия или просто Ур, находится на третьей орбите от своей звезды Сол (номер 1.013.572 по Космическому Каталогу) в системе Монматия. В её нелёгкой судьбе человеческая цивилизация выходит на новый эволюционный этап. Люди постепенно приобретают новые качества. Из моронтийных миров приходят в материальные тела (рождаются) Сущности, готовые к нелёгкому почти жертвенному поступку. В предыдущих жизнях они уже, в большинстве своём, имели достаточный опыт и были духовно продвинуты. Теперь же им предстояло получить физические тела с новым качеством, но в примитивном общественном устройстве первобытного типа. Новые люди должны начинать с “чистого листа” новый этап развития. Опыт прошлых циклов рождений должен будет пробиться из подсознания после нескольких воплощений.

Такова была программа. В ней предусматривался приход и новых Сущностей, которые впервые станут людьми. Это будет не очень большой “отряд” “истинных землян”. Их дальнейшая программа развития имеет далеко идущие “великие планы”, но до их реализации ещё долго этим молодым людям придётся расти и работать.

Землян, прошедших один-два круга рождений на этой планете, тоже будет достаточно много. И ещё, довольно много должно будет прибыть сюда Сущностей из других миров, добровольно после специальной подготовки. Эти будут иметь определённые жизненные программы, и претворять их в течение многих рождений. В первом приходе (или рождении) это будет сознательная работа по внедрению в молодые человеческие сообщества необходимых навыков и знаний. Так планируется. Человечеству, даже начавшему своё существование почти с нуля, уже нельзя задерживаться на долгих поисках простого. У него нет миллионов лет; у него есть не многие тысячи этих условных периодов. Темп эволюции нарастает, за ним надо успевать. Иначе, провал! А этого допустить Творцы не могут.

Пришедшие добровольцы станут вождями племён и родов, принесут некоторые знания в виде верований. Позже, в следующих воплощениях в соответствии с Законом Кармы они будут “нести свой крест”, кто как сумеет. Придёт время, настанет их час работать, они станут “просыпаться” для полезной эволюционной работы.

У человечества планеты уже есть свои Наставники. Это известно Баби. А вот у тех, кто готовит эту акцию в моронтийном мире, должны же быть организаторы и вдохновители! Баби, правда, готов пойти и в рядовые исполнители, но для этого есть преграда - он уже прошёл тот этап, когда можно было снова родиться в материальном проявленном теле. Теперь у него имелась возможность только поучаствовать в подготовительном этапе, тем более что среди кандидатов были и десситы.

Эту работу он и просил сейчас у кураторов.

С разрешения Совета Опекунов он отправился в столицу своей Локальной Системы Иерусем. Этот столичный мир был ему почти не знаком, потому что он посещал его только трижды после окончательного своего выхода из циклов материальных воплощений в моронтийные миры. Это были моменты, сменяющие этапы его эволюционного пути уже в процессе работы в этих мирах.

* * * * *

“Административный центр Сатании представляет собой скопление пятидесяти семи архитектурных сфер - самого Иерусема, семи больших и сорока девяти малых спутников. Столица системы почти в сто раз больше планеты Урантия (Земля). Большие спутники Иерусема - это переходные миры, каждый из которых примерно в десять раз крупнее Урантии, в то время как семь малых спутников этих переходных сфер близки по размеру к Урантии...

Глава исполнительной власти локальной системы обитаемых миров является Властелином Системы. Он обладает широкими административными полномочиями...

Нынешний глава Сатании - это милосердный и блестящий правитель, властелин испытанный в восстаниях. Исполняя службу в качестве младшего Властелина Системы, Ланафорг (так его сейчас называют) проявил верность Христу в одном из первых мятежей во вселенной Небадон. Этот могущественный и блистательный Владыка Сатании является испытанным и проверенным управляющим. Во время второго восстания системы в Небадоне, когда Властелин Системы оступился и оказался во власти тьмы, Ланафорг, первый помощник заблудившегося главы, взял бразды правления в свои руки и сумел так повести дела системы, что сравнительно немного личностей было потеряно, как в столичных мирах, так и на обитаемых планетах этой несчастной системы...

Раз в неделю - в Иерусеме каждые десять дней - Властелин собирает конклав какой-нибудь одной из групп существ из числа различных категорий личностей, проживающих в столичном мире. Проведённое в Иерусеме время отличается чудесной непринуждённостью и навсегда остаётся в памяти. В Иерусеме царит дух высшего братства между всеми различными категориями существ, а так же между каждой из этих групп и Властелином Системы. Эти неповторимые сборы проходят на стеклянном море - огромном поле для общих собраний столицы системы - и представляют собой чисто духовные и культурные мероприятия, здесь никогда не обсуждаются ни вопросы планетарной администрации, ни даже планы восхождения. Восходящие смертные собираются здесь только для того, чтобы хорошо провести время и встретиться со своими иерусемскими товарищами”...

 

Откровение Святого Иоанна Богослова (гл.4)

2. “И тотчас я был в духе; и вот, престол

стоял на небе, и на престоле был

Сидящий;

3. И Сей Сидящий видом был подобен камню

яснису и сардису; и радуга вокруг

престола, видом подобная смарагду.

4. И вокруг престола двадцать четыре

престола; а на престолах видел я

сидевших двадцать четыре старца, которые

облачены были в белые одежды и имели на

головах своих золотые венцы.

5. И от престола исходили молнии и громы и гласы, и семь светильников огненных

горели перед престолом, которые суть

семь духов Божиих.

6. И перед престолом море стеклянное,

подобное кристаллу”...

“В Иерусеме, в центре семи обительских колец ангелов, находится резиденция Совещательного Совета Урантии - двадцати четырёх советников”.

Вот к этим Советникам и предстояло Баби обратиться со своей просьбой. Эксперимент (его нельзя было считать административным действием), проводился при активном участии “восходящих смертных”, как их именовали в моронтийных мирах, или смертных людей, уже высоко взошедших в своём духовном подъёме, и готовых к такой работе. Они уже в своих телесных рождениях во многом подготовили новую программу. Им её и выполнять!

Но Советники курировали Урантию-Землю, отвечали за неё и всё, что на ней и с ней происходит. Их решение было самым главным.

Ланафорг доверял этому собранию мудрецов и, наверняка, поддержит их решение.

* * * * *

 

Но туда, в Иерусем, была проложена особая дорога. Она не была открыта для всех. По ней проходили только те, кому это было необходимо и разрешено свыше.

Транспортировка в моронтийных мирах осуществляется транспортными серафимами, то есть это находится в ведении ангельских чинов.

“По всей Сатании они совершают челночные рейсы из Иерусема и выполняют другие функции межпланетных транспортировщиков... Транспортные серафимы обязательно сопровождают любую Сущность, перемещающуюся по моронтийным мирам...

Поскольку любой степени материальности Сущности всё равно имеют “тело”, транспортные серафимы способны производить такие изменения в материальных или полуматериальных существах, которые позволяют им пройти “серафимирование” и быть доставленными из одного мира в другой. На подготовку к такому переносу уходит не мало времени...

Есть нечто общее между процессом серафимирования и смертью или сном, за исключением того, что в покое переноса присутствует автоматический элемент времени. В течение серафического покоя вы пребываете в осознанно-бессознательном состоянии...

При серафическом переносе вы засыпаете на определённый срок и в должный момент просыпаетесь. Продолжительность путешествия во сне переноса несущественна. Вы не ощущаете течения времени. Как будто вы заснули в транспортном средстве в одном городе и, спокойно отдохнув ночью, проснулись в другой, далёкой столице. Вы путешествовали, пребывая во сне. Так, с помощью транспортного серафима, вы пересекаете пространство, находясь в состоянии покоя - сна...

После прибытия к месту назначения Сущность восстанавливает материальный облик под руководством Носителя Жизни. В течение всего периода восстановления сохраняется бессознательное состояние серафического переноса. После воссоздания физического организма Сущности являются точно такими же, каким они были до того, как прошли дематериализацию”...

* * * * *

 

Баби, как уже упоминалось, не в первый раз проходил серафимирование. Каждый раз его приводило в восторг это состояние полного отсутствия, хотя он его не ощущал и не осознавал. Это была тайна, которую, он знал, ему никогда не удастся раскрыть. Она была из другой реальности, в которую человеку пути нет, и никогда не будет. Именно это неучастие в том, что с тобой происходит, будоражило сознание Баби. Это говорило в нём его человеческое начало.

Материализация и вхождение в состояние сознания сразу же уводили в мир дел и планов, так что опять осознавать этот переход приходится позже, в свободное время.

А сейчас нужно было ещё раз продумать все вопросы перед встречей с членами Совещательного Совета.

Но сначала пришлось встретиться с чином более мелкого статуса. Встреча была чисто деловой - вопрос-ответ, вопрос-ответ. Всё фиксировалось “до мелочи”.

Баби понимал, что это, собственно, и было то, что решит судьбу его просьбы. “Высокомудрые” просто на него посмотрят и скоординируют свой ответ. Им и так всё ясно. Просто, ему нужен личный контакт, и он будет, вне зависимости от ответа.

В зал заседаний его провожала та же личность, которая задавала вопросы. Всё вокруг дышало благостью и благожелательностью. Его мысли настраивались на этот лад, но он понимал, что сейчас произойдёт очень важное в его Жизни событие.

* * * * *

 

Помещение, где происходили встречи Советников, находилось в большом дворце, возвышавшемся своим куполом над всеми ближайшими строениями. Это была огромная полусфера, сверкающая серебристо-золотой поверхностью и, как оказалось, прозрачная изнутри наружу. Помещение для встреч, вернее зал, находился где-то в глубине этого огромного дворца.

Они довольно долго шли от входа через различные, отличающиеся по свету друг от друга сектора, которые разделялись невидимыми глазу, но реальными стенами, за которыми терялось пространство. Когда проходили это “невидимое”, впереди открывалось новое помещение, а сзади видимости дальше этой “стены” уже не было.

Наконец, открылся огромный зал, где “потолком” казалось ярко синее небо. Всё его пространство излучало мягкий золотистый свет, а ограничивающих стен не было видно. Пол был как лазурная гладь моря и на его поверхности как светящиеся острова “плыли” двадцать четыре “трона”. Они располагались большой дугой. Их нельзя было назвать никаким другим словом, обозначающим предмет, на котором принято было помещаться властителям. Скорее это были голограммы, но такие голограммы, которые можно было потрогать, услышать и даже понюхать с таким же успехом, как и увидеть.

Это были троны в золотом сиянии и на двенадцати из них восседали светлые фигуры людей.

За ними, чуть в глубине, был гигантский полукруглый “пульт”. От этого пульта во все стороны расходились световые лучи, вспыхивавшие и сверкавшие радужным сиянием. Обычные красный и зелёный цвета не шли ни в какое сравнение с богатством и яркостью цветовых оттенков этих лучей; это была какая-то “электрическая” бирюза и “электрический” же рубин. Периодически снопы этих огней вырывались наружу, взрываясь праздничными фейерверками во всех направлениях. Но самым поразительным было то, что всё это казалось разумным, настолько продуманным, словно это была некая разновидность языка, хотя и совершенно немыслимого.

Баби остановился, в почтении склонив голову. Но сопровождающий как-то продвинул его ещё немного вперёд, и Баби понял без всяких пояснений, что знаки внимания и почтения здесь не приняты.

Лица Советников улыбались ему, и он услышал, пришедшие, как бы, из пространства слова приветствия.

Ему дали время оглядеться и придти в себя. Он смотрел на эти фигуры и узнавал их, хотя ни кого до этого никогда не видел. Их имена появлялись в его сознании вместе со взглядом.

Самого левого звали Онагар, дальше сидели - Мансанат, Онамоналонтон, Орландоф, Паршунта, Синглангтон. Следующая фигура выделялась своим более ярким сияющим и переливающимся ореолом вокруг седой шапки волос. Это был Макивента Мельхисидек. Пришло пояснение, что эта приближённая Вседержителю Сущность по специальному заданию является наместником Планетарного Князя Урантии, то есть самого Христа. По левую руку от него сидели - Фантад, Орванон, Енох, Илия и Иоан Креститель.

Видимо Сущность Баби выражала состояние крайнего восторга, и голос, прозвучавший снова, сказал: “Ты достоин этой чести! Мы согласны удовлетворить твою просьбу. Но работа у тебя будет не из лёгких! Тебе всё объяснят. Благословляем тебя от имени Единого Отца!”

Обратного пути, вроде, и не было. Баби пришёл в себя только “у себя дома”.

 

КЕТЛЬ - строитель, скульптор и художник

с планеты Дна звезды Вега созвездия Лиры.

Она уже давно ничего не строила, да и ваять не было желания. Были ещё старые не совсем законченные работы, которые надо было завершить, и это её тяготило. Вот краски были ей сейчас даже милее, чем в период самой творческой части жизни. Тогда любовь требовала бурного изъявления своей энергии, и она творила с самоотдачей, похожей на бурю. Она строила замки, строгала камень, лепила формы, иногда вносила такие буйные сочетания цветов, что все заговорили о её таланте. Теперь же остались одни краски. Они стали спокойнее и приглушённее. Они были, как сама природа; Кетль стала видеть их, эти красивые природные краски. Её поклонники тоже увидели вместе с ней красоту природы, и стали восторгаться её талантом тоже приглушённее, спокойнее.

Кетль давно уже была законодателем моды в области искусства. У неё был непререкаемый авторитет, хотя, она не пыталась давать советы и наставления другим. Молодые энергичные художники всегда творили ярко и выразительно. Это не менялось уже давно. Но ей выпала доля долго-долго быть первой среди равных, как она считала сама, и это была правда. У неё были не менее талантливые учителя и не менее талантливые ученики. Судьба её таланта сложилась так, что она стала, чуть ли не легендой. Какое-то время она сопротивлялась своей славе, потом привыкла и стала смотреть на неё философски спокойно. Позже она стала использовать свой авторитет на пользу искусству и его молодым талантливым представителям.

Им было не так уж легко, молодым талантам, проторить свою дорогу. Система кланового устройства общества в цивилизации Зийот была распространена не на всех, но на большинстве планет цивилизации. Кланы были в основном специализированны по хозяйственно производственному признаку. Цивилизация считала прогрессивным такой подход к общественному устройству. Передаваемая специализация из поколения в поколение была удобна. Она постепенно меняла свои формы с развитием науки и техническим прогрессом, но основа оставалась неизменной.

Талантливые художники или музыканты должны были показать себя в своём клане. Это давало им возможность в рамках своего клана получить возможность заниматься любимым искусством. Так было раньше. Теперь же уже было признано целесообразным иметь отдельные специализированные кланы “работников искусств”. Но, всё равно попасть в их число можно было только после признания в своём клане.

Давно уже люди поняли, что таланты нужно беречь и поддерживать. Таких кланов на каждой из планет цивилизации было несколько. Они стали собирать таланты ещё незрелые и учить их. Появились большие центры искусств.

Этому в немалой степени способствовала работа Кетль. И её авторитет, и влияние на общество как раз и создавались в рамках, тогда ещё узкого, клана. Она, помимо таланта художника, обладала ещё и талантом руководителя с сильной волей и целеустремлённостью.

Но любая задача подходит к своему завершению. Решений бывает не одно, но ответ один - жизненная задача завершается “переходом в другое качество самого её исполнителя”. Кетль была готова к завершению этого этапа. Томила неизвестность, как будет там дальше. Хотелось продолжить “творческие муки”. Это всегда как наркотик, сладостно мучает и не отпускает. В отличие от наркотика настоящее творчество не разрушает, а даёт силы. А если к творчеству присоединяется любовь, то силы утраиваются или удесятеряются. 

 

АЛОТ - специалист по биоэнергетике

с планеты Дельф системы Сириуса.

Алот знал, что Судьба привела его в мир сириусян учиться, не случайно. Это был его собственный выбор. Он не помнил своих предыдущих жизней, но знал, что они проходили на планете Ур. Там цивилизация великой страны атланта, которую давно курировали сириусяне, пришла в полный упадок и должна была исчезнуть с лица планеты. Но помимо этой страны на планете жили и развивались и другие, с различной степенью культуры и развития. К тому же уже появились и новые молодые человеческие сообщества, следующего витка эволюционного развития, которым нужно помочь не совершить ошибок предыдущего общества. Они не были предками нарождающегося народонаселения, но исчезнуть без следа их наследие не может, а следы могут повести опять в сторону порока. Надо, надо им сейчас помочь! Такие опытные люди как Алот и должны это сделать.

Ещё раньше за тысячи лет до этого момента мудрейшие люди страны атланта предупреждали о грозящей стране катастрофе. Он был совсем юн, когда была организована экспедиция на восток, на большой материк. Она должна была сделать всё возможное, чтобы предупредить тех, кто будет жить позже о естественных циклических катастрофах на планете. Их характер можно регулировать самим жителям планеты при помощи друзей из цивилизованного космоса. Об этом должны были рассказать оставленные тогда будущим людям сведения.

Тогда была не последняя его инкарнация на планете Ур. Он ещё там рождался и работал космологом. Его связь с представителями других цивилизаций возобновлялась каждое следующее рождение. Поэтому Алот имел сведения о процессах, происходящих на планете довольно подробно и в большом объёме.

Он решил, что будет учиться сначала у более опытных, а потом у тех, кто всем этим управляет. Закончив последнюю жизнь на этой чудесной и несчастной планете, он просил Высоких Иерархов дать ему возможность с пользой вернуться на неё в нужный момент её развития.

Судьба свела его уже в моронтийном мире с людьми, которые тоже хотели и готовились принять участие в эксперименте на планете Ур. Они были из разных цивилизаций, но что это значит для людей, которые ощущают своё космическое единство, которые поднялись в своём сознании до общемирового опыта, и живут по законам вселенской любви.

* * * * *

 

Работа на полигоне на планете Дельф была для Алота не только смыслом жизни, но и творческим процессом, дающим ему моменты прекрасного полёта в неизведанные сферы познания. Он пришёл в уже сложившийся научный коллектив молодым не опытным специалистом, ещё не понимая задачи и её горизонтов. Но его горение и желание познать новое позволили ему очень быстро войти в творческий процесс. Да и руководители его были людьми необычными, как и задачи, всеми ими решаемые.

Он не застал уже двух основоположников программы - Тимука и Пека, о которых все говорили с нескрываемым восторгом. Они ушли один за другим, считая свою задачу выполненной, хотя тема не была ещё закончена. Их молодые последователи сумели отстоять перед руководством необходимость продолжить работу. Они предложили некоторые новые подходы и направления в том, что считалось уже до конца разработанном. Алот попал как раз в такую новую разработку, и начал с первых шагов двигаться, хотя и на ощупь, но в плодотворном направлении. Его результаты через некоторое время были оценены и использованы коллегами.

Вообще, работа шла вперёд довольно успешно. Подгоняло его и то сознание, что в любой момент его могут “отозвать” в моронтийный мир для дальнейшего обучения. Он не знал, на какой срок явился сюда в мир Двойной Звезды. Знал только, что здесь он должен выполнить свою очень важную работу. Всё, или очень многое, зависело от достигнутых результатов здесь и ситуации, складывающейся “там”. Складывалась она из такого множества факторов, что только Высокие Сущности могли её отследить.

Но время это пришло, и у него не было ни сомнений, ни сожалений. Он отправился в этот “путь” с восторгом сбывшейся мечты.

 

ЦЕЛЛА и ЗУЛЬ – братья космобиологи с планеты Сифон

Звезды Сириус созвездия Большой Пёс

Целла и Зуль были братьями. У них был один отец и разные матери. Целла был старше брата, но это не мешало их дружбе. Они росли вместе. Мама Целлы умерла во время проведения космического эксперимента. Их отец – Горри был тогда руководителем большого проекта. Он знал и понимал опасности, которые подстерегали их экспедицию, но не мог отказать своей любимой талантливой сотруднице и жене в участии в ней. Она сделала так много для успеха этой работы. Он корил себя в её гибели, но понимал, что изменить уже ничего нельзя.

Лота тоже была участницей эксперимента. Они были подругами, и гибель Утаты была для неё тоже большим горем. Но она нашла в себе силы принять на себя часть боли, которая досталась Горри. А потом она стала его женой и родила Зуль. Теперь у них стало два сына, которые радовали родителей своей дружбой и успехами в учении и жизни. Братья договорились продолжить дело их “первой матери”. Так в семье называли Утату. Она продолжала жить для них; только, вот, отлучилась ненадолго. Эту игру начали и повели родители, и мальчики, сначала с детской верой, а потом уже сознательно, играли в неё.

Горри и Лота действительно поддерживали контакт с тонким миром и ушедшей туда Утатой. Когда Целла стал вполне возмужавшим юношей, он тоже стал периодически общаться с “первой матерью”, своей родной матерью. Это и привело братьев к своему решению. Отец поддержал сыновей, но предупредил, что им для этого придётся приложить немало стараний в учении. Позиция отца порадовала мальчиков и придала хороший импульс их инициативе.

Прошло время, и они заменили в деле отца и “младшую мать”. Их ровесники и коллеги далеко продвинули идеи, которые начинали разрабатывать ещё легендарные учёные Тимук и Пек. Пролетело время одной человеческой жизни, а задача решалась уже в широком космическом масштабе. Её решения успешно использовали уже на практике те, кто когда-то разрабатывал только лишь теорию. Но она всё же претерпела большие изменения в своей технологии. Если авторы идеи хотели добиться того, чтобы человек мог свободно “переселяться” из одного мира в другой, не теряя своего тела, то есть, оставаясь в системе своей биологической памяти, что создавало иллюзию непрерывной материальной жизни, то их последователи поняли невозможность этого. Трагедия, произошедшая с Утатой, заключалась в том, что она совершила переход только в половину пути. По понятиям физического человека она умерла. А по программе эксперимента она должна была “пройти” это состояние и приобрести физическое тело другого мира, другой информационной системы, не теряя своей биологической памяти, то есть, оставаясь, в сущности, прежним человеком.

Поколение учёных, к которому принадлежали Целла и Зуль, уже знало, что Духовные Иерархи не могут сразу регулировать все идеи, возникающие в человеческом разуме. Всё имеет свой путь развития и осознания. Нельзя было “запускать” одного человека, хоть и подготовленного теоретически очень хорошо, в незнакомую ему на практике информационную систему. Утата никогда раньше не жила и не работала в экспедиционных условиях на планете Ур. Их эксперимент нёс в своей основе ошибку, о которой никто из них не догадывался. Только печальный опыт неудачи мог дать такой материал. Тимук и Пек, находясь в это время уже в моронтийном мире, не могли вмешиваться в ход программы, хоть и знали об этих сложностях. Они встретили там Утату и начали с ней работу. Вскоре она оттуда начала координировать работу Горри через информационный канал, и это принесло свои плоды.

* * * * *

Ещё раз они родились сёстрами. Они любили друг друга и были очень дружны. Но замужества разбросали их по разным странам, даже континентам. Их духовная близость была прервана и это доставляло обеим немалые страдания.

Младшая сестра, которая была и в том прежнем рождении тоже женщиной и жрицей, проделала с большой группой переселенцев долгий и трудный путь на восток. Они дошли до побережья океана на другом конце планеты и остались там навсегда, дав начало многотысячелетней цивилизации. Хат, так звали эту сестру, стала сильным волевым человеком. Она несла на своих плечах задачу утешения ослабевших в трудностях многолетнего странствия. Она несла веру в космическую справедливость и внушала её другим.

Судьба старшей сестры, Рарии сложилась по-другому. Она не была счастлива в браке, не имела детей и часто болела. Она очень переживала разлуку с Хат, и умерла, не состарившись, с её именем на губах.

Её муж был государственным человеком немалого ранга. Он занимался в аппарате атланта вопросами контактов с учёными-жрецами, использующими знания, дающие возможность получать энергетические ресурсы из природной среды. В определённых узких слоях общества пользовались электричеством и гравитационными силами. Технологии были тайной жрецов-магов, но результатами их деятельности пользовался узкий круг приближённых атланта, некоторые “силовые структуры”, и сами владельцы знаний.

Большую часть времени Рария проводила одна в своём большом и красивом доме. Муж всё чаще и подолгу занимался своей работой то при начальнике, то в отдалённых уголках страны. В какой-то период Рария увлеклась рисованием и ваянием. Она ходила в художественную школу, но это ей быстро наскучило. Она плохо ладила с малознакомыми людьми и тосковала по любимой младшей сестре. В последние годы жизни ей удавалось погасить свою тоску только в храме. Там на каменной скамье она и ушла в мир иной.

Период был сложен для людей своими социальными и демографическими условиями. К тому же земля атланта претерпела серию тектонических подвижек. Землетрясения ломали материк в основном по северной и южной перифериям. Казалось, море отгрызало целые куски этой лакомой суши. Из обширных цветущих земель образовались группы островов с вулканами и обрывистыми высокими берегами. На севере страны под воду ушли обширные плодоносные земли, которые кормили большинство многомиллионного населения. Людям становилось тесно на неуютных землях, несмотря на то, что немало их погибло. Параллельно шёл ещё один непонятный, но замеченный процесс. Новое поколение приобретало новые качества, менялось даже внешне. Они были значительно меньше ростом, чем их родители, и светлее кожей. А на севере страны появилось тёмнокожее поколение, цвета красной бронзы. Это удивляло людей и пугало их.

Эти новые вытесняли стариков с насиженных земель и из жизни. Начался период активной миграции. Большие группы четырёх-пятиметровых людей с кожей цвета светлой бронзы стали переселяться на запад и восток, уходя с материка на пустовавшие равнины других материков. Восточный поток стал основным в это время и самым насыщенным. Родные земли покидали десятки и сотни тысяч людей.

Хат ушла в составе большой группы, насчитывающей более тридцати тысяч человек. Они садились на суда, которые сами строили для этого, и отплывали на восток к большому африканскому континенту, собираясь там постепенно, по мере готовности. Их родина располагалась в районе нынешних Канарских островов и южнее них. Мореходство было хорошо развитым и известным издавна ремеслом, так что этот первый этап миграции не казался им трудным. Брали с собой только самое необходимое.

Прошло два года, пока вся группа собралась на побережье Африки. Здесь был свободный и неприветливый гористый участок земли. Поэтому его и выбрали для сбора, чтобы не вступать в конфликты с местными чернокожими жителями. Те не были агрессивными, но пропускать переселенцев через свои цветущие земли на восток не соглашались. В глубь материка продвигаться можно было только большими силами. Негостеприимство аборигенов, которые указали одну возможную дорогу на север через горы, сделало сложным уже первый этап странствия. Узкие и крутые тропы вдоль побережья для непривычных к таким походам атлантов были мучительно трудны.

Последние из судов, пришедших с родины, привезли небольшие дары местным вождям. Это дало свои результаты. Самому важному вождю достался большой тщательно обработанный кристалл голубого кварца, который служил когда-то на оставленной родине выключателем энергетической установки. Он испускал своими гранями завораживающее вождя сияние. Теперь уже для переселенцев он был бесполезен и не нужен. Вождь же вставил его в свой головной убор между птичьими перьями и когтями какого-то хищника, и был горд этим убранством. Такого на этой земле не было ни у кого! За это атлантам достались вьючные животные, которых они не ведали и проводники на первые три дня перехода.

Перевалив через горный массив, переселенцы попали в райские кущи. Здесь был край озёр и пышной зелени. Путь лежал на северо-восток по населённым землям. Местные жители, как правило, не проявляли агрессии, но и приюта не предлагали. Приходилось проявлять осторожность и осмотрительность. Всё здесь было ново и неизведанно. Новый опыт давался нелегко.

Общее направление переселения было известно заранее. Земля для жителей страны атланта не была неизведанной планетой. Они имели достаточно точные её чертежи-изображения. Предполагали пройти по западному берегу большого моря, которое объединяло в один огромный водоём теперешние Чёрное и Каспийское моря и Восточное Средиземноморье. Этот путь проходил по нынешней Италии, не разделённой с Сицилией и Африкой. Далее он лежал у подножья молодых гор Альп, через Балканы, севернее всё того же моря, по теперешним степным районам, по периферии обитаемого мира Средней Азии, севернее молодых гор этого района, и заканчивался на такой же молодой равнине юго-восточной Азии, теперешнего Китая.

Они были не первыми на этом пути. Прошедшие ранее впереди них знали, что им последуют другие и оставляли “зарубки” для них. Путь был долгим. На нём возникали временные поселения. В них оставались и те, у кого не было сил и желания идти дальше, и те, кто брал на себя труд дождаться других и помочь им. Программа большой миграции была одобрена правителем страны ещё при жизни отцов этих людей, и тщательно проработана. Пробовали различные пути, но “пункт назначения” был продуман не случайно. Новые земли одновременно осваивались и заселялись растениями, животными и человеком. Влияние человека на этот процесс могло дать хорошие результаты. Создать комфортный мир было всегда в мечтах людей. В этот момент была такая реальная возможность.

Путь на запад по морю был гораздо быстрее, но опаснее. Море не было любимой стихией атлантов. Океан таил много опасностей и был непредсказуем в своём коварстве. А к востоку были обширные земли, где можно было найти места для отдыха и продолжительных остановок. Планировалось и создание поселений-городов на удобных транспортных направлениях. Так возникли города, которые стали центрами культуры, торговли и общения с ближайшими к ним соседними народами. Их много было на земле со своей самобытной и высокой культурой. Хотя атланты создали очень высокую культуру, она была достаточно обособлена от остальных народов. Для этого было много причин.

Переселенцы теряли по пути своих людей. Тяготы пути не все смогли перенести. Среди них было немало людей пожилых и даже старых, которым было предложено ещё на родине либо идти со своими родственниками, либо оставаться в “домах престарелых”. Они были уже не нужны своей родине; выбор был жёсток и невелик.

Атланты своих умерших кремировали. Обряд был отработан многими веками и, даже в пути, его исполняли очень тщательно. Но в огромных степных районах условий для этого почти не было. Долго думали вожди переселенцев, как быть с этим. И стали использовать то, что подсмотрели у местных степняков – насыпать над умершими курганы из камней и земли.

* * * * *

Группа, в которой шла Хат, добралась до “своего места” на берегу большой реки только через пятнадцать лет после первых шагов на этом пути. За это время они построили два посёлка-городка, схоронили не одну сотню своих близких и родили много новых граждан для новой родины. Эти дети знали о своей прекрасной прародине только по рассказам старших.

Хат родила троих сыновей. Старший из них был первым, родившимся в походе, ребёнком. Её мужественный пример был для многих женщин сигналом о том, что жизнь продолжается, хоть и в новых сложных условиях, и жить надо полной жизнью. Это подействовало бодрящим образом и на мужчин, особенно на тех, кто устал от скитаний и готов был сдаться. Праздник устроили общий большой и весёлый. Было это на берегу моря, и здесь построили городок, в котором прожили больше полугода. Они перестали теперь чувствовать себя изгнанниками. Они знали, куда и зачем идут.

ПРОЛОГ

На оглавление

Только подписка гарантирует Вам оперативное получение информации о новинках данного раздела


Желтые стр. СИРИНА - Новости - подписка через Subscribe.Ru

Назад

Copyright © КОМПАНИЯ ОТКРЫТЫХ СИСТЕМ. Все права сохраняются.
Последняя редакция: Сентябрь 28, 2009 18:27:29.