УЧЕНИК ПЕРВОЗВАННОГО

Кравчук Ю.А.

Полав выкрал свою любимую прямо из сада её отца. Это было давно. Тогда ему было двадцать; он был способен на отчаянные поступки. С тех пор минуло два десятка лет. Полина родила ему трёх сыновей и четырёх дочерей, и сейчас опять готовилась родить, последнего по её словам, сына. Она была чудесной женой, умной, смелой. В жизни кочевников это было так необходимо. А ведь она была гречанкой, и выросла в совсем другой среде. Но ей ни разу не пришлось пожалеть о том, что она дала себя выкрасть этому высокому сильному светловолосому тавру. Они любили друг друга тогда, любят сейчас, и этому не будет конца никогда, даже когда они уйдут в иной мир. А они верили, что и туда они уйдут вместе.

Сегодня их беспокоила судьба старшего сына Кантаила. Он с ранних лет был не таким, как его ровесники. Как и все они, он уже в пять лет чувствовал себя уверенно в седле, но в то же время он хотел знать грамоту, чего не было в желаниях других детей. Правда, многие скифы теперь умели читать и писать. Помимо своей родной буквицы, входило в моду и обиход греческое письмо. Но это было принято в поселениях оседлых людей. Для кочевников этакие премудрости были ни к чему. Кантаил же упорно требовал от грамотной матери занятий с ним. И она дала ему все свои знания. Но сыну этого было мало.

Кантаил вырос крепким широкоплечим юношей. Голубые глаза его лучились ясным умом. Всё, что его окружало, было светло и прозрачно. Он видел мир другими, чем все остальные, глазами.

Однажды, когда ему ещё не было пятнадцати, с ним случилось странное. Он пошёл в табун отловить молодого жеребца, которого пора было приводить к седлу. Ловко брошенная петля захлестнула шею жеребца. Тот напрягся, но не рванулся, как это делают обычно кони. Рванул и понёсся жеребец позже, когда Кантаил, уверившись в его миролюбивости, ослабил натяг верёвки и начал к нему приближаться. Рывок сбил юношу с ног, и жеребец поволок его по траве. Верёвочная петля стянула удавкой руку юноши, а конь понёсся резвыми скачками по лугу. Кантаила било об бугристую почву, обдирало бока, но самое страшное было впереди. Он видел, что жеребец несётся в сторону каменистого кряжа. Там спасения не будет, там верная гибель!

Все мысли и чувства юноши слились в один комок и застряли где-то между горлом и сердцем. Там вспыхнул яркий свет и, вдруг, всё изменилось. Конь встал как вкопанный перед камнем. Боли уже не было, свет из груди выливался и превращался в сияние. Последнее, что запомнилось - была неясная, похоже, женская фигура из того же света и нежное прикосновение руки к его лицу. Дальше был провал.

Когда он очнулся, верёвки на его руке не было, а жеребец мирно пощипывал траву у его ног. Встать ему удалось легко, боли не было, ран - тоже, только одежда была вся изодранна.

Они мирно не спешным шагом пришли домой юноша и конь. С тех пор он ходил за юношей как собачка, красавец жеребец по кличке Свет, и любил пожевать губами ухо юноше, как будто что-то нашёптывал.

А Кантаил после того случая всё пытался вспомнить лицо той женщины. Его мучил вопрос, кто это мог быть. Кто, кроме богини, мог его спасти? Но их было много богинь, своих скифских и других, например, греческих; были известны ему и другие.

Он ни кому не рассказывал про тот случай, только мать, чиня одежду, спросила, что случилось. Но он и ей ничего не рассказал.

* * * * *

Однажды, когда они с отцом были в соседнем кочевье по делам, он услышал рассказ о том, что в их краях появился человек из далёких краёв, который рассказывает о странных и интересных событиях, произошедших в его стране. Он говорил о Сыне Божьем, который сошёл на землю, чтобы принести людям Весть о вечной жизни и Царстве Божьем.

Кантаил решил, что этого человека он должен увидеть и услышать, во что бы-то ни стало.

Ждать долго не пришлось, он сам к ним пришёл. Он был не молод, но прям и крепок. Седина посеребрила его бороду и волосы, но пристальные серые глаза смотрели молодо и прозорливо. Он говорил по-гречески, но с сильным акцентом. Его речь была не очень понятна. Сначала к ней надо было привыкнуть. Да, и говорил он о не понятном.

Через несколько дней их беседы вдвоём стали долгими и интересными для юноши. Андрей, так звали странника, собирался уходить дальше, и Кантаил решил рассказать ему о том случае. Андрей, внимательно выслушав его, сказал, что это была не женщина, а ангел. Ангел-хранитель есть у каждого человека, у которого душа стремиться к свету. И ещё он сказал, что Кантаилу надо получить у него крещение в истинную веру, веру, которую принёс Иисус Христос всем людям и завещал ему, Андрею, и другим своим ученикам нести людям всего света.

Кантаил сказал родителям, что он уходит с Андреем, и это их очень расстроило. Но решение своего сын не изменил бы уже ни при каких уговорах. Мать собрала ему самое необходимое в дорогу, и они отправились в долгий и неизведанный путь.

Они обошли многие поселения и кочевые стойбища, дошли до самых порогов. Там на небольшом острове они остановились на отдых, когда уже чувствовалось скорое наступление зимы. Кантаила это не пугало, он был привычен к морозам и снегу, но учителю это было внове и не очень просто. Здесь Кантаил принял от него крещение в водах реки, которую греки называли Борисфен (Днепр) и имя Поликарп.

После передышки они решили идти искать зимнее поселение родителей Кантаила-Поликарпа. В степи это сделать было очень просто, информация здесь разносится как по ветру. Каждый встреченный человек расскажет, как найти того, кого ты ищешь, или кто знает, где его искать. Иначе в этих просторах не выжить.

Родители встретили сына с радостью. Мать, чуткая и умная женщина, сразу увидела, как он изменился и повзрослел. В родном стойбище началась его самостоятельная работа проповедника. Андрей дал ему полную свободу действий. Поликарпу верили эти дети бескрайней природы. Он был свой, хотя и несколько особенный.

Они часто бывали у соседей, близких и дальних. Андрею пришлось освоиться в седле. Это было непривычно для него. Раньше он ездил только на спине маленького осла, да и то не очень часто. Здесь же были резвые степные кони, а он был хоть и крепок, но не молод.

Весной они собрались в дальний путь на запад. Там к югу от огромной многоводной реки Истр (Дунай) были римские владения, и жили в них гордые балканские племена и народы. Им надо было нести новую веру. Так видел свою задачу ученик Иисуса Андрей.

События повернулись так, что сначала их путь привёл в Крым. Поликарп познакомился там со своими родственниками, ещё живым дедом и дядьями. Потом было путешествие по морю. Вода привела их в небольшой городок в устье этой многоводной реки.

Три года ходил Поликарп с учителем по Балканам. Добрались они до Греции. Видели большие города и много разных народов. Но случилось несчастье. Андрея стали преследовать власти. Его схватили и заточили в подземелье. Незадолго перед этим он взял у Поликарпа обещание, что тот понесёт Свет веры северным народам, куда самому Андрею уже не дойти.

* * * * *

Ещё раз он появился в родных местах. Голова матери поседела, и отец уже не так лихо садился в седло. Братья и сёстры подросли. Он прожил с ними ещё одну зиму и ушёл навсегда. С ним пошли двое его учеников, один был из родного поселения, второй - из соседнего. Они двинулись на север в незнакомые лесные края.

Многие приключения ждали их впереди, многие народы и поселения, бесчисленные реки и озёра. Двигаться приходилось в основном по рекам. Летом это было даже приятно и легко. Делали плот, и он служил им и домом и средством передвижения. Зимой тоже двигались по ледяным дорогам, где это было возможно. Научились ходить на лыжах, которые им показали и помогли сделать охотники лесовики.

Принимали люди их по-разному. Чаще всего с миром, но бывало, что и гнали. Появились новые ученики. Они разошлись, каждый со своей маленькой группой в три-четыре человека. У Поликарпа возникла мысль дойти до северного моря, о котором говорили люди.

Он пришёл в каменистый озёрный край, в котором и летом было не очень тепло, а солнце светило днём и ночью. Зато зимой всё время здесь было темно. Он вышел к берегу большого моря, но вода в нём была пресной. Это значило, что море ещё дальше. Здесь населения почти не было. Люди жили небольшими племенами, между которыми были расстояния в несколько дневных переходов и не знали друг о друге ничего. Это не так, как в степях его родины. Они верили в своих лесных и озёрных духов и рассказывали о давних временах, когда в этих краях жил большой народ и была другая культура.

В последнюю свою зиму он долго болел, но весной пошёл на поправку. С одним своим учеником он снова вышел на берег большого озера и решил поставить здесь маленькую молельню из древесных стволов, как строили местные жители. Работа шла медленно и тяжело.

К концу лета его ученик покинул его, сказав, что без людей жить нельзя. Это был последний человек, которого он видел в своей земной жизни. Теперь он общался только с Богом.

04.12.1999г.

Назад

Copyright © КОМПАНИЯ ОТКРЫТЫХ СИСТЕМ. Все права сохраняются.
Последняя редакция: Сентябрь 28, 2009 17:51:35.