29.12.2010 г.

  На главную раздела "Оздоровление"


На главную раздела "Оздоровление"

 
Эдуард ЧЕН

 

 

6. А МЫ-ТО НА ЧТО?


            Человек учит ходить робота методом «жёсткого руководства», а потом этот робот «таким же Макаром» учит ходить человека с двигательными проблемами. Неужели никак не обойтись без этого кибернетического посредника? Может, стоит попробовать жёстко соединить ребёнка и инструктора в единый тандем? Ведь можно привести массу примеров, когда два разных человека образуют как бы единое целое, как сиамские близнецы.

            Вообще-то так называют детей, сросшихся телами в материнской утробе. Этот термин связан с парой китайских близнецов, родившихся в 1811 году в Таиланде (тогда он назывался Сиамом). Сейчас в некоторых случаях таких ребят разделяют хирургическим путём. Если же это сделать невозможно, то им приходится жить так. Знать, судьба такая... 

            Но в наше время этот термин имеет ещё и нарицательное значение: так говорят о любых нерасторжимых парах. Вот, например, Александр Хайдт и Сабина Кламет (земля Баден-Вюртемберг) перед свадьбой решили выяснить, насколько прекрасен их союз. Они приковали себя друг к другу наручниками и так прожили бок о бок десять суток, давая себе поблажку лишь в форс-мажорных обстоятельствах [23].  

            Иногда «сиамскими близнецами» могут стать два человека с ограниченными возможностями, ведущие такой образ жизни, при котором недостатки одного компенсируются достоинствами другого. Такая ситуация показана в фильме «Великан» (режиссер П.Челсом), в котором подросток Макс (физически очень сильный, но с умственными проблемами) посадил себе на плечи мальчика-инвалида Кевина, который не мог самостоятельно ходить. Причем Кевин очень точно сформулировал для своего друга суть такого тандема: «Относись к этому, как к партнёрству. Тебе нужен мозг, а мне нужны ноги».

          Такого же рода ситуация показана в фильме «Зеркало для героя» (режиссер В.Хотиненко). Там аргументация такой взаимопомощи коротка и конкретна: «Ты – слепой, я – хромой. А вместе мы – полноценный организм».

            Да, конечно, это художественные фильмы. Но так ли уж фантастичны эти сюжеты? 

            В качестве реального жизненного примера можно вспомнить о когда-то знаменитых на весь мир укротителях велосипедов, проработавших в цирке 62 года. Безногий Чарльз Трип и безрукий Элли Боуэн сконструировали для себя велосипед, на котором демонстрировали различные трюки, во время исполнения которых один из них рулил, а другой крутил педали [24].

            Но бывает, что два человека соединяются, как сиамские близнецы, именно для обучения, чтобы опыт одного контролировал действия другого. Именно для таких целей американец Билл Бут создал парашют–тандем, в котором инструктор пристёгивает новичка перед собой и совершает прыжок в связке с ним. Это служит гарантией того, что новоявленный «специалист», перегруженный впечатлениями полёта, не забудет раскрыть парашют. 

            Ну а почему бы не попробовать использовать нечто подобное и при обучении детей с двигательными проблемами? Руки с помощью перчатки скрепляли. Ноги лыжами соединяли. Тело одного человека к корпусу другого пристёгивали. Так может сделать всё это сразу? Только вместо лыж лучше использовать ботинки. Ведь если соединить взрослую и детскую обувь общей подошвой, перемещаться будет гораздо удобнее. 

            Тогда инструктор смог бы не только стоять и ходить, но и поворачиваться, подниматься по лестнице (словом, делать всё то, что делала машина, о которой рассказывал профессор Уорвик), а обучаемый человечек волей-неволей вынужден был бы всё это повторять. Таким образом, у ребёнка появлялась возможность почувствовать себя в «шкуре» здорового человека. А это важно.

            В своей монографии «Болезнь неведения» физиолог П.В. Симонов, обращаясь к больному человеку, пишет: «Больше всего на свете дорожите мгновениями перевоплощения в здорового человека. Вам важно испытать мимолётное ощущение полного здоровья. Потом ваш мозг сам, независимо от вас, будет искать пути к однажды пережитому состоянию свободы от симптомов заболевания» [6,стр.95]. В тандеме мы бы как раз и смогли продемонстрировать ребёнку, что собой представляет состояние полной двигательной свободы, а он бы смог почувствовать каждой клеточкой своего тела, что и как надо делать. 

            Вроде теоретически логично, технически возможно. Изготовляй нужные «причиндалы» и учи ребёнка на радость себе и ему. Но, как говорится, гладко было на бумаге, да забыли про овраги. Опять самое слабое звено в цепи рассуждений – пресловутый человеческий фактор. Разница в параметрах тела при таком соединении не всегда позволит выполнять всё то, о чём мы говорили выше.

            Если инструктор невысокого роста, то такое соединение при легких формах ДЦП более-менее приемлемо. Но если в роли обучающего выступает человек ростом выше среднего, а обучать приходится ребёнка, который вообще не контролирует свои движения, то это влечёт за собой различного рода сложности. Ведь сохранять устойчивость в таком тандеме при жёстком соединении рук и ног трудновато, потому что маленький Шалтай-Болтай, раскачиваясь во время ходьбы в разные стороны, будет постоянно выводить инструктора из состояния равновесия. А жёстко соединить два тела, как в парашюте-тандеме, не представляется возможным из-за разницы в росте. Значит, опять надо страховаться либо брусьями, либо какой-то подвесной конструкцией (тем же «Тренажёром Гросса»). 

            Можно, конечно, соединить только ноги. Тогда освободившимися руками инструктор сможет поддерживать ребёнка, не давая ему просесть под тяжестью своего тела и удерживая его от раскачивания из стороны в сторону. В таком виде сохранять равновесие уже более-менее удобно, даже перемещаться с места на место можно. 

            Но и это не самый удобный вариант. Во-первых, руки методиста из-за постоянного напряжения очень быстро устают. Во-вторых, детские ручки мы теперь не контролируем, а ведь они играют очень важную роль при ходьбе. И, в-третьих, в случае потери равновесия ребёнок и методист могут упасть в разных направлениях, а при жёстко соединённых ногах и до вывиха недалеко. Значит, передвигаться в таком положении можно только на ограниченной территории (в спортзале, например). Да и чем-нибудь подстраховаться от возможных падений на всякий случай опять-таки не помешало бы.  

            Итак, приходится с прискорбием констатировать: хотя сама по себе идея тандема довольно логична, её практическое воплощение пока оставляет желать много лучшего.

            Самую главную задачу, ради которой затевался весь сыр-бор, мы не решили: возможности свободно перемещаться на неограниченном пространстве как не было, так и нет. Процесс обучения в тандеме может проходить только в помещении. А занятия, проводимые в четырёх стенах по формуле «три шага направо, три шага налево, шаг вперед и два назад», для малолетнего ребёнка малоинтересны и эмоционально утомительны. 

            К тому же трудности с сохранением равновесия не позволят проводить в такой связке длительное время. Часик-другой в спортзале позаниматься можно, но целый день в таком виде не проходишь. А ведь для того, чтобы новые двигательные навыки вошли ребёнку в плоть и кровь, с ним необходимо ходить, ходить и ещё раз ходить, сохраняя при этом контроль над его конечностями ежесекундно, ежеминутно, ежечасно в течение всего дня. 

            Нет, конечно, кое-чего мы всё-таки добились. Для занятий с ребёнком в брусьях или на бегущей дорожке теперь достаточно одного методиста, при этом качество управления детскими ногами повысилось. Но это может лишь слегка подсластить горечь неудачи. Хотелось-то большего... 

            И ведь, что самое досадное, непонятна причина такого «облома». Осталось неясным: решить проблему времени и пространства невозможно вообще ни при каких условиях или в наши рассуждения где-то закралась ошибка.

            Ссылки на то, что инструктор физически слабоват для тандемного обучения, не выдерживают критики. Ведь взрослый человек может абсолютно свободно передвигаться, взяв ребёнка на руки или посадив себе на плечи, и почему-то оказывается в этом смысле несостоятельным, когда его жёстко соединяют с ребёнком, стоящим перед ним. 

            Значит, сила тут ни при чём. Или дело всё-таки именно в ней?

            А что, если взглянуть на эту дилемму с высоты учения Кано Дзигоро, мастера боевых искусств, отца современного дзюдо? Может быть, его теория выведет нас на путь истинный?

 

В начало                              Продолжение

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить