02.03.2011 г.

  На главную раздела "Инструментальная транскоммуникация"


Анабела Кардозо, Марио Феста, Дэвид Фонтана, Паоло Преси

Реальность голосов
инструментальной транскоммуникации
научно доказана в ходе экспериментов
с Марселло Бэкки
5 декабря 2004 года в Гроссето, Италия 
 
 
В данном отчете приведены детали экспериментов, проведенных 5 декабря 2004 года с Марселло Бэкки в его лаборатории в Гроссето, Италия, в присутствии группы опытных исследователей из Италии, Португалии и Великобритании. Марселло Бэкки- один из ведущих исследователей феномена транскоммуникации, области, которой он занимается на протяжении более тридцати лет. Целью данного сообщения не является обзор впечатляющих свидетельств в области транскоммуникации, собранных Юргенсоном, Раудивом и другими, начиная с середины XX века, поскольку подробные материалы об этом можно найти в других источниках( см. напр., [1], [2], [3]). Упомянем лишь, что предмет исследований касается паранормальных сообщений, принятых, зачастую в строго контролируемых условиях, посредством электронной аппаратуры, такой как магнитофоны, радиоприемники, компьютеры, факсы и телефоны.

Многие из тех, кто работает в данной области, пришли к убеждению не только в реальности транскоммуникации, но и в том, что источником сообщений, кажется, являются умершие, что дает весомое подтверждение гипотезе выживания после физической смерти.

Марселло Бэкки, последовательно преуспевший в получении данных контактов в своих собственных экспериментах, будучи принципиально настроенным на помощь пережившим утрату родителям, также сотрудничает с учеными с целью доказательства достоверности получаемых результатов (напр., из " Il Laboratorio" в Болоне, Италия - единственной лаборатории, всецело предназначенной для тестирования и анализа явно паранормальных феноменов). Он также является опытным специалистом в радиотехнике, не принимает денег и не имеет желания притягивать публичное внимание.

В данных экспериментах по транскоммуникации Марселло Бэкки использует метод получения "прямых радиоголосов" (DRV), т.е. метод, направленный на установление прямого диалога через громкоговорители радио. Данные голоса зачастую ссылаются на присутствующих по их именам, отвечают на заданные вопросы, и в некоторых случаях предоставляют адекватные и содержательные сведения. Для проведения экспериментов он предпочитает использовать обыкновенное ламповое радио, настроенное на "белый шум" в коротковолновом диапазоне. Эксперимент, описанный в данном отчете, подводит итог нескольким предыдущим исследованиям, относящимся к принятым им радиоголосам.

Два более ранних эксперимента, проведенных в строго контролируемых условиях, имеют непосредственное отношение к данному. В первом из них, проведенном в присутствии д-ра Карло Трайны, рядом с тем радио, что использовал Бэкки, было установлено второе, подсоединено к тому же самому источнику питания, снабжено независимой антенной и настроено на ту же самую частоту в диапазоне коротких волн. В то время как через первое радио, используемое Бэкки, приходили паранормальные голосовые сообщения, второе радио принимало обыкновенный "белый шум", [4].

Результаты данного эксперимента полностью исключают возможность обмана и фабрикации голосов. В ходе второго, также "прорывного" эксперимента, профессор в области радиофизики из Неапольского университета Марио Сальваторе Феста удалил две лампы ECC85 (FM диапазон) и ECH81 (лампа преобразователя для диапазонов средних и коротких волн) из радио Бэкки во время приема паранормальных голосов, и установил, что даже без этих ламп (в отсутствии которых на коротких волнах не может быть принята ни одна радиопередача), голоса остались не затронутыми. В данном эксперименте профессор Феста также замерил напряженности электрического и магнитного полей вблизи радио при выключенном состоянии, приеме обыкновенной передачи и во время проявления феномена голосов. Было обнаружено, что эти поля не показали никаких вариаций измеряемых величин, а также что значения, измеренные после удаления ламп и продолжения деятельности голосов практически идентичны значениям при выключенном радио, [5]. Те факты, что голоса продолжали проявляться даже при удалении ламп, а также отсутствие вариаций электрических и магнитных полей во время приема, еще раз подтверждают, что данные голоса не могут быть объяснены за счет их фабрикации при помощи радиотрансляций.

Данный эксперимент имел место в лаборатории Марселло Бэкки в Гроссето, Италия, при освещении 25-ватной синей лампы, прикрепленной к стене, расположенной справа вверху от радио и позволявшей экспериментаторам каждую секунду тщательно наблюдать за всеми перемещениями Бэкки и друг друга. До и после эксперимента лаборатория и радио были доступны для тщательной проверки всеми участниками, имена которых приведены ниже. После начала экспериментальной сессии Марселло Бэкки занял место напротив своего радио (модель "Normende" конца 1950-х) вместе с профессором Дэвидом Фонтаной слева от него (профессор психологии, бывший президент Общества Психических Исследований, в настоящее время возглавляет Комиссию по исследованию посмертного выживания). Непосредственно за ним, расположившись так, чтобы все происходящее было хорошо видно - д-р Анабела Кардозо (создатель и главный редактор "Журнала транскоммуникации", директор Научно-исследовательского центра исследований транскоммуникации). Профессор Феста, принимавший участие в нескольких предыдущих исследованиях, сел слева от д-ра Кардозо, м-р Робин Фой (лидер группы по исследованию Скоулзского феномена в Великобритании, эксперт в области психических феноменов) - справа от Бэкки. Четыре перечисленных исследователя тесно взаимодействовали с Марселло Бэкки до этого.

Авиационный инженер Паоло Преси (ведущий специалист "Il Laboratorio", долгое время исследовавший феномен Бэкки) занял место слева от Бэкки, между ними, рядом с профессором Фонтаной, м-с Лаура Пагнотта, дочь Сильваны Пагнота, сотрудничавшей с Марселло Бэкки на протяжении более чем двадцати лет. Радиотехник Франко Санти, участвовавший вместе с профессором Феста в более ранних исследованиях, мог свободно перемещаться по комнате во время эксперимента, м-р Анжело Ториелло, и м-р Сандро Зампиери, оба наблюдавшие работы Бэкки в течение многих лет, расположились также вблизи: М-р Ториелло- справа от д-ра Кардозо, а м-р Зампиери- за профессором Феста.

Адвокат Америго Феста, другой исследователь, близко работавший с Бэкки в течение многих лет, вместе со своей женой м-с Розеллой Форте сели около Сандро Зампиери (Сандро Зампиери отвечает за перевод материалов группы на английский язык) с его женой Марией, м-с Кармелиной и м-ром Женнаро Дарой, м-ром Франко Григотти, близким другом Марселло Бэкки, м-с Анжелой и м-ром Люсиано Манзони, отвечавшем за магнитофонные записи и изготовление копий. В комнате также были несколько матерей, потерявшие своих детей, и другие экспериментаторы, время от времени посещавшие сеансы Бэкки (в общей сложности - 37 человек).

Радио располагалось на скамье у стены, прямо напротив экспериментаторов, в таком положении, что его обратной стороны невозможно было достичь иным способом кроме как наклонившись над скамьей. У радио отсутствовала задняя панель, и между ним и стеной было оставлено достаточно свободного пространства, чтобы радиотехник Франко Санти мог заглянуть вовнутрь. Проверка перед экспериментом показала, что в скамье или стене не было никаких отверстий, через которые мог бы существовать доступ к радио.

За Бэкки и исследователями, на расстоянии приблизительно полутора метров, располагался ряд стульев, на которых сидели некоторые постоянные посетители сеансов Бэкки. Ни один человек из этой группы не принимал никакого участия в эксперименте и за все это время ни разу не приблизился к радио.

Приготовления закончились в 19.10, и все присутствовавшие участники заняли свои места. Для записи сеанса были включены цифровые и аналоговые аудиомагнитофоны. Бэкки включил радио и установил его в диапазон коротких волн. Затем, по своей обычной привычке, он начал медленно двигать указатель шкалы, перемещая его от 7 до 9 мегагерц. Как и ожидалось, послышались звуки радиопередач, смешанные с "белым шумом". Бэкки объяснил, что он "искал белый шум хорошего качества". Эта процедура заняла 15-20 минут, пока он не объявил: "я могу чувствовать их - они придут".

В этот момент он остановил указатель, и слышимый "белый шум" превратился в вихревой звук, напоминающий шум волн или ветра. Вскоре этот звук сошел на нет (хотя он часто вновь возвращался вместе с голосами, как будто они использовали этот звук в качестве "несущей") и из радио послышались голоса. Первые слова были на итальянском, затем - на испанском. Бэкки информировал обладателей голосов, что присутствующие могут говорить на английском, испанском или португальском языках. Затем невидимые собеседники обратились к Дэвиду Фонтане и Робину Фою на английском, и Анабеле Кардозо на испанском.

На последовавшем затем сеансе, продолжавшемся приблизительно около часа, проявились пять или шесть разных голосов (один из них - похожий на женский, последний - мужской), говорившие на английском, испанском и итальянском. Некоторые из них по своим характеристикам напоминали обычные голоса, другие обладали звучанием, характерным для многих голосов, получаемых в транскоммуникации, которое отличалось от нормальной человеческой речи. Голоса также употребляли странные семантические конструкции, характерные для многих ИТК-контактов (например, обращаясь к д-ру Кардозо, голоса сослались на ее визит к Марселло Бэкки следующими словами: ("Анабела здесь, ты идешь к учебному боссу"), а также колеблющийся речевой ритм. Иногда несущая голоса звуковая волна становилась искаженной, но, несмотря на это, приблизительно семьдесят процентов сказанного ясно различалось присутствующими, пятеро из которых хорошо знают английский и итальянский, и одна - д-р Анабела Кардозо, португальский - дипломат, живущая большую часть времени в Испании, кроме своего родного португальского, знает все перечисленные языки.

Голоса обращались к присутствующим по именам, и называли профессора Фонтану по имени и фамилии ("Дэвид Фонтана"), возможно, чтобы отличить его от Дэвида Пагнотты, также присутствовавшего на сеансе. К Бэкки часто обращались либо "Марселло" либо "Бэкки". Все имена произносились четко, ясно и были легко узнаваемы. Иногда голоса отвечали на вопросы, заданные участниками, на языке, отличном от того, на котором прозвучал вопрос, а иногда меняли язык в ходе ответов. Не на все вопросы были получены ответы, на некоторые из них - только после паузы.

Наиболее значимый эпизод во время сеанса, придающий эксперименту важность не только в истории ИТК, но и психических исследований вообще, имел место в конце сеанса.

Как упоминалось ранее, тот факт, что изъятие профессором Феста и радиотехником Санти двух ламп из радио не повлияло на прием аномальных голосов, является решающим доказательством того, что эти голоса не могли быть рождены подлогом при помощи радиотрансляций. Однако критики предположили, что даже без этих двух ламп радио все же могло принимать звук в других диапазонах. Поэтому с согласия Марселло Бэкки было решено в ходе приема голосов в этом эксперименте удалить все пять ламп.

Приблизительно через час после начала голосов, когда они все еще продолжались, радиотехник Франко Санти наклонился через скамью и удалил четыре из пяти ламп, а после некоторой паузы (возникшей из-за трудности обращения с нагретыми лампами) - последнюю лампу. Все пять ламп - ECC85, ECH81 (две лампы, удаленные в эксперименте 2002 года), EF89 (усилитель промежуточных частот), EABC80 (детекторная лампа средневолнового и УКВ-диапазона и усилитель низких частот), а также EL84 (конечный усилитель мощности) Франко Санти положил на скамью, и они были ясно видны.

Несмотря на отсутствие ламп, голоса продолжали вещать с той же громкостью и ясностью как и до этого. Когда голоса сделали паузу, Марселло Бэкки, безо всякого предупреждения, очевидно, повинуясь возникшему импульсу, выключил радио. Свет индикатора на панели погас.

После одиннадцати секунд тишины (промежутки времени были зафиксированы при помощи записи на магнитофон) наблюдатели услышали модулированный свист (похожий на звук "хлыста") и акустический сигнал, подобный воздушному вихрю, который обычно предшествовал приему голосов. Голос невидимого собеседника, смешанный со свистом, возобновился на двадцать первой секунде после выключения радио и продолжался в течение двадцати трех секунд с тем же самым качеством, как и до этого, возможно, немного медленнее, но так же ясно. Когда речь закончилась, звуки свиста продолжались еще шесть секунд, в то время как звук вихря в конце речи стал слабее, и, наконец, исчез после двенадцати секунд.

Тем не менее, контакт не казался закончившимся, поскольку в еще через пятьдесят три секунды вихрь появился опять вместе с очень слабым мужским голосом, который возник как будто бы в ответ на возглас Марио Феста: "Siete grandi!" ("Вы великолепны!").

В общей сложности феномен продолжался в течение двух минут и двадцати секунд после выключения радио. Все это время радиотехник Франко Санти освещал радио при помощи карманного фонарика, луч которого ясно просматривался через стеклянную панель. Эта часть эксперимента не была предусмотрена, и явилась сюрпризом для исследователей. В ходе всех трех этапов эксперимента (радио включено вместе с лампами, радио включено, но лампы вынуты, радио выключено и лампы вынуты) голоса приходили напрямую через громкоговорители, и немного утратив качество при выключенном радио, сохраняли практически ту же самую громкость и ясность.

В самом конце радио было на короткий период времени включено вновь, однако никаких дальнейших голосов не последовало, и эксперимент был завершен.

После этого Франко Санти развернул радио под прямым углом так, чтобы его содержимое было при полном комнатном освещении ясно видно всем присутствующим. Д-р Кардозо и профессор Фонтана сфотографировали внутренности радио вместе с отдельно лежащими пятью лампами.

Адвокат Америго Феста, также задокументировавший происходившие события при помощи видео камеры, составил детальный отчет об обстоятельствах до и после изъятия ламп, а также после выключения радио. Все это было подтверждено подписями присутствовавших.


По мнению авторов отчета и других ученых, присутствовавших в качестве наблюдателей, данный эксперимент имеет исключительную важность в истории психических исследований, поскольку сохранение голосов при отсутствии ламп и даже после выключения радио окончательно опровергает любую возможность обмана или приема случайных радиотрансляций.

Эксперимент проводился в присутствии и при участии ученых, имевших многолетний опыт как в области изучения ИТК, так и других психических исследований. Это не оставляет места для обвинений в некорректном проведении наблюдений или других формах экспериментальных ошибок. Результаты этого эксперимента, при рассмотрении их вместе с теми, что были проведены профессором Феста и Франко Санти в 2002 году, дают твердое доказательств подлинности голосов, получаемых Бэкки.

 

Краткая хронология событий, имевших место после выключения радио, согласно магнитным записям

t = 00 сек. Бэкки выключает радио. Тишина.

t =11 сек. Возникает модулированный свист (подобный звуку "хлыста) вместе с уже традиционным звуком "воздушного вихря".

t = 21 сек. Среди свистящих звуков начинает слышаться голос.

t = 44 сек. Голос заканчивается, но свистящие звуки и воздушный вихрь все еще слышны.

t=50 сек. Свист заканчивается.

t=56 сек. Вихрь заканчивается.

t =109 сек. Начинается новый "вихрь".

t = 127 сек. Слышится слабый мужской голос, который, возможно, является ответом на реплику Марио Феста "Siete grandi!"( "Вы великолепны!").

t= 140 сек. Воздушный вихрь прекращается и контакт заканчивается.

Наступает тишина.

 

Литература

1. Bacci, M. (1985). Il Mistero Delle Voci Dall'Aldila. Roma: Edizioni Mediterranee.

2. Brune, F. (1993). Les Morts Nous Parlent. Paris: Philipp Lebaud.

3. Brune, F. and Chauvin, R. (1999). A L'Ecoute de L'Au-Dela. Paris: Philippe Lebaud.

6. Trajna, C. (1985). Introduction in Bacci's Il Mistero Delle Voci Dall'Aldila. Roma: Edizioni Mediterranee.


 

Источник: http://www.rait.airclima.ru/articles/special_report.html

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить