З Е Р К А Л О

“И не все дети Авраама, которые от семени его;

…То есть, не плотские дети суть дети Божии;

но дети обетования признаются за семя.

… Ибо, когда они ещё не родились и не сделали ничего

доброго или худого …”

 

Рим. 9:7а, 8, 11а

 

 

Кто не слышал, что разбить зеркало, это плохая примета? Кто не знает, что зеркало надо завесить, если в доме покойник? Кто не читал детские сказки про “Зазеркалье”, про англичанку Алису, про пионерку Олю и Яло из “Королевства кривых зеркал”?

Кто-то, конечно, знает, что один из способов введения человека в состояние гипноза основан на манипуляциях с маленьким зеркальцем.

Зеркало всегда было не просто предметом быта, но и элементом мистики.

В далёком семьдесят шестом году уже прошедшего века группа студентов и аспирантов одного из ленинградских институтов отправилась на так называемую летнюю практику в Чехословакию. В советские времена существовала система поездок “по обмену”. Они к нам, мы к ним в эквивалентном количестве и на эквивалентную сумму расходов.

Студенты какое-то время зарабатывали деньги на своё пребывание за границей на заводе по производству шин. Потом их водили по музеям города Праги и возили на автобусе в другие города, даже в знаменитые Карловы Вары.

Страна поражала своим средневековым колоритом, архитектурой и историей.

И вот однажды их привезли в старинный замок пана Вовка. Про этого пана фильм есть, про него и про “белую пани”, которая “привидением” до сих пор по этому замку бродит (правда, к этой истории ни пан Вовк, ни его пани отношения не имели).

Замок славился разными легендами, которые без умолку, на хорошем русском языке, излагала экскурсовод. Это была молодая женщина и, несмотря на то, что была “не наша”, судя по всему, была такой же атеисткой и, возможно, чешской комсомолкой, как и, её слушатели из “страны советов”. (Тогда было не принято говорить из России).

Было очевидно, что она сама в большинство этих “страшилок” не верит и относится к ним с юмором. Её настроение передавалось всем экскурсантам.

Обстановка в замке, как и следовало, была старинная и зеркала тоже старинные, венецианские. По тем временам роскошь необычайная, и доставлять их по горам, из Италии было очень непросто. Поэтому было много зеркал небольшого размера.

Ирина, молодая преподавательница из Ленинграда, впервые оказавшаяся в чужой стране, да ещё со своими студентами, постоянно беспокоилась о том, как она выглядит со стороны. Тем более, что перед отъездом, кроме собеседования по политическим вопросам, вся группа прошла суровый инструктаж на предмет поведения и одежды. Во время специальной лекции им разъяснили, что за границей не принято даже причёску поправлять в общественных местах.

Улучив момент, когда вся группа, столпилась вокруг экскурсовода, Ирина прошла в другой зал и, заметив на высоком секретере маленькое зеркало, заглянула в него. А надо сказать, что сделать это было совсем не просто. Зеркало стояло так высоко, что ей пришлось подняться на цыпочки. Но, даже подтянувшись изо всех сил, она не увидела в зеркале ни своего лица, ни своей причёски, только старое потемневшее стекло.

“Пани! Пани, что Вы натворили!” – услышала она шёпот смотрительницы, такой же седой старушки, как и в наших отечественных музеях. Бабулька поспешила к Ирине, сутулясь и шаркая тапочками по паркетному полу. Она стала с серьёзным выражением лица что-то объяснять на своём языке. Язык, хоть и братский славянский, но разобрать ничего было невозможно. Смотрительница подозвала женщину-экскурсовода, и та со смехом сообщила всей группе: “Ну вот, ещё одна попалась!”

Оказалось, что с зеркалом была связана очередная легенда. Если женщина посмотрит в это зеркало, то через одиннадцать месяцев она родит двойню. Причём не через семь или восемь, или даже девять, а именно через одиннадцать и именно двойню.

Экскурсовод, естественно, обратила всё в шутку: “ Как будто-то бы нет в наше время (да и не в наше) способов предохранить себя от этого”.

Смотрительница, покачала головой и погрозила Ирине пальцем, мол не верь экскурсоводше, я то здесь давно сижу и лучше знаю, что к чему.

Экскурсия, однако, продолжалась, задерживаться из-за этой ерунды и выслушивать озабоченную старушонку дальше никто не стал. Скоро все, включая и Ирину, забыли про этот инцидент.

Ирина была замужем уже семь лет. У неё была дочь, и заводить второго ребёнка она пока не собиралась, так как сосредоточилась на своей карьере. В сказки она не верила, вернее советское воспитание не позволяло верить. И всё же, по возвращении домой, на всякий случай, стала принимать противозачаточные таблетки и соблюдать дополнительные меры предосторожности.

Таблетки назывались ни то инфекундин, ни то биссекурин, и принимать их надо было ежедневно. Ира не пропустила ни одного дня. Когда “месячные не пришли”, она решила, что это нарушение “цикла” из-за таблеток. “Не пришли” и следующие. Вот тогда то она забеспокоилась не на шутку и побежала в женскую консультацию. Каково же было её удивление, когда врач назвала срок беременности. Ирина про себя сосчитала дни с того момента, когда произошла эта дурацкая история с зеркалом, и получилось, что рожать через одиннадцать месяцев от того дня. Вот тут ей стало не по себе.

Ира, разумеется, побоялась поделиться своими страхами с врачихой из консультации, старой курящей каргой. Побоялась рассказать об этом и мужу коммунисту. Она понимала, что её просто примут за сумасшедшую. Ни мать, ни свекровь тоже не верили ни в Бога, ни в чёрта. Так она и осталась один на один со своими страхами.

В консультации Ирине посоветовали избавиться от этой беременности, так как она принимала гормональные таблетки. Дней до операции оставалось в обрез, срок был на пределе. Она ходила на работу, потом бегала по врачам, сдавала анализы и очень нервничала, боялась не успеть. Кроме того, аборт в те времена, считался чем-то постыдным и даже в справке на работу, как правило, указывали другой диагноз, и это тоже усугубляло её состояние.

В довершение всех неприятностей, заболела дочь. Ира всю ночь носила её на руках. Девочке было уже четыре года. Ире пришлось поехать с ней в больницу, так как у ребёнка заподозрили аппендицит. К счастью этот диагноз не подтвердился, и они уже к ночи вернулись домой на такси.

И стресс, и то, что Ирина поднимала на руки довольно тяжёлого ребёнка, не могли не сказаться на здоровье в её положении. Под утро она проснулась от ощущения сырости и сначала не могла понять, почему она лежит в воде. Она включила настольную лампу, которая стояла рядом на тумбочке и увидела, что лежит в луже крови. Она закричала. Проснулся муж и стал звонить в “скорую”. Там предупредили, чтобы она не двигалась и не вставала.

“Скорая” приехала очень быстро. Ирину положили на носилки и отвезли в областную больницу у Финляндского вокзала. Там положили носилки на пол в тёмном обшарпанном коридоре, и несмотря на предварительный диагноз “лихорадочный выкидыш” с большой потерей крови, к ней “целую вечность”, как ей показалось, никто не подходил. Она боялась пошевелиться, боялась умереть от потери крови, но и позвать кого-нибудь тоже боялась. В те времена это было не удивительно. Если ты никого не знаешь в этой больнице, и тебя никто не знает, да ещё гинекология, да без анализов, а могут и заподозрить, что ты после подпольного аборта. И заподозрили.

“Что Вы делали? Вы как-то пытались избавиться от беременности, - заявила Ирине врач-акушер, когда та, наконец , попала на операционный стол, - плод разрушен, сплошное месиво, - прокомментировала она ассистентам и продолжила, - анестезия невозможна, будем делать по живому, что бы не допустить перфорацию, будем смотреть по реакции.”

Ира не помнит, сколько человек её держали: кто за голову, кто за руки, кто за ноги. Она смутно помнит, о чём они говорили между собой. Это было, как в “гестапо”. Нечеловеческая боль, настоящая пытка, когда режут по живому мясу. Кричать она не могла, в горле периодически возникали спазмы, казалось, что ещё чуть-чуть и сердце остановится.

И тогда Ирина заговорила. Заикаясь от боли, и потому, что её всю трясло, как в лихорадке, лёжа под “ножом” на операционном столе, она стала рассказывать медицинским работникам про эту свою историю с зеркалом и про одиннадцать месяцев. Но не успела она договорить, как главная “эсэсовка” продемонстрировала что-то брошенное в таз ассистентам и объявила: “Надо же двойняшки! А Вы перестаньте молоть чушь, взрослая женщина, с высшим образованием, лучше признайтесь, что с собой сделали”. Признаваться было не в чем, а в зеркало никто не верил. Ирина отключилась.

Очнулась она уже лёжа в палате от странного ощущения в голове. Голова звенела и была готова взорваться. Она открыла глаза и, в этот миг отовсюду посыпались осколки зеркал, потом засверкала электросварка. Ирина всё-таки смогла дотянуться до звонка и снова отключилась. Сквозь полузабытьё она слышала, как вокруг неё хлопотали, мерили давление, ставили капельницы, делали уколы. Про себя она подумала, что сёстры молодые и добрые, не такие как врачи.

Ирина поправилась. После больницы она ещё долго восстанавливалась, окончательно она пришла в себя только к следующему лету. Детей у неё больше никогда не было.

Прошло много лет. Наступили другие времена. Ирина стала общаться с разными людьми. Среди них были парапсихологи и врачи-гинекологи другого поколения. Были и священники. Со временем она нашла не одно объяснение своей “зеркальной” истории. И материальная и ментальная и даже химическая природа этого медицинского случая были раскрыты, стоило только расстаться с советскими предрассудками.

По церковной версии, разумеется, через зеркало действовал дьявол. И дети, которые должны были родиться, были бы духовно от дьявола, хотя материально от земного отца. Они могли быть уродами и даже “сиамскими близнецами”, могли стать преступниками. Однако, у Ирины оказался сильный Ангел хранитель, который ходатайствовал за неё и Господь не допустил дальнейшего развития этой беременности и разрушил плод (она ведь, была крещена в детстве бабушками, как и многие другие, несмотря на советские времена и родителей коммунистов).

По медицинской версии, после того, как Ирина посмотрела в зеркало, и старушка в замке объяснила ей, какие будут последствия, да ещё и пальцем погрозила, имело место сильное внушение или “кодирование”. Произошла соответствующая перестройка в мозгу и в химическом составе крови, поэтому даже гормональные препараты не смогли предотвратить беременность. А то, что оказалась двойня, могло быть и совпадением.

Ирина не верит в такие совпадения. А Вы?

 

 

Ю.В. Николаева

Санкт-Петербург, 2002 г

 

Только подписка гарантирует Вам оперативное получение информации о новинках данного раздела


Желтые стр. СИРИНА - Новости - подписка через Subscribe.Ru

Назад

Copyright © КОМПАНИЯ ОТКРЫТЫХ СИСТЕМ. Все права сохраняются.
Последняя редакция: Сентябрь 28, 2009 17:40:10.