Ю.А. Кравчук. ТЕАТР ЖИЗНИ.

Картинка 6

* * * *

Целла и Зуль (оставим им эти имена, которые они имели, в тот момент, когда мы с ними знакомились) появились в Иерусеме одними из последних в группе добровольцев. Их появление здесь было запланирован давно, ещё в период их работы на Сириусе. По этому же плану было осуществлено их рождение на планете Ур в стране атланта. По этому же плану они проходили жизни на планетах звезды Проксима (альфа Центавра). Именно там, на Праце и Малом Сифоне, двух подопечных цивилизации Сириуса планетах, начинался и проводился в экспериментах тот грандиозный космический проект, к которому все здесь готовились.

Они пришли порознь, потому что работали последнюю свою трансформацию не в один период времени и не в одном регионе планеты Прац. Их опыт сейчас здесь в Иерусеме должен был быть бесценным даром всем, кто был задействован в этой программе.

Здесь их ждала долгожданная, но всё же необычная встреча со своими родителями, родителями в далёком прошлом. Конечно, не это уже забытое родство определило их встречу, а общая задача. Но она родилась и определилась ещё тогда их совместным жизненным выбором. Горри и его обе жены в сириусянском последнем рождении – Утата и Лота, пришли в первом потоке добровольцев. Их участие в программе само собой планировалось ещё в то время, когда они работали вместе в научном центре на Сириусе. В дальнейшем их работа проходила в разных местах, но всегда была связана с этой программой. Это следствие нашего серьёзного выбора, так мы делаем свою Судьбу. Генеральное направление Судьбы зависит от серьёзности понимания и планирования нашего будущего; серьёзный интерес реализуется во многих рождениях.

Зуль был первым человеком, кто прошёл опыт материальной трансформации на другую планету, в другое человечество. Это произошло на планете Прац. Но в том эксперименте было некоторое отличие от предстоящей сейчас задачи. Там он перемещался в пределах одной солнечной системы из информационной системы Малого Сифона в систему Праца. Он пришёл туда человеком той биологии и той цивилизации, появившись ниоткуда, пришёл и стал учёным. Цивилизация и общественное устройство человечества Праца давала такую возможность. В их жизни и верованиях давно уже присутствовали боги, почти такие же, как они сами, только “поумнее, более умелые”, которые жили где-то рядом, может быть за облаками на горе Мера. Они появлялись, когда их звали, или по собственному усмотрению, учили, наказывали и помогали. Это было всегда, сколько себя помнили жители Праца.

Но до этого Зуль прошёл опыт обычного рождения, воплощения на этой планете. Он вырос в семье ремесленника, и стал как отец и братья тоже ремесленником. У него была жена и трое детей. И он не знал и не помнил своих прошлых воплощений и, тем более, своей программы. Он был обычным жителем человеком планеты Прац. Этот опыт должен был дать ему некоторую информационную базу для предстоящего ему участия в эксперименте.

Такова была добровольная миссия сириусян. Но она давно уже передана была в ведение жителей Малого Сифона, который стал только номинально колонией Сириуса. Их связь становилась всё более слабой и редкой. Планета сама уже приняла цивилизацию и общность нового поколения сириусян, изменившихся даже внешне. Но всё же связь их оставалась непрерывной в основе, хотя и менялась по форме. Прогресс эволюционный и технический неизменно играл свою роль. Между Працем и Малым Сифоном сообщение было налажено техническими средствами. И всё же, а может быть именно поэтому, учёными было принято решение сделать эту пробную трансформацию именно здесь. Зуль в рамках этой программы родился и вырос на Малом Сифоне.

У жителей Праца боги с горы Мара повелевали стихиями и тремя солнцами их мира, их четырьмя лунами и звёздным небом. Им были подвластны воды и ураганы, грозы и ветры, и даже человеческие судьбы. Их было много, очень много; их никто не считал, да и можно ли сосчитать ветры или облака на небе. Были для жителей Праца боги Грозные и второстепенные. Были и такие, которые могли жить в среде людей и вести себя так же, как те. Были шутники среди этих богов, были и те, кто оставил людям своё потомство. Боги умели общаться с людьми на их языке – их пересвистывании и музыкальных звуках. Они знали все октавы языка людей, а люди звуки божественного общения не могли воспроизвести. Такие они были сложные эти звуки слова. А некоторые дети местных женщин от богов иногда могли говорить как боги. Это была интересная проблема – проблема передачи информации.

Вот этим и занимался наш учёный Зуль. Носимое им имя в сигнальной системе Праца не возможно воспроизвести нашими способами. Способ передачи информации, общения у человечества планеты является уникальным во всём нашем космосе. Это музыкальные звуки, посвист и другие вибрации в звуковом диапазоне, который намного шире нашего земного восприятия.

Зуль пришёл в большой научный центр, обсерваторию как коллега с другого полушария. Информационные связи в провинциях планеты были очень слабые. Четыре континента разделённые достаточно широкими океанскими просторами не имели других средств связи, кроме непосредственной доставки судами и низколетящими аппаратами, возможность использования которых сильно зависела от погоды. Поэтому каждый континент-государство жил самостоятельно, и не стремился к обмену, как информацией, так и товарами. Научные связи были более развиты и координировались богами-сириусянами.

При таких условиях появление “коллеги” не вызвало никаких вопросов. Он включился в работу группы учёных, принеся свои новые для них идеи. Они приняли его и его новинки спокойно и с удовольствием, и продолжили работу на благо обеих цивилизаций.

Вскоре ему удалось наладить контакт с некоторыми богами-сириусянами с горы Мара. Это было полезно, так как выявились интересные обстоятельства. Эти люди были его “ровесниками” по жизни на Малом Сифоне, но их положение и осознание своей роли и задач в развитии человечества Праца, плохо стыковалось с его миссией. Больше того, они, временами, плохо понимали язык друг друга, их родной сифонский язык. А уж на местном “музыкальном свисте” они “говорили” совсем по-разному. Было похоже на то, что это “сообщество богов”, пришедших с определённой задачей помощи человечеству планеты и контролю над ним, “строило свою историю” с внутренними проблемами и отношениями. Они жили “за счёт людей”, “питаясь” их энергией и энергией планеты. Их жизнь во многом переплелась с человеческой, и людские эмоции стали их эмоциями и во многом определяли их действия. Они стали вмешиваться в людские распри и споры, принимая чью-то сторону. Иногда в этих распрях начинали сказываться их внутренние отношения. Всё это противоречило задачам, возможностям и космическим правилам работы на подопечных планетах. Эти проблемы выходили за рамки его работы на планете, а передать об этом в центр на Сириус он мог только через этих же богов или при оказии с Малого Сифона. Далеко не сразу ему удалось это сделать, но он сумел к тому моменту определить, необходимую проблематику. Через несколько лет по календарю Праца у него однажды появился коллега-гость. Он принёс некоторые советы и разработки из центра на Малом Сифоне и сведения, что учёные метрополии получили его информацию и обеспокоены ей.

Коллега был участником программы и жителем Малого Сифона. Его трансформация прошла успешно, и он с рвением приступил к общей работе. Но через некоторое время, через десяток местных лет, его стали привлекать контакты с богами, бывшими земляками по Малому Сифону. Это начало влиять на их совместную работу. К счастью, она уже подходила к концу. Зуль “обычным” для сифонцев техническим способом на космолёте был доставлен на родину и ещё несколько лет трудился над серьёзным научным отчётом, суть которого заключалась в анализе влияния постановки задачи в работе с населением других цивилизаций. Видимо, сказывался всё-таки принцип – “с кем поведёшься”! Контакты всегда имели обоюдное влияние, и это надо было учитывать при подготовке программы и её исполнителей. Уже не раз сириусяне сталкивались с непредсказуемыми действиями своих посланцев, которые работали с местным человечеством некоторых планет. Их убеждённость в том, что более продвинутые люди всегда могут однозначно влиять на своих “подопечных”, ещё раз была поставлена под сомнение. Как ни высоки были личные качества и уровень духовности и сознания “посланцев”, “власть” над сознанием людей всегда оставалась тяжёлым испытанием их Эго. Приходила убеждённость, что долговременные программы надо готовить более тщательно, и менять некоторые методики по мере их выполнения. Ещё раз пришлось напомнить себе, что даже Духовные Наставники только запускают программу в виде идей, а потом наблюдают за их развитием, не вмешиваясь в людские дела.

* * * * *

Целла тоже, даже дважды, воплощался на планете Прац. Первый раз он был мужчиной, второй – женщиной. В тот момент, когда Зуль был трансформирован на планету, он “работал” богом на другом её континенте. В его ведении были стихии “ночного” неба и все четыре луны. Эта миссия была сложной и имела важное значение в мире, где не было постоянных по продолжительности суток, не было их естественного разделения на равные промежутки времени. Это являлось результатом наличия трёх светил, которые, двигаясь по своим путям, создавали целые сезоны то длинных, то коротких периодов с различной освещённостью. А четыре луны так отражали свет этих солнц, что сами были “яркими зеркалами” на небосводе планеты. По нашим представлениям на этой планете ночной темноты не бывает никогда, но жители Праца имеют иное, чем у нас, устройство глаз, и их световые ощущения отличаются от наших.

“Командовать” такой стихией было задачей не из лёгких. Но он с большим рвением и удовольствием занимался этим. А позже была его трансформация на эту планету. И опыт бывшего брата он использовал сполна. Перед этой трансформацией, которая была уже пятым опытом, они долго работали на Малом Сифоне группой, из трёх кандидатов на эксперимент и уже прошедших через него сириусян. Правда, тот их коллега, который пришёл помогать Зуль, второй из трансформированных специалистов, был выведен из программы. Его неожиданный и непростой опыт тоже был по возможности проанализирован и учтён кураторами программы.

Во втором рождении на планете Целла был жрицей. Небесный Огонь был её покровителем. И её паства истово поклонялась этому божеству.

В своей трансформации он стал жрецом “Храма Всех Стихий”. Так было задумано использовать его опыт предыдущих воплощений. Эту программу он сумел выполнить отлично. Всё было ему на помощь. И сами Стихии под руководством его приемника помогали ему, и он сумел внедрить в общество людей некоторые взгляды, которые помогали им ощутить своё единство с природой. На каждой планете, где развивается физическое человечество, приходит момент, когда оно начинает изменять существующую реальность в том направлении, которое кажется ему прогрессивным. Это, чаще всего, ведёт к возникновению противоречий в природной реалии. Если человечество вовремя осознает этот процесс и поймёт его суть, всё станет на свои места. Если человечество пропустит этот момент и процесс пойдёт развиваться по неуправляемому пути, результат может быть плачевным для людей. Более плачевным, чем для жителей планеты, он становится для кураторов её. Люди, пройдя через физическую смерть, проходят не всегда простой процесс кармических “чисток” в Тонком Мире, уходят в другие физические миры повторять эволюционный опыт, может быть в подобных прошлым условиях реальности, может быть – нет. Многое зависит от их собственного осознания и выбора. Всегда лучшим для них является выбор с некоторой долей “жертвенности”, когда они берутся не только “исправить свои ошибки, но и уберечь от них других”. Это приветствуется, это даёт хороший разгон для дальнейшего жизненного пути.

Для кураторов этот опыт тоже не бесполезен, но они несут свою ответственность за развитие им доверенного человечества, и свои “особые неприятности” им обеспеченны в таком варианте развития.

Целла попал на планету, как раз в такой момент выбора человечеством Праца, когда оно стояло на пороге открытия и использования новых энергий, но ещё не знало, стоит и можно ли это делать. А касалось это использования энергии Стихий. И тут Целла сумел помочь выработать правильное отношение к этому вопросу, потому что он знал, что является правильным выбором. Его авторитет в обществе был огромен, и это позволило ему повлиять на выбор человечества.

Энергетические проблемы на планете были очень серьёзными. Технический прогресс требовал решения всё новых и новых задач. Планета, благодаря такому количеству светил имела очень однородный и постоянный тепловой режим. Здесь не было различных природных сезонов. Климат, если можно применить это понятие к таким условиям, не характеризовался переменами погоды. Равномерность прогрева поверхности планеты была чревата отсутствием ветра, как фактора, который перемешивает и уравнивает условия прогрева. Некоторое подобие ветра наблюдалось только на берегу океанов. “Ласковый” бриз овевал берега. Осадки были регулярны, не очень интенсивны и шли в строго определённом количестве. Технически получать энергию учёные планеты уже научились, но если взять где-то, будет нарушен тот самый баланс, который был основным для развития планеты. К чему это могло привести, не мог предположить ни кто. Дебаты среди различных специалистов велись уже давно. Они собирали в больших храмах конгрессы и съезды жрецов и учёных, обращались к своим богам и покровителям, и ничего не могли решить.

Эксперименты всё равно проводились, и таким путём учёные хотели определить тот предел допустимого вмешательства в природную среду, который не принесёт отрицательных воздействий на неё. Но грань можно было переступить, не заметив изменений, которые всё же накапливались.

 

* * * *

Храм Всех Стихий стоял в середине открытого ровного плато, необозримо простирающегося вокруг него. Редкие образования невысокой и жёсткой растительности покрывали каменистую тёмную поверхность плато. Этот унылый пейзаж тянулся до горизонта во все стороны. И только в одном направлении далеко в дымке просматривались вершины горного хребта. Ближайшие человеческие поселения располагались на таком удалении, чтобы от стен храма не были видны. Но даже не очень ближние, но расположенные на плато посёлки, видели сияющую отраженным светом солнц и лун, вершину пирамидального святилища храма. Центральное строение храма представляло собой пирамиду, имеющую в основании семиугольник. Она была очень высокой эта пирамида-святилище, и её грани были окрашены в разные цвета. Только самая верхняя часть имела зеркальную поверхность из металлического покрытия. Это было очень удачным решением при незаходящих светилах планеты. Внутри святилища хранились исторические хроники и некоторые реликвии давних времён. Сам храм был построен так давно, что имена его строителей уже забылись, и только записи хроник их хранили. Помимо святилища храм имел ещё много помещений, служебных, ритуальных и жилых. В нём работали и жили до трёх сотен жрецов. Часть из них были учёными различных рангов и направлений, потому что вся наука планеты была сосредоточена в многочисленных храмах. И все храмы, посвящённые Стихиям, были похожи друг на друга по своей архитектуре и предназначению. Отличия определялись местом их постройки, но в большинстве своём это были широко открытые пространства. Храмы были видны на всех материках планеты издали; многие из них стояли на открытых побережьях и служили маяками для мореплавателей. По отражаемому цвету было известно направление, которое отсчитывалось от определённого положения центрального солнца системы, звезды Проксима.

В каждом поселении были другие небольшие храмы-школы. Они занимались духовными и образовательными проблемами общества. Люди планеты учились всю свою жизнь. Начиная с раннего детства, они учились науке постижения самого себя, своих возможностей и способностей. Учили сначала родители, которые науку воспитания получали в храмах-школах. Потом молодёжь сама начинала посещать эти школы. Но обязательного расписания и времени обучения не существовало, всё делалось по собственному разумению и желанию. Взрослая жизнь этих людей тоже подчинялась внутреннему пониманию необходимости и долга.

Казалось бы, что такие качества населения планеты должны создавать мирную счастливую жизнь. Но это было совсем не так. Подобные условия привели общество к торможению в развитии и плохой адоптации к изменению реалий. А они происходили в системе самой планеты.

Не такими уж редкими были активные периоды подвижек суши планеты. Они вызывали землетрясения с достаточно быстрыми процессами изменения ландшафтов. На протяжении жизни человека в равнинной местности мог появиться горный хребет, или провалившаяся поверхность стать морским дном. Причём, эти процессы могли быть активными какое-то время только на одном или двух из четырёх континентов; на остальных всё было спокойно. Потом ситуация могла смениться на обратную. Прогнозировать эти процессы никто не умел. Жрецы вопрошали богов стихий, но редко получали от них помощь или советы.

Сложный духовный мир планеты был подчинён Духам трёх солнц. Это было уникальным экспериментом в нашем космосе, это было нужно Тем, Кто создал этот мир. Видимо, пройдя такой эволюционный опыт, человек получал интереснейшую информацию о жизни физических созданий в подобных условиях.

Кроме человека на планете происходил очень интенсивный отбор и изменения животного и растительного мира. Частые изменения ландшафтной среды при почти не меняющейся энергетической системе заставляли научиться растительные и животные сообщества быстро приобретать новые качества, меняться почти без ошибок, иначе им грозило вымирание. На глазах человека появлялись новые качества хищников, от которых приходилось учиться защищаться и защищать домашних животных, которые, придя к человеку, почти всегда утрачивали способности быстрых мутаций.

Растения тоже меняли свои свойства. Приносившие вчера обильные плоды, могли завтра стать бесплодными или, хуже того, вредоносными для человека.

Человечество вынуждено было всегда быть внимательным к своей жизни в быстроменяющейся среде. Но у него было редкое, почти уникальное качество – оно не знало войн и насилия. Убийство или порабощение себе подобного не было здесь известно.

Целла в храмовой научной части сразу стал величиной заметной. Он занимался проблемами духовно-биологического синтетического преобразования. Те особенности условий планеты, которые вызывали интенсивные планетарные процессы, и задавали тон ускорению мутационного процесса, требовали осмысления и приспособления воспитания в человеке соответствующего отношения к этой реальности. Верования в местных природных богов, общение с ними и неизменные отношения из поколения в поколение тормозили ментальные процессы во всём планетарном масштабе. Причём, роль самих богов-сириусян с Малого Сифона становилась всё более тормозящей, но давно начатая “игра-влияние” не могла быть однажды просто закончена. А её правила не могли быть изменены по самой её сути. После доклада Зулль кураторы, в том числе и из Тонких Миров, стали думать об этом, но время изменений ещё не подошло. Да и методики и направление исправления ситуации ещё не появились. Целла очень активно проводил исследовательскую работу. Она требовала большого общения с населением, а это не было принять у храмовых учёных. А общение с богами, вообще, было маловероятно в этом вопросе. Они не желали помогать такой работе. Этот планетарный институт, который стал таковым за долгие времена своего существования активно эмоциональным, не желал изменений для себя. Боги становились “капризными” диктаторами. Они учили своим примером людей, которые всё больше становились посвящёнными в их “Высокогорные дела”.

Целла пришёл к выводу, что божественные пьедесталы пора начать раскачивать. Для этого в среде храмовых жрецов-идеологов, по его мнению, должны постоянно появляться его последователи, которые теперь имели возможность стабильно трансформироваться на планете из добровольцев. Такую программу следовало запустить на Малом Сифоне и на планетах Сириуса.

* * * * *

 

На оглавление

 

РУССКИЕ ХУДОЖНИКИ

 

Элитный сервис, эксклюзивная портативная техника в PORTA.Ru

Только подписка гарантирует Вам оперативное получение информации о новинках данного раздела


Желтые стр. СИРИНА - Новости - подписка через Subscribe.Ru

Назад

Copyright © КОМПАНИЯ ОТКРЫТЫХ СИСТЕМ. Все права сохраняются.
Последняя редакция: Ноябрь 13, 2003 20:45:33.