* * * * *

Ю.А. Кравчук. ТЕАТР ЖИЗНИ.

Картинка 3

В свободное время Атана любила одинокие прогулки по парку. Он был огромен, и разнообразие ландшафтов могло поразить воображение. Здесь были все виды растений и их сообществ, существовавших на разных планетах вселенной.

Недавно Атана открыла для себя, что её любимая хвойная аллея постепенно переходит в тропу и выводит на берег огромного озера. С правой стороны берег поднимался высоко вверх крутым скальным уступом, на середине которого была пещера. К ней Атана сумела подобраться только с третьей попытки, когда догадалась провести предварительную визуальную разведку снизу с берега озера. Первые два раза она предпринимала штурм в лоб. Оказалось, что, пройдя чуть дальше, можно было увидеть косую тропинку, начало которой скрывалось за большим серым камнем. В двух – трёх местах пришлось цепляться руками за небольшие, но крепко сидящие в каменных щелях, кустики.

Пещера оказалась неглубокой и светлой. Войти в неё можно было, чуть пригнув голову. А вид из неё на просторную гладь озера и лесистый берег, вдоль которого шла её любимая тропа, был чарующий.

Она приходила сюда раз за разом, как будто, пытаясь что-то вспомнить. Это что-то было из её прошлой жизни. Та экспедиция, которая проходила на планете Ур, решила её участие в нынешней программе. Тогда у неё тоже было любимое место уединения в скальной расселине над морем. Она приходила туда, когда надо было решить что-то очень важное и личное.

Вообще, ей необходимо было иногда побыть одной, почувствовать своё единение с природой, напитаться её первобытной энергией. Теперь, в этом мире, она не была уже космоэнергетиком по профессии, и ей не надо было подзаряжаться. Но какие-то силы привели её сюда или, уловив её внутреннее неясное самой желание, соорудили этот ландшафт, чтобы разбудить в ней нужные ей силы, дать принять какое-то нужное решение. Она терялась в догадках, но не торопила себя с мыслями. Знала – всё придёт в нужный момент. Она приходила сюда регулярно, хотя бы ненадолго. Это влечение тоже было для неё загадкой. Атана была общительна. У неё уже было много друзей, больше всего из орионцев, но и представители других цивилизаций с ней общались очень активно.

Постепенно различия в их жизненном опыте начинали играть всё меньшую роль. Они становились жителями Иерусема, подчиняясь его укладу, хотя всё ещё сохраняли прежние внешние черты, пришедшие с ними из последних материальных воплощений.

Через некоторое время их внешний облик должен был стать одного типа, вероятно, они дружно изберут для него обличие людей планеты Урантия, на которой им вскоре придётся жить и работать.

Однажды, мечтая в своей пещерке, она представила себя в образе красивой урантийской женщины. А рядом стоял Он, большой, сильный и красивый. Это её развеселило и удивило. Она ведь знала уже, что первые жизни на этой планете у них всех будут в мужских телах. Поэтому она напрягла всё своё воображение и представила себя мужчиной, тоже красивым и сильным, как ей это представилось

Она отправилась в обратный путь очень довольная собой и радостная. Предчувствие счастья наполняло её.

Там, где тропа расширяясь, переходила в аллею, она увидела одиноко стоявшую невысокую фигуру. Это был сириусянин Пек. По всему было видно, что он поджидает её. Они поприветствовали друг друга.

- Прости, Атана, что я решился нарушить твоё уединение. Я не хочу делать вид, что встретил тебя здесь случайно. -

Атана улыбнулась внутри себя. Но они оба хорошо знали, что в этом мире нельзя скрыть мысли от собеседника. Пек увидел эту улыбку и ответил тем же, смущённо.

- Я хорошо помню, что мы уже встречались в той жизни, когда мы меняли вашу терпевшую неполадки орионскую экспедицию. Ты произвела на меня незабываемое впечатление, которое я храню уже целую вечность. Это было так давно. -

Атана вспомнила сейчас так отчётливо те обстоятельства, которые привели к их первой и, казалось тогда, последней встрече. Это было на близкой от планеты Ур орбите. Их корабль мог не дотянуть до своей базы на Луне. При его старте-эвакуации, скальная платформа, на которой они базировались, раскололась и поползла, всё быстрее наклоняясь, в море. Не все механизмы взлёта ещё были приведены в рабочее состояние, и, если бы не удалось “подпрыгнуть” и зависнуть на короткое время, почти на стартовом уровне, они могли все погибнуть. Холодные серые волны проглотили сползшую гранитную глыбу на их глазах. Так же спокойно и безразлично они покрыли бы собой и их аппарат с ними вместе.

В это время сменщики-сириусяне были на другой стороне планеты. Они бы просто потеряли их, и всё!

Но встреча на орбите всё-таки состоялась. Сириусяне быстро оценили случившееся и несколько подавленное состояние коллег. Ей вспоминалось потом не однажды, как мягко и с юмором сумел их поддержать и приободрить старший сириусянской группы, невысокого, даже для этих небольших человечков, роста спокойный и рассудительный Пек.

Атана ещё во время первой общей встречи курсантов заметила этого человека, но не могла вспомнить тогда, чем он ей показался знаком. Сейчас ей стало стыдно за свою неблагодарную забывчивость.

А он уже бежал в мыслях вперёд, и они были удивительными, эти мысли. Это было давно выношенное и решённое предложение вечной дружбы. Здесь, в этом моронтийном мире, их всех объединяло и роднило чувство космической любви. Оно было здесь главным законом жизни. Но это было предложение родства душ навсегда, того, что должно было объединить их на бесконечные эоны времени, на вечность.

Слова здесь были бесполезны и не нужны.

- Я и мечтать не мог, снова встретить тебя. И, когда я увидел тебя на первой общей встрече, моя душа не могла поверить в своё счастье. -

Они медленно плыли по аллее, не касаясь почвы. В этом мире можно перемещаться любым способом. Но им удобнее было парить или лететь, чем идти рядом. Хотя разница во внешнем виде в любом мире условна, и их это не смущало. Но, всё же, она имела рост чуть больше двух метров и светло-шоколадный цвет тела, кудрявую темно-каштановую шевелюру волос и круглые тёмные глаза с розоватым белком, а в нём было 138 сантиметров, и цвет тела был белым с голубоватым оттенком, голова с прижатыми ушными раковинами казалась великоватой, а большие миндалевидные глаза были чуть раскосо оттянуты вверх и имели зеленовато-голубую роговицу.

“После естественной смерти все типы восходящих существ объединяются в обительских мирах в одну моронтийную семью”.

Атане не надо было давать ему ответ. Нет. Здесь была другая, нам незнакомая логика отношений. Здесь не играли роли эмоции, здесь работала информация.

Пек запустил в действие информационные сферы, в которых работают духовные специалисты тонкого мира. Это всё уже касалось их Судеб.

- Я много поработал со своей информацией, Атана. Она для тебя открыта. Без этого я бы не подошёл к тебе со своим предложением. Проверь себя и свою задачу. Это моя большая просьба. -

Она ответила согласием, но в душе ещё не было уверенности, что это ей нужно. Пек это уловил, но не стал ничего говорить.

Их жилища располагались близко друг от друга на одной стороне большой поляны, скорее сквера, дорожки которого были покрыты мягкой изумрудно зелёной кудрявой травкой, а огромные клумбы, скорее, орнаменты из разноцветных цветов, имели всевозможные геометрические очертания – круги, квадраты, треугольники, ромбы, эллипсы и прочее. С высоты это напоминало абстрактную картину, но в отличие от неё, здесь всё имело правильную законченную форму и определённость замысла информационную, смысловую. Можно было эту поляну считать и музыкальным салоном или просто оркестром.

Вначале, иногда, курсанты жильцы окружающих поляну жилищ-котеджей, выходили и располагались по одному или группами на привлекающих их клумбах. Незначительными волевыми усилиями они извлекали из этих клумб определённые музыкальные звуки или их сочетания. Каждая из клумб могла служить одним инструментом, причём любым, или небольшим ансамблем. Тут была огромная свобода для творчества. Первые несколько раз получалась такая какофония, что многие отказались от участия в этом деле. Тогда, один из наставников объяснил, что это и есть разноголосица их мысленных посылов и устремлений. Постепенно вошло в обычай перед занятиями выходить на поляну и настраиваться в унисон. Постепенно стало получаться более или менее стройное звучание. Вскоре выяснилось, что красиво и мелодично настраивается система, когда некоторые из участников стали проявлять себя как солисты, а потом появились и дирижёры. Через некоторое время на эти “спевки” стали приходить жители соседних микрорайонов. Из их числа проявился человек с талантом композитора. И тогда возник их гимн. Он с каждым разом звучал всё торжественнее и радостней.

Однажды, вначале общего занятия в зале появился Баби. С разрешения учителя он сделал призывный жест рукой, и в зале полилась такая знакомая им торжественная мелодия. Это было их исполнение, но в нём появилась гармония Духовных Сфер. Это было Их одобрением и похвалой.

* * * * *

Приближаясь к своим домам у поляны, Атана и Пек услышали чарующие музыкальные аккорды. Это было нечто вроде настройки и в тоже время приглашение на поляну всех желающих принять участие в созидании музыки.

Атана уже проявила себя как один из солистов. В то же время её активная душа лидера требовала создания своей мелодии, а на это у неё не хватало душевных сил. Сейчас она увлекла Пека в небольшую треугольную цветочную клумбу, и сразу включилась в игру мелодии.

Пек всегда был несколько стеснительным и замкнутым. В этом оркестре он, подчиняясь общему настрою, не пытался проявлять творческой самостоятельности. Но сейчас, разговор с Атаной, её близость вызвали в нём свою мелодию счастья. Он не мог её таить, и повёл её ввысь. Чуткая Атана всё услышала и стала ему помогать. В соседней пятиугольной клумбе находился давний друг Пека Тимук и ещё несколько сириусян. Они сразу же услышали и поняли своего соплеменника, и тоже стали ему “подпевать”. Подхватили мелодию и друзья Атаны орионцы, у которых она пользовалась большим авторитетом и любовью. В их, тесный уже, пятиугольник буквально втиснулась прекрасная Калия. Эта плеядианка тоже любила солировать, и даже соперничала с Атаной. Но в этом порыве чувств все были увлечены той энергией любви, которая рвалась из Пека. Атану она тоже подхватила и понесла, как на крыльях, ввысь. Она ещё успела ухватить за ускользающий хвостик мысль, что не придётся ничего решать, что всё уже решено, что это её ведёт Судьба.

А оркестр из тысячи душ уже творил гимн космической любви. Треугольник, где стояли Пек и Атана, начал поднимать ввысь пульсирующий свет. Он менял в такт мелодии свои краски, и в этих сполохах Пек и Атана стали вдруг совсем другими. Все уже видели отчётливо парящую в переливах света красивую пару взявшихся за руки людей. Стройная смуглая Атана с развевающимися каштановыми волосами, сияющими светло-карими глазами и высокий светлокожий с атлетической фигурой, светлыми русыми волосами и ярко голубыми глазами Пек.

С последними звуками мелодии над их головами появилось золотое с пурпурными волнами сияние – венец. Оно пылало несколько мгновений, и с окончанием гимна потухло. Это было их Божественным Благословением.

* * * * *

Всё произошло так быстро и неожиданно, что Пек с трудом верил в случившееся.

Его знания и жизненный опыт позволяли понять смысл произошедшего. Случилось то, что должно было случиться. Его желание и проявленный волевой импульс, выразившийся в решении и такое нелёгкое, казалось бы, простое, действие соответствовали той программе его эволюционного пути, которую никто не может знать в деталях. Наши опекуны из Тонкого мира знают основные вехи и направление нашего пути, и стараются их подсказывать нам. Но этот результат превзошёл все ожидания Пека. Ведь в ситуации была задействована и жизненная программа Атаны.

Где, на каком уровне задача была решена Кармическими Иерархами так? И как теперь будет формулироваться их общая задача? И ещё, как всё-таки к этому всему отнесётся Атана? Ведь это он был инициатором того, что произошло. Или он был исполнителем игры и воли их наставников и покровителей?

Вопросы эти один за другим возникали у Пека. Он знал, что большая их часть останется без ответа, но будет играть свою роль в их судьбах. И ещё он понимал, что на него теперь легла ответственность за их общую судьбу, которой не будет конца.

Пек ещё раз в длинной цепи воспоминаний вызвал в памяти события, приведшие к их первой встрече. Его экспедиция работала вблизи звезды Сол, где уже многие тысячи лет работали многие космические цивилизации. Развитие человечества на планете Ур ставило много вопросов и задач перед ними. Здесь давно Высшие Силы проводили широкомасштабный эксперимент, результаты которого помогали решать многие проблемы других цивилизаций. Поэтому-то более развитые цивилизации принимали активное участие в наблюдениях за планетой. Всякие вмешательства в жизнь планеты были строго запрещены. Всё, что проводилось на ней инопланетянами, делалось только с разрешения Иерархов.

Пек занимался своей работой, когда поступило сообщение о том, что одна из исследовательских групп испытывает трудности, и требуется их заменить. Группа принадлежала цивилизации Зугг. Это цивилизация системы Ориона.

Пеку поручили возглавить группу замены. Предполагалось, что они опустятся на планету вблизи аварийной группы и произведут их смену для продолжения программы исследований. Но орионцы уже были на орбите, и выдавали странную информацию. Когда удалось состыковать корабли, Пек был немало шокирован подавленностью и с трудом сдерживаемой паникой на корабле орионцев. Эти тёмнокожие гиганты были словно оглушены чем-то. Потребовалось немало усилий, чтобы добиться внятного контакта с ними. Первой из них пришла в себя Атана. Она была энергетиком, и в её системах были нарушения, которые привели к аварийной ситуации. А странный сдвиг пластов планеты был как раз тем шокирующим фактором, который и вызвал панику.

Записывающие бортовые устройства позволили просмотреть и оценить произошедшее и всю ситуацию.

Пек не раз вспоминал, что его чем-то тронуло имя Атана, когда он его услышал, и то, как держала себя эта женщина, как сумела справиться с собой. Он и раньше встречался с орионцами и знал о некоторых чертах их поведения и психологии. Он же был космоэтнологом и много чего знал о разных космических народах.

Просматривали видеоматериалы все вместе. Это было впечатляюще. Высокий каменный откос, на котором базировалась экспедиция, начал резкими толчками сползать в море. Потом он накренился, сначала на двадцать градусов, потом на сорок пять, и равномерно с ускорением пополз в море. Серо бирюзовая волна, как бы не торопясь, поднялась над его краем, и он уходил под неё, а она становилась всё выше, рассыпаясь по верху пенным валом и пеленой водяной пыли, поднимающейся до неба. С оглушительным грохотом плита осела оторвавшейся частью в воду, покрыв всё водяным занавесом. Казалось, что водяной смерч дотянется до зависшего корабля, и захватит его в свои объятья.

Понятна паника орионцев. Они не были готовы к срочному взлёту. У любой экспедиции предусмотрена программа экстренной эвакуации с планеты. Но за три года работы на базе не было случаев задействовать эту программу. Внимание притупилось, да и в этот момент шла работа по свёртыванию программы и подготовке материалов к передаче сменщикам. Атана готовила энергетические установки к перелёту на лунную базу. У неё не всё шло гладко. Некоторые неполадки в системах жизнеобеспечения и заставили экспедицию просить замены. И вдруг в лёгкое гудение работающих систем вмешался треск. Он шёл из вне станции. Потом она ощутила толчки, идущие снизу. Хорошо, что все пятеро членов экспедиции находились на своих местах. Командир сообразил перейти в режим зависания. У станции была возможность “подпрыгнуть” и зависнуть на высоте нескольких десятков метров над поверхностью. В этом подвешенном состоянии экипаж наблюдал разворачивающиеся на поверхности планеты события. Зрелище было завораживающее. Никто, кроме приборов, не смог сказать, как долго это продолжалось. Сигнал одной из систем о готовности к работе, как будто разбудил их. Начали налаживать связь с сириусянами – сменщиками, и задали параметры орбиты, на которой договорились встретиться.

Всё для них происходило как во сне. Корабль сириусян сам нашёл их и произвёл стыковку.

Пек восстановил эту картину по несвязным разговорам и репликам, пока обсуждали все возникшие из этого события проблемы.

Сириусяне выбрали новое место для базы после продолжительной разведки. Выяснилось, что это землетрясение было отголоском масштабного процесса в довольно удалённом районе планеты. Они видели, как извергали пламя жерла вулканов, как раскалённая лава с паром и шипением сползала в воду, как раскалывались острова и погружались в морскую пучину. Вместе с ними исчезали остатки высокой цивилизации и её носители люди, которые по разным причинам оставались на обречённой земле. Часть из них успела переселиться в другие земли, заранее зная о грозящей катастрофе.

Они работали здесь два года. Пек сделал очень интересные наблюдения, и результаты их вошли в теперешнюю программу. Вернее, его наблюдения дали основания для его участия в ней.

Атану Пек вспоминал все эти два урантийских года и потом до конца той физической жизни. С переходом в моронтийный мир этот объём информации не был нужен ему до тех пор, пока он не увидел её в Иерусеме.

“Тогда и возникли песни, и не было им числа!”

 

На оглавление

Только подписка гарантирует Вам оперативное получение информации о новинках данного раздела


Желтые стр. СИРИНА - Новости - подписка через Subscribe.Ru

Назад

Copyright © КОМПАНИЯ ОТКРЫТЫХ СИСТЕМ. Все права сохраняются.
Последняя редакция: Сентябрь 28, 2009 18:03:18.